Какой памятник культуры создал курбский

Андрей Курбский вошёл в историю России как ближайший приближённый Ивана Грозного, полководец, государственный деятель и писатель, один из самых известный деятелей своего времени. Это был человек разносторонних дарований, образованный, отличавшийся храбростью и мужеством. Но ему были присущи и жестокость, презрение к низшим слоям. Это – типичный представитель эпохи Грозного.

КУРБСКИЙ Андрей Михайлович

КУРБСКИЙ Андрей Михайлович ( 1528−1583) — воевода, политический деятель середины и второй половины XVI в., публицист, автор посланий Ивану Грозному и «Истории о великом князе Московском».

Курбские принадлежат к роду Федора Черного, они потомки ярославских князей. В Ярославском крае им принадлежало с. Курба — вотчина князей Курбских.

До 1562 года карьера была довольно успешной. В 40−50-е годы он верой и правдой служил Ивану IV Грозному. Как писал его биограф историк , Курбский « бился ли … под Тулою, под Казанью, в степях ли башкирских или на полях Ливонии, везде победа украшала его чело своими лаврами». За подвиги при взятии Казанского ханства в 24-летнем возрасте был назван боярином и получил земли в Подмосковье. Курбский был не только военачальником, он участвовал в административных реформах середины XVI века, входил в тот круг влиятельных сановников Ивана Грозного, который позднее сам назовет « Избранной радой». В 60-е годы многие из них пережили репрессии, часть — погибла. Ожидал расправы и Курбский.

В апреле 1564, будучи наместником г. Юрьева, князь Андрей Курбский бежал в польскую Ливонию. Но он не просто вошел в число польско-литовской знати, а захотел обосновать свой отъезд в послании к Ивану Грозному.

«Царю, прославлямому древле от всех,
Но тонущу в сквернах обильных!
Ответствуй, безумный, каких ради грех
Побил еси добрых и сильных?
Внимай же! Приидет возмездия час,
Писанием нам предреченный,
И аз, иже кровь в непрестанных боях
За тя, аки воду, лиях и лиях,
С тобой пред судьею предстану. », —

так, довольно точно переложил в стихах идею и смысл Первого послания Курбского царю . Иван IV не оставил послание без ответа, завязалась переписка двух врагов-публицистов, прекрасно владевших литературным слогом. Она стала крупнейшим памятником XVI века.

Позднее Курбский, используя содержание переписки, написал сочинение о царствовании Ивана IV. Таким образом, Курбский стал первым историком правления этого царя-тирана.

Основные направления деятельности Курбского А.М. и их результаты

Одним из направлений деятельности была государственная и военная деятельность, служба у Ивана Грозного.

Грозный не знал пощады ни к кому. Поэтому и Курбского за неудачу он отправил в ссылку в Юрьев-Ливонский. Понимая, что это начало опалы, Курбский А.М. в 1564 году бежал в Литву. Вместе с ним бежало и много слуг, приближённых. Сигизмунд радушно встретил такого талантливого воеводу и государственного деятеля, пожаловал ему несколько имений.

Так закончилась его славная деятельность в России. Далее — жизнь в Литве и даже сражение на стороне ливонцев против России.

Результатом данной деятельности стали серьёзные преобразования практически во всех сферах общественной жизни, так как Курбский А.М. являлся их непосредственным инициатором и исполнителем. Военная деятельность его также была славной — принесла немало побед России. Однако бегство из страны, обусловленное ожиданием неминуемой опалы и жестокой участи, которая его ожидала, не позволило Курбскому А.М.далее продолжать свою деятельность на родине.

Другим направлением деятельности Курбского А.М. было творчество.

Курбский А.- известный писатель и публицист своего времени. Его перу принадлежит «История о делах великого князя Московского» ( 1573), а также письма , адресованные царю. Ещё он переводил произведения с греческого и латинского языка. Некоторые произведения написаны до бегства из России, но большинство — после него, на чужбине.

В своих трудах он выступал против усиления самодержавной власти, обличал и осуждал царя за его гонения на бояр, которые верой и правдой служили ему. В переписке оба обвиняли друг друга, пытаясь оправдаться перед обществом. Ведь и Курбскому было, в чём, оправдываться — по сути, он бежал из страны и даже воевал против неё.

«Историю» Курбского очень высоко оценивают учёные, считая её ценнейшим памятником по истории внешней и внутренней политики Грозного.

Всего было три послания Курбского царю два ответа Ивана Грозного

Курбский писал о сущности царской власти, о том, какие отношения должны быть у царя с подданными.

Политические взгляды Курбского А.М.

  • Курбский А.М. выступал за сословное представительство в государственных и местных органах управления, то есть за ограниченную монархию.
  • Источник власти — воля Бога, а цель властных структур, и царя в том числе,- справедливое управление державой, забота о подданных, праведное, законное решение всех дел.
  • Главную причину упадка в стране и военные неудачи с Ливонией он видел в падении правительства и в опричнине.
  • Выступал за торжество справедливости и законности, осуждал беззаконие и произвол Ивана Грозного.
  • Считал, что недопустимо заочное осуждение человека, без участия осуждённого; выступал против внесудебного произвола, жестоких наказаний.
  • Допускал возможность осуждения злоупотреблений власти.

Результат данной деятельности – записки и исторический труд, которые являются источников информации о политике Ивана Грозного, об особенностях политической жизни страны того периода. Его работы — это страницы истории России, запечатлённые для потомков. Для нас они – бесценны.

Таким образом, Курбский А.М. – один из ярких представителей государственных и военных деятелей периода правления Ивана Грозного, внёсший значительный вклад в реформирование России, в её укрепление и в расширение её территорий. Как писатель, Курбский А.М. создал величайший труд, ставший одним из важнейших источников в изучении эпохи Грозного.

Курбский А.М. вызывает противоречивое отношение, особенно его период вза границей, где, кончено, на первый план он поставил свои интересы и даже жизнь. Но как государственный и военный деятель он , несомненно, один из ярких личностей России.

Материал подготовила: Мельникова Вера Александровна

Биографизм исторической прозы. История о великом князе Московском» Андрея Курбского

Д. С. Лихачев в книге «Человек в литературе Древней Руси» как доминирующий стиль XVI в. выделял идеализирующий биографизм, который проявлялся в повышенном интересе писателей к истории жизни крупных политических и церковных деятелей, причем интересе самостоятельном, а не в связи с какими-либо событиями в стране. Сама русская история начинает восприниматься как свод биографий ее «делателей» – князей, митрополитов, святых, о чем свидетельствует «Степенная книга». Если в «Повести временных лет» жизненный путь князя складывался из разрозненных фрагментов, составленных в разное время, иногда разными авторами и в различной жанрово-стилевой манере, то в XVI в. он становится цельным жизнеописанием, как, например, «История о великом князе Московском», принадлежащая перу Андрея Михайловича Курбского (ок. 1528–1583). Произведение создано в первой половине 1570-х гг., скорее всего, в период «бескоролевья» в Польше (1572–1573), поскольку направлено против Ивана IV – возможного претендента на польский престол. В «Истории о великом князе Московском», известной в более чем 70 списках и четырех редакциях, жизнь русского царя предстает как процесс перерождения «доброго и нарочитого» московского князя в «злодея», причем писателя интересуют и сам процесс деградации личности, и причины этого явления.

Открывается «История» вопросом, который неоднократно задавали автору некие «свѣтлые мужи»: «откуды сия приключишася», как царь, «прежде от всѣхъ добрую славу имущий», превратился в «слугу Сатаны»? «Злой нрав» Ивана IV Курбский объяснял тем, что тот принадлежал к «издавна кровопийственному роду». Жестокость Ивана Грозного мотивировалась «попранием закона и похотью» его отца Василия III, который вступил в брак с Еленой Глинской, после того как первая, бесплодная, жена князя была насильно пострижена в монахини. Выявляя причинно-следственную связь между воспитанием и характером человека, Курбский приходил к выводу: «разбойничьи дела» юного государя – результат того, что он рос без отца, среди людей, поощрявших его «в злострастиях и в самовольствии».

Успехи Ивана Грозного на государственном поприще, его военные победы писатель ставил в заслугу «добрым советникам» – священнику Сильвестру и Алексею Адашеву, которые противостояли растущему в душе царя злу. Благодаря их усилиям вокруг Ивана IV была создана «избранная рада», состоявшая из «мужей разумных и совершенных». Своими советами они помогали молодому правителю судить справедливо, невзирая на лица, назначать воеводами умелых и храбрых людей, поощряя и вознаграждая их по заслугам. Таким образом, царь в «Истории» Курбского представал не как «земной бог», а как человек на троне, нуждающийся в дельных и мудрых помощниках. Писатель напоминал монарху: «Любяй совѣтъ, любитъ свою душу»; рекомендовал опираться на помощь и «всенародныхъ человѣкъ» (простых людей), ибо был убежден, что «дар духа даетца нс по богатеству внѣшнему и по силѣ царства, но по правости душевной».

Значимы в «Истории» не только события из жизни государя и государства, но и факты биографии самого писателя. В книге Андрей Курбский с прискорбием сообщал о смерти брата, погибшего от ран, полученных в битве за Казань; с уважением рассказывал о Максиме Греке, с которым встречался в Троице-Сергиевом монастыре, сопровождая туда Ивана IV. По свидетельству А. М. Курбского, «муж зѣло мудрый и не токмо в ритарском искустве многъ, но и филосов искусен», Максим Грек, осужденный еще при отце Ивана Грозного, долгое время в «тяжкихъ оковах» пребывал «в прегорчайших темницах, и других родов мученей искусил неповинне по зависти Даниила митрополита».

Автобиографическое начало в «Истории» ярче всего проявилось в описании взятия Казани, во время которого Курбский руководил полками «правой руки». Припоминая события прошлого, автор отмечал, что воинам, бывшим под его командованием, пришлось тяжелее всех: они располагались на равнине между болот, близко к крепости, находившейся на горе, и потому больше других страдали от стрельбы и вылазок неприятеля. Рассказывая о штурме Казани, Курбский акцентировал внимание на «Божьей помощи», благодаря которой русские, несмотря на большие потери, «с поощрениемъ сердца и со радостию бишася з босурманы за православное християнство. » Однако вместо награды за подвиг русское воинство, по версии А. М. Курбского, заслужило только гнев царя, «изрыгнувшего неблагодарность»: «Не возмоглъ есма вас мучити, паки Казань стояла сама во собѣ, бо ми есть потребны были всячески, а нынѣ уже волно мнѣ всякую злость и мучителство над вами показывати».

После взятия Казани и тяжелой болезни, перенесенной царем в 1553 г., в правлении Ивана Грозного наступил перелом. Под влиянием «презлых советников», прежде всего Вассиана Топоркова, царь подверг опале «вельмож» из родовитой знати, утверждая право самодержца казнить и миловать подданных. Андрей Курбский мастерски обыгрывал прозвище коломенского епископа Вассиана, родственника Иосифа Волоцкого и соратника митрополита Даниила, как и они, защищавшего сильную монархическую власть. Вассиана нарекли Топорковым, и он оправдал это имя своими делами, уничтожив так много людей, что достоин был зваться Секировым. Следуя совету Вассиана и не держа «советниковъ мудрѣйшии собя», Иван IV допустил, но словам Курбского, ряд непростительных государственных просчетов: не завершил войну с «басурманами» и отказался от плана мирного подчинения Литвы.

Основу «Истории о великом князе Московском» составляет «кроника» (описание жизни Ивана IV), которую дополняет мартиролог (перечень погибших по воле царя-тирана). Кроме того, в произведение вошли воинские повести (о взятии Казани, о Ливонской войне) и малые агиографические формы (о «страдании» митрополита Филиппа, о мученике Феодорите Кольском). Если в первой части «Истории» стиль повествования сдержан и фактографичен, то в рассказе о «новоизбиенных мучениках», который писался, скорее всего, в разгар опричнины, он становится резким и экспрессивно-эмоциональным. Если в первой части образ Ивана Грозного сложен и противоречив, его душа предстает как арена борьбы добра и зла, то во второй части «Истории» образ царя статичен и однопланов: он «кровопийца», «плотоядец» и «человекотерзатель».

Историческое сочинение обретает полемический характер, публицистическую остроту, подчас кажется, что оно написано «слезами и желчью, а не чернилами» (В. В. Калугин). «Християнский, речешь, царь? – вопрошает Курбский. – И еще православный, – отвещаю ти: християновъ губилъ и от православных человѣков рожденыхъ и сосущихъ младенцовъ не пощадилъ!» Иван Грозный в ответе за то, что «воскурилося гонение великое и пожаръ лютости в землѣ Руской возгорѣлся». Царю ставится в вину, что он ополчился не только на «избранных от вельмож», но на весь народ русский, поэтому так велик перечень «новомучеников». Среди них духовник царя Сильвестр, сосланный на Соловки; князь Михаил Репнин, отказавшийся плясать на пиру со скоморохами и зарезанный во время церковной службы; «муж нарочитъ в воинстве и богатъ» Петр Оболенский по прозванию Серебряный, а также многочисленные и, как правило, безымянные жены, дети и слуги попавших в опалу. Зло растет, приближая Судный день, и вместе с ним пополняется список пострадавших от опричного террора.

Мартиролог имеет трехчастную структуру, после рассказа о гибели представителей княжеских родов сообщается о гонениях на бояр и дворян, а заключительная часть посвящена трагической судьбе русского духовенства. Повествуя о том, как редеют ряды князей суздальских и ростовских, ярославских и рязанских, писатель указывал на реальную причину репрессий: «понеже имѣли отчины великие». Идет великий передел земли, связанный с тем, что за «цареву службу» надо платить, в том числе землей и селами. Иногда краткая некрологическая запись разрастается до сюжетно организованного рассказа, например о пытках и допросах советника царя Ивана Шереметева, которого Иван Грозный пощадил ради мудрого ответа на вопрос о сокрытых сокровищах: тщетно искать их на земле – руками нищих перенесены они в небесное хранилище. Сплав агиографического и новеллистического начала характерен для описания смерти Никиты Казаринова, который, узнав о том, что попал в опалу, принял постриг, после чего бесстрашно вышел навстречу опричникам: «Аз есми, егоже ищите!» Иван Грозный повелел казнить монаха, поставив под сруб бочку с порохом: «Онъ, рече, ангелъ: подобаетъ ему на небо возлетѣти!» Список

новых русских мучеников не завершен, не ограничен определенными пространственно-временными рамками. Это усиливает трагедийный пафос произведения, служит иллюстрацией мысли автора о том, что Святорусская земля превратилась в царство Антихриста, в «земной ад».

«Историю» Андрея Курбского часто рассматривают как первое в древнерусской литературе жизнеописание не святого, а грешника, своеобразное «антижитие«, изнутри разрушающее традиционные нормы жанра. Однако, думается, что в этом жанрово и стилистически неоднородном произведении сталкиваются два начала. Главным приемом, идейным и композиционным, является противопоставление добра и зла: антитезой «звериному», истребляющему все человеческое миру Ивана Грозного является по-житийному светлый, утверждающий принципы христианской этики мир невинно убиенных. В задачу создателя «Истории о великом князе Московском» входила не только борьба с царем-тираном. На примере житийных повестей о митрополите Филиппе и миссионере Феодорите Кольском Андрей Курбский доказывал, что не перевелись на святой Руси богатыри духа. Эта задача была не менее значима для автора «Истории» как православного человека, оказавшегося среди европейских реформаторов, отрицавших культ святых, институт монашества, церковную иерархию. Избегая критики со стороны католиков и протестантов, скептических реплик «маловерных», писатель не полностью реализовал житийную схему: он не описал чудес святых. Тем не менее Курбскому удалось сблизить житийное и историко-биографическое повествование, пополнить ряды русских святых мучениками, пострадавшими не столько за религиозные, сколько за политические убеждения.

В отличие от подвижного, резко меняющегося стиля произведений его главного противника – Ивана Грозного, стиль сочинений Андрея Курбского, по мнению Д. С. Лихачева, «индивидуально стабилен». Он связан с главной задачей творчества писателя – оправдать жизненную позицию человека, бежавшего за рубеж, т.е. предавшего интересы родины, но претендующего на право моралиста эпохи и защитника православия в Европе. Курбский волею судеб оказался на границе двух культур – латинской и греко-славянской. Переводивший Цицерона и Иоанна Златоуста, человек широко образованный, с тонким эстетическим вкусом, он равнялся на правила европейских риторик и потому воспринимал слог своего оппонента – царя Ивана Грозного – как «варварский», нарушающий правила красоты и логики. «История» Андрея Курбского имеет строгий и тщательно продуманный композиционный строй, изысканный стиль. Однако в пылу полемики этот «аристократ стиля» мог нарушить строгие литературные нормы, в чем, впрочем, неоднократно укорял противника, и ввести в повествование бытовые сцены, использовать просторечную лексику. Например, рассказывая о детстве царя, он обвинял его в ранней жестокости: тот проливал кровь «безсловесных» животных, «мечюще ихъ. с крылецъ, або с теремовъ. »

Сатирический характер имеют зарисовки быта польско-литовской знати, напоминающие «кусательный стиль» Ивана Грозного. По словам Курбского, европейские «крали» и «вельможи» любят пиры и маскарады, набивают брюхо «марцыпанами» и вливают в себя, «словно в дырявые

бочки», дорогие вина. Пьяные, они «похваляются победить турок и других врагов, даже если те не в Константинополе или в Москве, а на небе будут». Утром же едва встают с «толстых перин»; весь день, мучаясь с похмелья, ходят «чуть живы», с повязанными головами. «Забившись в претвердые грады», они пируют, даже если рядом с крепостью идет «сеча от бусурман на христианы». Забывшие о рыцарской чести, негодует Курбский, они пьют из кубков не вино и не мед, а кровь христианскую. В сатирических зарисовках книжные слова («властели», «чрево») соседствуют с разговорными («колачи», «пьяные бабы») и заимствованными из польского языка («машкара» – маска, «печенег» – прихлебатель), иногда образуя причудливые сочетания («баяти фабулы» – рассказывать басни). Таким образом, двух антагонистов – Ивана Грозного и Андрея Курбского – объединяло единое желание: подняться над жанрово-стилевыми канонами и отстоять свое право на индивидуальность в литературном деле.

С помощью вопросов и обращений князь Курбский создавал иллюзию непосредственной беседы с читателем или персонажем. Воспоминание о Казанском походе он строил как разговор с неопытным, изнеженным воином, что придавало повествованию живость и естественность: «И еще ктому тогда иную хитрость изобрѣте царь казанский против нас. – Яковую же? Молю, повѣждь ми. – Исте таковую, но слухай прилѣжне. » Активизируя читательское восприятие, автор то и дело перебивает повествование фразами: «Что же тогда приключишася?»; «Ту ми зри со прилѣжанием. «; «Онь же что рече?»; «Послушай, молю, прилѣжно пригорчайшия тоя и жалостные ко слышанию трагедии» и т.д. – тем самым демонстрируя прекрасное владение «риторским» искусством.

Условный образ читателя «Истории», к которому автор обращается с вопросами или наставлениями, обретает конкретность и, меняясь с развитием действия, создает впечатление большой, многоликой и разнохарактерной, аудитории. «. Κ чему тя привели человѣкоугодницы?» – вопрошал автор Ивана Грозного; вступая в «мысленый» диалог с суеверными людьми, напоминал им, что, возлагая надежды на помощь колдунов, они заключают союз с дьяволом; обращая свою речь к иностранцам, убеждал в реальности изображенных в «Истории» событий и лиц. Русских, которые оправдывали политику Ивана Грозного, Курбский причислял к «вселукавым пагубникам отечества», а тех, кто пострадал от немилостивого царя, утешал идиллической картиной загробной участи праведников: поплывут они на облаках навстречу Господу, который украсит их мученическими венцами.

Риторические вопросы и обращения акцентировали внимание читателя на главном, играя роль «связок» в повествовании. «Диалог создавал в произведении атмосферу живого слова, поддерживал неослабевающий интерес к беседе, сближал автора и читателя, превращая их в единомышленников. » – пишет В. В. Калугин в своей монографии «Иван Грозный и Андрей Курбский». Диалог Курбского полемичен: «эмигрант мысленно переносился из заграничного убежища на родину и, представ перед Грозным, обличал его, изливая обиды и упреки, накопившиеся в душе за долгие годы».

«Историю о великом князе Московском» можно рассматривать в одном ряду с «Повестью о Дракуле», «зломудром» воеводе (XV в.), с «Историей о Казанском царстве», героями которой являются Иван Грозный и Андрей Курбский (XVI в.). В том же ряду находится сочинение «О Московском государстве в середине XVII столетия» другого русского писателя-эмигранта Григория Котошихина, созданное за границей, в силу чего более свободное от официальной политической доктрины и литературного этикета. Своеобразие стиля «Истории» Андрея Курбского, где много заимствованной лексики, в основном полонизмов и западноруссизмов, сближает это произведение с литературными памятниками эпохи царствования Алексея Михайловича.

Сочинение Андрея Курбского относится к пограничным явлениям в древнерусской литературе, закладывающим основы нового исторического повествования. Автор отказывается от погодного изложения событий и переходит к тематическому принципу организации материала, что свойственно и другим новаторским произведениям исторической прозы XVI в. Так, уже в «Летописце начала царства», составленном около 1555 г., наблюдалось сужение временных границ и тяготение к хронографическому повествованию. Рассказ охватывал период с 1533 г., когда умер великий московский князь Василий Иванович, до 1552 г., когда состоялся поход Ивана IV Грозного на Казань. Основное внимание уделялось вопросам внешней и внутренней политики Московского царства, городскому строительству и дворцовым церемониям, в частности праздничным торжествам по случаю победы над Казанским ханством.

В недрах литературы идеализирующего биографизма крепнет установка писателя на «самосмышление», на художественный вымысел. Герои произносят речи, пытаясь объяснить свои поступки, выразить чувства, осмыслить происходящее. Часто это внутренние монологи, литературная условность которых очевидна, поскольку речь героя обращена к самому себе и ее нельзя услышать. Автор пытается уяснить причинно-следственную связь между историческими событиями, дает свое толкование поступкам персонажей, домысливает сюжетные повороты действия.

Какой памятник культуры создал курбский

Установите соответствие между памятниками культуры и их краткими характеристиками: к каждой позиции первого столбца подберите соответствующую позицию из второго столбца

ПАМЯТНИКИ КУЛЬТУРЫХАРАКТЕРИСТИКИ
А) «История о великом князе Московском»1) Автор – А.М. Курбский.
Б) здание Сената в Московском Кремле2) Автор – Д.И. Фонвизин.
В) Грановитая палата Московского Кремля3) Данный памятник культуры был создан в XV в
Г) картина «Чёрный квадрат»4) Автор – М.Ф. Казаков.
5) Данный памятник культуры создан в XVII в.
6) Автор – К.С. Малевич.

А) «История о великом князе Московском» — сочинение А. Курбского (написано в 1573 г.), бывшего приближенного Ивана IV Грозного, бежавшего от него в Литву в 1564 г., а затем ведущего с русским царем переписку. Характеристика 1.

Г) Картина «Черный квадрат» (1915 г.) является наиболее известным произведением художника – супрематиста К.С. Малевича. Характеристика 6.

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector