Традиции ханты и манси

Ханты

– малочисленный народ северных регионов. Общая численность около 31 тысячи человек. Основная масса проживает в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком округах, примерно 90 процентов от всего населения. Оставшаяся часть расселена на территории Тюменской, Новосибирской и Томской областях.


История хантов

Сведения о происхождении хантийского народа ученые черпают из археологических находок, изучения фольклорных традиций и лингвистических особенностей национальных говоров. Большинство версий о формировании хантов сводятся к гипотезе о смешении двух культур: угорских племен с уральским неолитом. Найденные остатки бытовых предметов(глиняная посуда, каменные орудия, украшения) указывают, что первоначально ханты проживали на склонах Уральских гор. В пещерах Пермского края археологи обнаружили древние капища. Язык хантов относится к финно-угорской ветви, а, следовательно, народ имел родственные отношения с другими северными племенами. Близость культуры хантов и манси подтверждает сходства в национальных говорах, предметах и укладе жизни, в народном творчестве. Более четырех веков назад предки хантов переселялись вдоль реки Обь в северном направлении. В тундре кочевники занимались животноводством, охотой, собирательством и сельским хозяйством (в южной стороне) Не обошлось и без конфликтов с соседскими племенами ненцов, татар. Чтобы противостоять нападкам чужих племен, ханты объединялись в крупные союзы. Таким образованием руководил княэп, вождь, главный в племени.

После падения Сибирского ханства северные территории отошли Московскому государству. Здесь возводят по приказу государя северные остроги. Временные укрепления в Сибири в дальнейшем превратились в города. На чужие земли было отправлено много русских жителей, что привело к увеличению населения в целом. Пришлые русичи описывали неизвестные племена, как страшные, варварские группы дикарей. Местные традиции и обряды сопровождались кровью, ритуальными песнопениями и шаманскими заклинаниями, что наводило страх на русских переселенцев. Экспансия русским населением вызвала смятение у коренных жителей. В бескрайней тундре возводили они крепости и образовывали волости. Однако, для управления землями и населением выбирался знатный представитель из хантов. Коренное население, в том числе ханты, составляли лишь часть от общего количества жителей. На сегодняшний день ханты (примерно 28 тысч человек) проживают в Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском округах.

Природа – высшая ценность культуры хантов

Суровые условия тундры диктовали непростой уклад жизни: чтобы прокормиться и выжить, нужно было много трудиться. Мужчины отправлялись на охоту в надежде добыть пушного зверя. Пойманные дикие животные годились не только в пищу, их ценных место можно было продать или обменять у торговцев. Река Обь снабжала хантов щедрым уловом пресноводной рыбы. Чтобы сохранить рыбу для еды ее солили, вялили, подсушивали. Оленеводство – традиционное занятие коренных северных жителей. Неприхотливое животное прокармливало огромную семью. Оленьи шкуры активно использовались в быту и в сооружении чумов. На оленьей упряжке можно было перевозить грузы. Неприхотливые в еды, ханты ели в основном мясо (олень, лось,медведь), причем даже в сыром виде. Из мяса могли сварить горячую похлебку. Растительной пищи было мало. В сезон грибов и ягод скудный рацион северян расширялся.

Философия единого духа с природой прослеживается в почитании родной земли. Никогда ханты не охотились на молодого зверя или беременную самку. Сети для рыбы были расчитаны только на крупных особей, а молодняк, по мнению местных рыболовов, должен был еще подрасти. Пойманный улов или охотничьи трофеи расходовались экономно. В пищу шли все внутренности и субпродукты, поэтому отход был минимален. К дарам лесов и рек ханты относились с особым почтением, приписывали природе магическую силу. Чтобы задобрить лесных духов, ханты устраивали обряд пожертвования. Нередко свой первый улов или тушку пойманного зверя ханты отдавали мифическому божеству. Возле деревянного идола под звуки магических песен оставляли пойманную добычу.

Традиции. Праздники и ритуалы

Интересен весенний праздник, связанный с прилетом серой вороны. Появление этой птицы означало начало рыболовного сезона. Если ворону замечали на макушке дерева, то это был знак «большой воды». Прилет вороны знаменует приход весны, начало нового сезона, а значит, и жизни для коренных жителей. Чтобы задобрить птиц, для них ставят стол с лакомствами. Птицы очень радуются таким щедротам хантов!
Не меньших почестей удостаивается хозяин тайги – грозный медведь. После охоты на медведя, ханты, словно просят прощения у убитого животного. Едят медвежатину поздним вечером или ночью, будто провожая душу животного в темное небо. .

Нравы и обычаи в повседневной культуре хантов и манси

У хантов и манси бытуют (и бытовали в прошлом) ненормативные любовные отношения между мужчиной и женщиной. Нет строгого табу на добрачные половые связи, соответственно, родители особо не следили по данному поводу за своими девицами. Внебрачный ребенок не препятствует замужеству, а бесплодие считается действительно трагедией. Обские угры говорят: «тю ар велинг нэ мырем энымтытнэ ас пачамнэ» — «плодитесь и растите как большое стадо оленей». Если жена не могла забеременеть, разрешалось двоеженство. Жена за неверность к мужу, как считали ханты и манси, наказывалась тяжелыми родами. Неверную женщину называют «посар-ими» и «орки пизымот» (буквально: «слишком много играет»). Существует свадебная примета: если невеста при объезде дома жениха упадет с нарт, то станет изменницей, если удержится в нарте, то будет верной женой. На летних свадьбах раскачивали невесту в лодке. Крикливость и даже смех оценивается как склонность к отрицательным качествам жены.

Традиционная свадьба с полным набором национальных обрядностей возможна только на стойбище; в городских условиях такой свадебный обряд тоже соблюдают, но в довольно сокращенном варианте, с частичной потерей национального колорита и первозданной прелести обычая. Нередко случается так, что городские жители, уже зарегистрировавшие брак в ЗАГСе, по настоянию родителей чтят традиции.

Третий параграф «Архетипы погребального обряда». Погребальный обряд — явление неоднородное и сложное, объединяющее различные элементы культуры: ритуальные действия, символику, сакральные атрибуты и др. Обско-угорские народы рассматривали смерть человека как трансформацию способа существования. Сразу после смерти человека начинается подготовка к его «переселению» в другой мир, новую среду обитания, где жизнь продолжается по прообразу земной жизни, но с определённой спецификой. Исходя из такого представления о загробном мире, покойного снабжали всем необходимым для новой жизни в нижнем мире: одеждой, орудиями труда, домашней утварью, пищей и пр. Эти вещи выбирают с учетом возраста умершего, пола, а также в связи с его социальным положением при жизни и рода деятельности. Ритуальные действия похорон проводятся и по отношению к самому телу умершего: определенным способом моют тело, одевают в ту одежду, которая предусмотрена данным обрядом, сам вынос тела из дома и т.д.

В погребальном обряде обских угров существует множество запретов для живых родственников с целью упокоения души умершего, а также для ограждения живых людей от преждевременного попадания в потусторонний мир. Считалось, что смерть человека определялась духом нижнего мира — Калтащ.

Смерть человека сразу сопровождается разведением огня в очаге. Угасла жизнь — зажигается огонь, его сохраняют беспрерывно, насколько возможно. Особое отношение к огню обусловлено его функциями.

Современный вид обычая чтить и помнить умерших уходит корнями в глубокою древность и потому наиболее загадочный. В тайны похоронного обряда посвящены в основном пожилые женщины, в деталях знающие этот обряд, включающий длительный цикл ритуальных действий. В прошлом времени и в настоящем хантам и манси чуждо понимание полной смерти. Ханты и манси полагают, что ушедшие в другой мир, находясь в другом состоянии, продолжают участвовать в судьбе оставшихся живых, и если проявлять к умершим внимание и заботу, то и умершие также проявят такую же заботу в отношении своих потомков.

Полное отсутствие движения свидетельствует о том, что человек умер, но не означает, что человек из повседневного бытия ушел в небытие, он переходит в инобытие. Поэтому пожилые ханты и манси на вопрос, есть ли у него родители, отвечают: «Есть, но они мертвые». «Том Торма питыс», так говорят ханты и манси об умерших, что в переводе означает — «К другому Торуму ушел». Кто потерял способность двигаться, снова обретут ее в нижнем мире или царстве, где происходит всё наоборот, как в зеркальном отражении земного мира. Что на земле мертвое, то там живое, когда на земле день, тогда там ночь. И время в нижнем мире идет в обратном направлении. Поэтому считалось, что умершего нужно снабдить необходимыми вещами и предметами для того, чтобы приспособиться к новым условиям. Так как там все наоборот, то и предметы, которыми будут пользоваться в потустороннем мире, надо слегка испортить.

Если умерший был круглый сирота, то его веки закрывают медными монетами, чтобы он не мог смотреть назад, т.е. ждать чего-либо от посторонних живых людей. Медные монеты кладут на глаза и тем покойным, у которых глаза остались открытыми. Иначе в доме снова будет покойник по родственной линии, якобы он смотрит назад, ждет кого-то.

Ночью покойного одного не оставляют, рядом с ним сидят в течение всей ночи. Таким образом, покойного охраняют от различной нечистой силы. Умершего содержат в доме 4 дня – женщину, 5 дней – мужчину. В настоящее время – не более 3-х дней. В первый или во второй день сразу делают гроб из лодки, принадлежавшую родственникам умершего. Если же у семьи умершего нет лодки, то гроб изготавливают из досок. По поверью хантов и манси гроб следует делать из лодки, так как она будет необходима покойному летом. На могилке хранится и весло.

Усопшего выносят ногами вперед. Корни этого ритуального действия уходят в древние времена, когда умерших выносили из дома через специальное отверстие, которое затем тщательно закрывали, чтобы душа покойного уходила в иной мир, а дорогу назад забыла. С тех пор и сохраняется ритуальный обычай выносить умершего из дому ногами вперед, чтобы он знал, куда его несут, но не помнил откуда. На кладбище тело опускают также ногами вперёд.

Послепохоронный обряд (поминальные ритуалы) также строго регламентированы мировоззренческими представлениями обских угров. Действия поминального цикла начинаются с момента захоронения. В память о человеке, который жил и умер, обязательно делают куклу «иттырма». Е.Мартынова отмечает, что в похоронном обряде не во всех локальных группах хантов изготавливали куклы. Когда принимают поминальную пищу, «куклу» садят к столу, кладут самое лакомое угощение. Кукла не считается священным предметом, а признается как изображение умершего и хранится приблизительно столько времени, сколько лет жил человек. Некоторых умерших переводят в высший ранг, в образ вечно существующего духа, каждый из них именуется по-особому и тогда уже перестает называться «иттырма»; держат его в закрытом ящике, посторонние его не видят и не допускается, чтобы они его трогали.

Родственники со дня смерти человека в течение семи дней большого траура ходят с распущенными волосами, не расчесывая их за все это время; лицо тоже не моют, только глаза промывают. Через семь дней родственники моются, заплетают косы, причем косы не украшают. К.Ф. Карьялайнен указывал, что родственники умершего в знак траура повязывали на ногу красную нить и не снимали её, пока она сама не отпадала. В дни большого траура близким умершего запрещается что-либо делать по дому: подметать, выносить мусор, мыть пол, особенно пользоваться острым предметом. Это объясняется тем, что убитый горем человек во время траура может пораниться. Если они будут заниматься уборкой, то якобы вся эта грязь ложится на их покойного. В древности у обских угров существовал обычай натираться землей с могилы умершего или прикладывать к сердцу, если родственники слишком тосковали по покойному.

Весь этот сложный обряд, проводимый со смертью человека за весьма длительный промежуток времени (4-5 лет), по-видимому, некогда был создан предками для того, чтобы в какой-то мере отвлечь внимание близких и родных от большого горя, от самой тяжелой утраты родного человека. Сопоставляя обряды жизненного цикла хантов и манси в контексте традиций и современности, можно считать, что рассматриваемые обряды остаются для многих известными, но некоторые верования, относящиеся к обрядам, забываются, т.е. духовная сторона обрядностей заметно стирается.

Третья глава «Проблемы сохранения и защиты культур хантов и манси» включает три параграфа, рассматриваемые традиционную культуру в современных индустриальных условиях существования и поиск возможных решений.

Первый параграф «Сохранение национальных традиций в промыслах хантов и манси» содержит характеристики национальной хантыйской и мансийской промысловой деятельности, определены их особенности. Охота занимает одно из главенствующих промысловых занятий хантов и манси, и отражается в их культуре. Ханты и манси с осени до весны охотятся на пушного зверя. Охота обычно начинается в конце сентября и заканчивается в апреле.

Традиционный уклад хантыйского и мансийского населения всегда базировался на рыболовном и охотничьем промыслах. Охота и рыболовство как основа жизнедеятельности обско-угорских народов влияли на их образ жизни, быт и культуру. Ханты и манси, ведущие традиционный образ жизни, имеют родовые угодья, которые, как правило, находятся в глухой тайге. Здесь волей-неволей они подчиняются условиям, которые определяет при­рода, и человек приспосабливается к ее законам. Наряду с высокотоварной пушной охотой развивались и такие отрасли, как рыбная ловля и крупностадное оленеводство.

Незаменимым помощником на охоте является собака. По представлениям хантов и манси собаке отводится роль посредника между домом и лесом, служат посредниками в переговорах между духами и людьми. Собака является бывшим человеком, получившим свой последний облик в качестве наказания за провинность. Возможно, по этой причине собаке подают пищу в посуде хозяина, но после того, как поест сам хозяин. Заслуживает особого внимания и тот факт, что до сих пор коренные жители Севера, ведущие традиционный образ жизни, при встрече с незнакомыми людьми внимательно наблюдают за поведением собак. Если собака не испытывает напряженности и не проявляет недоверия к незнакомому человеку, то и хозяин становится к нему доверчив.

От дома ханта самая натоптанная тропа всегда ведет к берегу реки. В период сезонной ловли рыбы ханты и манси жили в летних жилищах, заготовляя рыбу впрок. Рыболовецкая культура обских угров уникальна. Ханты и манси владеют десятками различных способов и приемов ловли рыбы и ее хранения. Способы лова и мужская утварь хантов и манси различаются. Ханты и манси ставят разного рода плетеные ловушки и сети. В прошлом сети плели из крапивы, окрашивали их травяными настойками, чтобы они не были заметны в реке.

В Обь-Иртышском бассейне и Обской губе обитает множество видов рыб. В настоящее время на наиболее ценных рыб, т.е. на «белую рыбу» (осетр, стерлядь, нельма, муксун, пелядь) распространяется запрет, узаконенный РФ. Но рыболовам, относящимся к малочисленным народам Севера (МНС) выдаются соответствующие документы, по которым у обских угров остается возможность сохранения своих традиционных форм пропитания.

Вплоть до середины ХХ в. экономика Северо-Западной Сибири, образно говоря, «держалась на трех китах»: рыболовстве, охотничьем и лесном промыслах. На функционировании традиционного хозяйства отрицательно сказываются последствия промышленности округа. Уже несколько десятилетий в Ханты-Мансийском автономном округе идет интенсивная добыча нефти и газа, ни одно десятилетие идет диалог народов Севера с индустриальными инновациями Севера. Интенсивное распространение нефтяных и газовых месторождений данного района приводит к экологическому загрязнению рек. Строительство городов приводит к увеличению бытовых водостоков. Под обустройство газопроводов используются огромные участки пойменных водоемов. Зимние дороги разрушают водооттоки, где находятся зимние распределительные пути для рыб и места их зимовки. Эти факты отрицательно сказывается на размножении рыб. В связи с добычей нефти и газа, измененной экологии, намного беднее стал животный мир тайги, все трудней становится охотничий промысел, и перестала водиться рыба в некоторых речках.

Из вышеизложенного материала можно сделать вывод, что вся жизнь северных народов неразделима от окружающей природы — растительный, животный мир, воздух, вода, земля. Вот что нужно народам Севера для нормальной жизни, но это должно быть экологически чистым. Ханты и манси очень бережно относятся к природе. Охотник никогда не оставит костер непотушенным, не будет зря рубить дерево, стрелять зверя и птицу, разорять гнезда. Рыбы вылавливается столько, сколько необходимо для пропитания семьи и кормления собак, но не более. Все хантыйские и мансийские семьи имели закрепленные за ними промысловые угодья. Никто, кроме этой семьи, не имел права охотиться и ловить рыбу на их территории.

Не так давно, примерно пятнадцать лет назад, многие хантыйские и мансийские семьи еще держали домашних оленей, иногда до тридцати голов. Главной причиной исчезновения оленей является интенсивная разработка нефтяных месторождений на местах традиционного выпаса. Теперь «на очереди» их охотничьи угодья. Под угрозой сама основа жизни обских угров. Также вызывает огромную тревогу неконтролируемая вырубка лесов. В ходе поиска возможных путей сохранения национальных промыслов (охота, рыболовство и оленеводство) хантов и манси, автор пришел к выводам, что сохранение традиций в промысловой деятельности возможно только при условии сохранения традиционного образа жизни и культуры в целом. В результате промышленного освоения северного региона произошел спад традиционных форм деятельности в повседневной культуре хантов и манси.

Второй параграф «Культура взаимоотношений мужчин и женщин в традициях хантов и манси» раскрывает особенности нравов, обычаев и верований народов ханты и манси в их повседневной жизни и в современных условиях. Каждая культура создает стереотипы, отличающие женщину и мужчину по физическим, психологическим и социальным качествам.

Дистанция между полами — характерный признак почти всех культур, за некоторыми исключениями. В культуре хантов и манси женщине отводилось подчиненное положение, ограниченное как в правовом отношении, так и культурными нормами повседневной жизни. Разделение труда между полами было постоянным в традициях обских угров. В случае, когда в брак вступают самостоятельно, остяки красотой и возрастом в выборе супруги не руководствуются, всё внимание нацелено, главным образом, на здоровье и физическую выносливость. По традиции если старший брат удачно женился, то и младший брат позже выбирает себе девушку из той же семьи.

Женщина оценивается в зависимости от социальной роли: сестры, жены, мамы. Исходя из этого, подчеркиваются следующие качества женщины: готовить, ухаживать за домашними животными, умение рукодельничать, обрабатывать традиционно используемые звериные шкуры, воспитывать детей, а черты характера и внешности — в последнюю очередь. Мужчина оценивается, прежде всего, по своему роду занятий, умению и способности к промысловой деятельности (охоте, рыболовству, оленеводству). Мужская сила и зрелость в обско-угорских сказаниях определяется по навыкам изготовления лука или лодки. Каждый родитель гордится своей дочерью, умеющей в совершенстве всё делать по хозяйству, и сыном, умело участвующих в традиционных промыслах.

Существова­ло и более узкое разграничение обязанностей: женщина владела поч­ти всеми видами орнаментов, известных обским уграм, но узоры по бересте наносил мужчина, а берестяную посуду делала женщина. При этом разделение обязанностей были не строго регламентированными. Среди женщин были большие мастера и охотницы, но и мужчина при необходимости мог готовить пищу самостоятельно. Мужчина иногда находился на охоте несколько дней, и можно себе представить, какой дли­тельный отдых требовался для восстановления сил.

Семейный уклад был и остается патриархаль­ным. Мужчина считался главой семьи, а женщина во многом подчинялась ему, но каждый из них имел собственные обязанности, свои функции. По этим критериям регулировались межличностные отношения, благодаря чему по возможности избегались конфликты.

В культуре многих народов существует понятие половой стыдливости. Хантыйки и мансийки, находясь в мужском обществе, могут свободно кормить ребенка грудью, что вызывает полное недоумение у туристов и путешественников. Объяснения этого обычая следует искать в том, что мужчина имеет пять душ, а женщина — всего четыре. Женские украшения носят в соответствии с наличием четырех душ — обереги на четырех частях тела: 1) на голове (как одной из душ) и косах (как продолжение головы) — всевозможные повязки, накосники, платки; 2) на плечах (ближе к сердцу) — бисерные воротники, металлические подвески и другие нагрудные украшения; 3) на животе — пояса; 4) на ногах — орнаментированная обувь. Украшения служат оберегами душ. У мужчин четыре души такие же, как у женщин и еще существует пятая — «суп». Единственным мужским украшением и знаком мужского достоинства являлся богато украшенный пояс с подвесками, низко подвязанный. Именно с закрытием души связан и широко распространенный в угорской среде обычай избегания. Украшения женского тела разделяют на несколько частей, а мужское — только на две равнозначные части — верхнюю и нижнюю. Верхняя и нижняя половины мужского тела соотносятся с верхним и нижним царством. Женщина подчинена «нижнему миру», и злые духи свободно руководят её поведением. Вследствие этого нижняя часть женского тела считается «нечистой», и женщине соответственно предписываются всевозможные запреты: не перешагивать, не наступать на детские игрушки, а тем более — мужские предметы и вещи, не подниматься на чердак и т.п. Из данных Б.Кальмана известно: «Если женщины случайно наступили на предмет мужской одежды или перешагнули через него, то предмет подлежит окуриванию, прежде чем он снова будет использоваться». Считалось, что огонь способен очистить оскверненные предметы.

В присутствии чужих мужчин женщина должна вести себя сдержанно, громко не разговаривать. Мужчины в свою очередь не должны были смотреть на нее прямо, а предназначенную для нее речь произносить как бы безадресно. Женщин оберегали, и ограничения для них — в пище, в общении с духами, в общении с умершими диктовались исключительно как забота о женщине.

Социальная роль женщины с ее функциями мате­ри, жены была достаточно высока. А по­сле рождения ребенка ее статус еще более повышался. В прошлом не всегда молодых супругов объединяло чувст­во любви, но осознание долга друг перед другом, детьми скрепляли семейные узы. Поэтому у современных хантыйских и мансийских супругов бытует следующее признание: «Я люблю свою супругу за то, что она мать моих детей». Разводы в обско-угорских семьях бы­ли большой редкостью, но в этих редких случаях инициатором могла выступать и женщина.

Народы ханты и манси: хозяева рек, тайги и тундры поклонялись медведям и лосям

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Исконно хантыйскими территориями считался бассейн русской реки Обь. Племена Манси поселились здесь лишь в конце 19-го века. Тогда-то началось продвижение этих племён в северные и восточные части региона.

Учёные-этнологи считают, что в основу появления этого этноса легло слияние двух культур — уральского неолита и угорских племен. Причиной послужило переселение угорских племен с Северного Кавказа и южных районов Западной Сибири. Первые поселения манси располагались на склонах Уральских гор, доказательством тому служат весьма богатые археологические находки в данном регионе. Так, в пещерах Пермского края археологам удалось найти древние капища. В этих местах сакрального значения были найдены фрагменты глиняной посуды, украшения, оружия, но что действительно важно – многочисленные медвежьи черепа с зазубринами от ударов каменными топорами.

Рождение народа.

Для современной истории сложилась устойчивая тенденция полагать, что культуры народов хантов и манси были едины. Предположение это сформировалось благодаря тому, что эти языки относились к фино-угорской группе уральской языковой семьи. По этой причине ученые выдвинули предположение о том, что раз существовала общность людей, говорящих на похожем языке, значит должна была быть и общая местность их проживания – место, где разговаривали на уральском праязыке. Однако вопрос этот и по сей день остается не решенным.

Отношения с русскими колонистами у сибирских народов складывались непросто. На момент вторжения русских общество хантов было классовым, а все земли делились на удельные княжества. После начала русской экспансии были созданы волости, которые помогали гораздо более эффективно управлять землями и населением. Примечательно, что во главе волостей стояли представители местной родоплеменной знати. Также во власть местных жителей отдавался и весь местный учет и управление.

Противостояние.

После присоединения земель манси к Московскому государству в скором времени встал вопрос об обращении язычников в христианскую веру. Причин на то, по мнению историков, было более чем предостаточно. Согласно доводам некоторых историков, одна из причин — необходимость контроля местных ресурсов, в частности, охотничьих угодий. Известны манси были в земле русской как прекрасные охотники, которые без спросу «растрачивали» драгоценные запасы оленей и соболей. Направлен в эти земли из Москвы был епископ Питирим, который и должен был обратить язычников в православную веру, но принял он смерть от мансийского князя Асыки.

Спустя 10 лет после гибели епископа, москвичи собрали новый поход на язычников, который стал более удачным для христиан. Поход закончился довольно скоро, и победители привезли с собой нескольких князей племен вогулов. Однако князь Иван III отпустил язычников с миром.

В ходе похода 1467 года москвичам удалось захватить даже самого князя Асыку, который, правда, по пути в Москву смог бежать. Скорее всего, произошло этого где-то под Вяткой. Объявился языческий князь только в 1481 году, когда попытался осадить и взять приступом Чер-дынь. Поход его закончился неудачно, и хотя разорило его войско всю местность вокруг Чер-дыни, пришлось им бежать с поля брани от опытного московского войска, направленного на подмогу Иваном Васильевичем. Возглавляли войско опытные воеводы Федор Курбский и Иван Салтык-Травин. Спустя год после этого события Москву посетило посольство от воргулов: к князю прибыли сын и зять Асыки, звали которых Пыткей и Юшман. Позже стало известно, что Асыка сам ушел в Сибирь, и исчез где-то там, уведя за собой и свой народ.

Прошло 100 лет, и в Сибирь явились новые покорители — дружина Ермака. В ходе одной из битв между воргулами и москвичами, погиб князь Патлик, хозяин тех земель. Полегла тогда вместе с ним и вся его дружина. Однако, даже этот поход не стал успешным для православной церкви. Очередную попытку крещения воргулов приняли лишь при Петре I. Принять новую веру племена манси должны были под страхом смерти, однако вместо этого целый народ выбрал изоляцию и ушел еще дальше на север. Те, кто остался, отказывались от языческих символов, но одевать кресты не спешили. Избегали местные племена новой веры до начала XX века, когда стали формально считаться православным населением страны. Догмы новой религии очень тяжело проникали в общество язычников. И ещё долгое время важную роль в жизни общества играли племенные шаманы.

В согласии с природой.

Большинство хантов еще на рубеже конца XIX — начале XX века вели исключительно таежный образ жизни. Традиционным родом занятия для племен хантов была охота и рыболовство. Те из племен, что обитали в бассейне Оби, занимались преимущественно рыболовством. Племена, проживавшие на севере и в верховьях реки, охотились. Олень служил источником не только шкур и мяса, он также выполнял роль тяглой силы в хозяйстве.

Основными видами продуктов питания были мясо и рыба, растительной пищи практически не потребляли. Рыбу чаще всего ели варенной в виде похлебки или же вяленой, нередко ее ели и вовсе сырой. Источниками мяса были крупные звери, вроде лося и оленя. Внутренности добытых животных также употреблялись в пищу, как и мясо, чаще всего их ели прямо сырыми. Не исключено, что не брезгали ханты и извлекать из желудков оленей остатки растительной пищи для собственного употребления. Мясо подвергалось термической обработке, чаще всего его варили, как и рыбу.

Культура манси и хантов — весьма интересный пласт. Согласно народным традициям, у обоих народов не существовало строгого различия между животным и человеком. Животные и природа почитались особо. Верования хантов и манси запрещали им селиться у обжитых зверями мест, охотится на молодого или беременного зверя, шуметь в лесу. В свою очередь рыболовные неписаные законы племен запрещали ставить слишком узкую сетку, такую чтобы через нее не мог пойти молодняк рыбы. Хотя почти все добывающее хозяйство манси и хантов держалось на предельной экономии, это не мешало развитию различных промысловых культов, когда требовалось пожертвовать первую добычу или улов у одного из деревянных идолов. Отсюда происходило множество различных племенных праздников и церемоний, большинство из которых носили религиозный характер.

Особое место в традиции хантов занимал медведь. Согласно верованиям, первая женщина в мире родилась именно от медведицы. Огонь людям, а также многие другие важные знания подарил, Великий Медведь. Животное это высоко почиталось, считалось справедливым судьей в спорах и делителем добычи. Многие из этих поверий дошли и до наших дней. Были у хантов и другие священные животные. Выдры и бобры почитались как исключительно сакральные звери, предназначение которых могли знать лишь шаманы. Лось был символом надежности и благополучия, достатка и силы. Ханты считали, что именно бобер привел их племя к реке Васюган. Многие историки серьезно обеспокоены сегодня нефтяными разработками в этой области, которые угрожают исчезновению бобров, а может и целому народу.

Важную роль играли в поверьях хантов и манси астрономические объекты и явления. Солнце почиталось также, как и в большинстве других мифологий, и олицетворялось с женским началом. Луна – считалась символом мужчины. Люди же, по убеждению манси появились благодаря союзу двух светил. Луна, по поверьям этих племён, сообщала людям об опасностях в грядущем при помощи затмений.

Особое место в культуре ханты и манси занимают растения, в частности, деревья. Каждое из деревьев символизирует свою часть бытия. Некоторые растения священны, и находиться рядом с ними запрещено, через некоторые запрещалось даже переступать без разрешения, другие же наоборот оказывали благоприятное воздействие на смертных. Еще одним символом мужского пола был лук, который был не только орудием охоты, но и служил символом удачи и силы. При помощи лука гадали, лук использовали для предсказания будущего, а женщинам запрещалось прикасаться к добычу, сражённую стрелой, и перешагивать через это орудие охоты.

Во всех действиях и обычаях и манси и ханты неукоснительно придерживаются правила: «Как сегодня с сам относишься к природе, так завтра будет жить твой народ» .

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Традиции хантов и манси: Праздник медведя

Медвежий праздник начинают праздновать ночью. Ханты и манси верят, что именно ночью боги посещают землю. А значит, они могут увидеть, как почитается тень убитого зверя.

Данная тема известна в узких кругах и будет отличной темой , если вы готовите конкурсы для педагогов. При подготовке викторин, возможно вы добьетесь развития этой темы и заинтересуете аппонентов в изучении культуры хантов и манси.

Восхваление хозяина тайги

Таёжное село настолько отделено от остального мира, что даже самое незначительное происшествие становится предметом долгих разговоров.

  • Жизнь здесь если и подвергается переменам, то крайне медленно.
  • На пороге третьего тысячелетия бытовой уклад северных народов не изменился, и ханты по-прежнему верят в то, что медведь был их прародителем.
  • Этот древний праздник зародился в знак искупления вины за вероломное убийство богатырём Узыном медведя, которого ханты почитали как хозяина тайги.

Трое самых старых мужчин поют бесхитростную песню, раскачиваясь в такт. Голос то поднимается высоко, то срывается, скатываясь вниз — будто ревёт медведь. «Ты прости нас, мы не хотели тебя убивать, но ты сам набрёл на нас. Посмотри, какой хороший праздник мы устроили в твою честь…»

Традиции медвежьего праздника

В наши дни Праздник медведя бывает лишь в самых глухих деревеньках Приобья. Традиционно празднества по случаю удачной охоты продолжаются несколько дней. Не менее трёх, если убит молодой медведь — пестун, четырёх — если медведица и пяти — если взрослый медведь. В старину торжества длились, пока хватало мяса.

Берестяной смех мишку веселит

Душа зверя требует не только величания, но ещё и веселья. Начинается карнавал по-мансийски. Насмешники скрывают лица под берестяными уродливыми масками и издеваются над всеми без всякого почтения.

Вот вперёд выходят три сестры-девушки, пришли они в соседнее село искать себе женихов. Старшая учит остальных не показывать виду, что им хочется замуж, ведь мужчины народ хитрый, догадаются — ни за что в жёны не возьмут. Следом выходят другие берестяные маски. Вот отец с застенчивым сыном, который всего пугается. Видит медведя, бежит к дверям, но отец успокаивает его. Сын пританцовывает всё смелее, смелее при виде этого начинает плясать и отец.

Когда отмечают Праздник медведя?

Медвежий праздник может состояться в любое время года, будь то зима или лето, весна или осень, главное, чтобы был убит медведь. Ну, а поскольку основная охота происходит осенью, когда мясо и шкура животного наиболее ценные, то чаще всего торжества происходят в это время. Нарочно медведя не ищут, даже если находят его следы, то уходят, не разыскивая берлоги. Но если охотник или его собака случайно найдут берлогу, то тогда участь медведя считается решённой.

Кому удовольствие, а кому — разоренье

Убить медведя для охотника означает — как раньше, так и теперь — не прибыль, а напротив, большие затраты. Ведь для приглашённых гостей готовится обильное угощение. Бывало, что за две-три удачные охоты съедались все запасы на зиму. Тогда на помощь приходили соседи — не давали семье умереть с голода.

Но, несмотря на это, одолеть медведя считается особой удалью и большой удачей.

Обряд очищения после охоты

Убийство медведя, даже вынужденное, — это, с какой стороны ни посмотреть, ритуальное убийство предка. Чтобы смыть с себя родственную кровь, участники охоты коптят сосновые опилки, а затем долго и тщательно протирают ими руки и лицо, чтобы медведь не смог их узнать и отомстить.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector