Поход красной армии на варшаву в 1920

Советско-польская война развернулась на территории бывшей Российской империи, события развивались параллельно Гражданской войне. Конфликт охватил территории России, Польши, Советской Украины, Белоруссии. Хронологические рамки событий – 1919 – 1921 годы. В отечественной и современной историографии военные действия называют «советско-польской войной», «польско-большевистской войной», «польским фронтом».

Предыстория конфликта

Следствием трех разделов Польши 1772, 1793 и 1795 годов стало деление земель Речи Посполитой между Российской и Австрийской монархиями. Независимость государства Польша была признана только в 1917 году специальным декретом Совнаркома. В 1918 году В.Ленин издал декрет – он отказался от договоров о разделах Польши, которые были подписаны во времена Российской империи.

После подписания капитуляции Германии в 1918 году, Польша восстановила свои независимость. Дискуссии были вокруг статуса земель, расположенных на востоке бывшей Речи Посполитой. Польша требовала включения их в состав их независимого государства, а Россия намеревалась присоединить земли и распространить идеи социалистической революции.

В 1918 году немцы начали покидать территории бывшей Российской империи. Польское население Белоруссии и Литвы сформировало «Комитет защиты восточных окраин». В состав комитета входили военные формирования. По указу Юзефа Пилсудского, временного правителя Польши, войска Комитета становились составляющей частью Войска Польского.

Причины войны

Все участники конфликта преследовали определенные цели. Лидер Польши Ю.Пилсудский планировал восстановить государство в границах 1772 года – до первого деления Речи Посполитой. Польский правитель стремился установить контроль над украинскими, белорусскими и литовскими землями.

Россия вынашивала планы взять под свой контроль украинские и белорусские земли и установить там власть советов. На протяжении войны с Польшей на первое место встала ее советизация, за которой последовало учреждение большевистской власти в Германии, а после – мировая революция. Военные действия против Польши стали способом испытать на прочность силы Германии – об этом писал В.Ленин. Он отмечал, что другого, кроме вооруженного, способа советизировать Германию – нет. Россия, по мнению Ленина, была единственным равносильным политическим оппонентом для Германии.

Военные действия

После капитуляции Германии в Первой мировой войне, России аннулировала решения, принятые во время подписания Брестского мира. В декабре 1918 года Россия занимает Минск, в январе 1919 года – Вильно.

Поляки стремились задержать Красную Армию, которая продвигалась на запад, и образовали линию обороны на территориях, занятых немцами. К линии обороны подошли «красные» — так сформировался советско-польский фронт – он проходил по территории Белоруссии и Литвы. В конце февраля было объявлено о восстановлении Литовско-Белорусской Социалистической Республики Советов.

До мая 1919 года полякам удалось стабилизировать линию фронта. Польские войска, перешедшие в наступление в марте, овладели несколькими населенными пунктами. В сентябре польская сторона подписала соглашение о борьбе с Красной Армией с лидером Украинской Народной Республики – Симоном Петлюрой.

Юзефу Пилсудскому пришлось разорвать соглашение, подписанное с лидером «белых» А.Деникиным. Планы Деникина восстановить российские территории в границах до Первой мировой войны не соответствовали интересам Польши. Деникин отказался признать независимый статус Польши.

В октябре 1919 года польская сторона инициировала мирные переговоры с «красными» — они длились до декабря. На это время поляки остановили наступление на российскую Красную Армию – это было выгодно «красным», которые смогли воспользоваться паузой и разбить отряды Петлюры и Деникина.

Зима 1920 года ознаменовалась остановкой военных действий. В это время стороны конфликта восстанавливали силы для нового наступления.

Весной поляки подписывают еще одно соглашение с украинской стороной. В конце апреля, с согласия Петлюры, польские войска начали наступление по территории Украины. В мае им удалось занять Киев. Наступление «красных» было остановлено. Советские войска предприняли новую попытку наступления на поляков в конце мая – начале июня. Армия под командованием С.Буденного прорвала польскую линию обороны и заставила поляков покинуть Киев. Началось преследование советскими войсками польских ослабленных отрядов. В конце июля «красные» заняли Белосток, Гродно, Вильнюс, а войска М.Тухачевского подошли к Варшаве.

Ключевой момент всей войны – варшавское сражение (август 1920 года). Полякам удалось дать отпор «красным» и оттеснить их. Осенью 1920 года было подписано соглашение о сложении оружия. Военные действия были остановлены. Варшавское сражение стало не только переломным моментом в противостоянии, но и важный этап истории польской борьбы на независимость.

Рижский мир

После завершения боевых действия советско-польской войны, был подписан Рижский договор между Польшей с одной стороны и советскими Россией и Украиной – с другой.

Договор стал официальной точкой в войне – документ подписали в Риге 18 марта 1921 года. По условиям договора, Польша получала независимость, устанавливались границы. Польская сторона получала территории восточнее Линии Керзона – западную Беларусь и Украину. Кроме того, российская сторона обязалась вернуть все научные и культурные достижения поляков, вывезенные с территории страны с момента первого раздела Речи Посполитой. В договоре рассматривался вопрос торговых отношений с Россией. В апреле договор был ратифицирован.

Неудачный поход на Варшаву

Неудачный поход на Варшаву

Как известно, боевые действия на советско-польских фронтах в течение 1918–1920 годов велись с переменными успехами для воюющих сторон, пытавшихся утвердить себя сильными европейскими державами.

Но остановимся на особенностях наступательного порыва Красной Армии. Силы советской стороны составляли Юго-Западный фронт с 12-й и 14-й армиями; Западный фронт с 15-й и 16-й армиями; 1-й Конной армией и 53-й пограничной дивизией.

На Юго-Западном фронте 1-я Конная армия, развивая наступление на Львов, 26 июля 1920 года овладела Бродами, а через двое суток, форсировав реку Стырь, заняла небольшой галицийский городок Буск, в котором автор этих строк не раз бывал по служебным вопросам во время его службы во Львове.

Дивизии 12-й армии, преодолев сопротивление противника на реках Стырь и Стоход, стремительно форсировали их и вплотную приблизились к Ковелю — небольшому в то время городку на Волыни.

14-я армия прорвала польскую оборону на реке Збруч и 26 июля овладела городом Тернополем. Однако из-за медлительности наступающих частей 12-й и 14-й армий фланги 1-й Конной армии оказались оголены, чем моментально воспользовались поляки.

2-я и 6-я польские армии 29 июля нанесли контрудар по Бродам. Командарм Буденный в силу вышеупомянутых причин был вынужден быстро отойти на восток, сдав полякам город и ряд других населённых пунктов…

Анализ хода событий на советско-польском фронте показал, что бои и сражения стали приобретать более ожесточенный характер. Если части Красной Армии вели борьбу, находясь практически в окружении и надо было рационально использовать личный состав чуть ли не по кругу Советской России, не получая ниоткуда помощи, то поляки резко повысили боеспособность. Прежде всего это происходило за счет свежего пополнения, которое шло потоком, чуть ли не ежедневно на волне поднятого национализмом духа патриотизма — «побить москалей!»

Усталость наших войск была также порождена стремительностью и беспрерывностью в наступлении. Тыловые части и подразделения не поспевали за передовыми войсками. Затруднялся, таким образом, процесс боевого, продовольственного и фуражного обеспечения войск.

Возросли потери — в дивизиях оставалось не более 500 человек, не хватало патронов и винтовок. То и дело возникали проблемы с питанием частей. Участились побеги и дезертирство личного состава.

Пока польские войска сдерживали советское наступление на рубеже Западного Буга, польское командование с участием руководителя французской миссии генерала М. Вейгана разработало новый план военных действий.

Основная идея этого плана, утвержденного 6 августа 1920 года Пилсудским, заключалась в следующем:

1. Сковать советские войска на юге, прикрывая Львов и Дрогобычский нефтяной бассейн.

2. На севере не допустить обхода вдоль германской границы, а также ослабить удар частей Красной Армии путём отражения их атак на предмостных укреплениях на восточном берегу Вислы.

3. В центре боевых действий войскам ставилась наступательная задача:

— быстрое сосредоточение на Нижнем Вепше маневренной армии, которая затем ударила бы во фланг и тыл войскам Западного фронта, атакующим Варшаву, и разбила бы их;

— поднятие морального духа солдат и офицеров под кличем — «Ни шагу назад, только вперед».

Нужно признать, что план был блестящим с точки зрения военного искусства в конкретно складывающейся ситуации.

Как известно, командующий Западным фронтом М. Тухачевский наступление наших войск на Варшаву провалил. А в переговорах с Главнокомандующим войсками Советской России С.С. Каменевым повел себя нагло и нескромно. Выставил себя всезнающим полководцем и стал доказывать Главкому правоту своих действий, оказавшихся в дальнейшем непросчитанными, а потому и крайне опасными для воюющих частей Красной Армии.

На самом деле командующий допустил крупную ошибку при решении на стремительное наступление — неправильно определил направление главного удара, полагая, что основные силы противника находятся не южнее, а севернее Буга.

Конечно, ради объективности надо признать, что его подвела и разведка, однако те материалы, которыми он располагал, позволяли сделать правильный вывод, что могло обеспечить получение совершенно иных, более выгодных для наших войск, результатов в ходе противоборства двух армий.

В разговоре по телефону с Троцким Главком Каменев не мог, а скорее побоялся жаловаться на крайне ершистого и нахрапистого молодого командующего — протеже Председателя Реввоенсовета. Замечали многие — Троцкий его пестовал.

Не надо забывать и того, что Тухачевский к тому времени состоял членом РКП (б), а Каменев оставался беспартийным военным специалистом, помогавшим безграмотным в оперативном отношении командирам.

Сегодня нам более чем известно, как на бывших царских офицеров и генералов смотрели большевистские вожди и их политические ставленники в армии.

Итак, в момент битвы Красной Армии за Варшаву её 12-я и 1-я Конная армии оказались в стороне от главного участка сражения и не могли помочь войскам Западного фронта…

13 августа 1920 года началось сражение на Висле. В войсках Красной Армии не хватало боеприпасов, ощущались перебои с питанием людей и фуражом для лошадей. Красноармейцы и командиры были измотаны непрерывными наступательными боями. Из воспоминаний очевидцев тех событий явствует, что приходилось собирать патроны на поле брани, обшаривая карманы погибших товарищей. В повозках и тачанках выходили из строя деревянные колёса — спицы сгнивали, что сразу же создавало проблему доставки боеприпасов на красноармейские позиции.

Варшава же ощетинилась доукомплектованной и довооруженной 5-й польской армией — патриотический порыв сделал своё дело. Это уже была не столько любовь к отечеству, построенная на действии зова сердца и ясного рассудка, сколько слепая страсть ненависти ко всему, что идет с Востока, — к Советской России.

А тем временем дезинформированный Кремль, не понимая реальной ситуации, требовал одного — наступления, наступления и ещё раз наступления! Немедленного, без всяких проволочек, взятия Варшавы.

Вот, что говорилось в приказе № 233 от 14 августа 1920 года за подписью Председателя Реввоенсовета неугомонного и говорливого Троцкого:

«Герои! Вы нанесли атаковавшей нас белой Польше сокрушительный удар. Тем не менее преступное и легкомысленное польское правительство не хочет мира…

Сейчас, как и в первый день войны, мы хотим мира. Но именно для этого нам необходимо отучить правительство польских бандитов играть с нами в прятки. Красные войска, вперёд! Герои, на Варшаву!»

А что же герои похода на Варшаву? Отбиваясь от наседавшего противника, они с трудом сдерживали наступающие лавы 5-й польской армии. А скоро и сами начали отходить, а потом и вовсе побежали…

Как писали М. Веллер и А. Буровский в книге «Гражданская история безумной войны», исследовавшие главные пружины братоубийственной сшибки в России, поражение Красной Армии в битве за Варшаву назвали в польской интерпретации — «чудом на Висле».

И действительно, польская армия, прижатая к варшавской стенке, неожиданно для красных 16 августа нанесла сокрушительный удар и погнала войска Тухачевского и Буденного на восток.

Казалось, всё потеряно, фронт развалился, Пилсудский бросил войска и уехал в Варшаву…

Но Пилсудский вовсе не сбежал с фронта. Пользуясь тем, что разведки у красных почти не было, он незаметно накопил мощный кулак: 50 тысяч человек с 30 танками, 250 артиллерийскими стволами, десятью бронепоездами…

70 самолетов, поднимаясь с аэродромов под Люблином и Варшавой, беспрерывно бомбили и поливали пулеметным огнем красноармейские колонны и конницу. Плотная масса красноармейцев рассеивалась артиллерийским огнем. Люди разбивались на мелкие отряды, прижимались к земле, разбегались по лесам…

Надо заметить, что на стороне Пилсудского воевало до десяти тысяч русских белогвардейцев. Со слов командира 13-й польской дивизии генерала Пахуцкого:

«Без помощи американских летчиков мы бы тут давно провалились ко всем чертям!»

«Американцами» он называл поляков — граждан США, приехавших для защиты Отечества, попавшего в беду.

Красные покатились назад, оказались прижатыми к Восточной Пруссии, и только переход границы спас их от истребления.

«Чудо на Висле» для поляков продолжилось «чудом под Львовом» против войск Первой Конной Буденного. Приказ идти на помощь Тухачевскому Буденный не выполнил — и не потому, что не хотел. Первая Конная бежала и остановилась только через 200 километров от Львова — отдышаться от наседавших ляхов.

Какова же цена этих сражений? Польские войска в боях за Варшаву потеряли 4,5 тыс. убитыми, 10 тыс. пропавшими без вести и 22 тыс. ранеными. В то же время поляки взяли в плен более 60 тыс. красноармейцев. По мнению Сталина, эта цифра была искусственно занижена Троцким, реальная — до 100 тыс. человек. Последнее число наших военнопленных фигурирует и в других документальных источниках. Что может свидетельствовать о правдоподобности сталинской оценки.

С одной стороны, поражение Красной Армии под Варшавой стало холодным душем для советского руководства, а с другой — подтолкнуло окрыленное успехом польское руководство к подготовке нового наступления на Восток до линии русско-германского фронта, установленной в 1915 году.

Поляки уже стали считать несправедливой «линию Керзона». Советское же руководство надеялось на какой-то чудодейственный интернационализм, который подымет, мол, польских рабочих на восстание в Варшаве. Хотелось как лучше, получили как всегда то, что появляется как плод недодуманности и скороспелости. Азарт плохой советчик полководцу.

По этому поводу Ворошилов в письме к Орджоникидзе 4 августа 1920 года заметил, что «…мы ждали от польских рабочих и крестьян восстаний и революции, а получили шовинизм и тупую ненависть к «русским»!

Польский пролетариат не только не восстал против якобы ненавистной ему власти, а напротив, серьёзно пополнил ряды своей воюющей армии.

Но не только просчеты нашего командования повлияли на исход боёв под Варшавой. Надо признаться, что масштабы помощи Польше других стран, особенно со стороны Франции, Англии и США были огромны.

Так, только официально правительство США выдало Польше заём в 50 млн долларов, что по тем временам это была огромнейшая сумма. В то же время Герберт Гувер, будущий президент США (1929–1933 гг.), руководитель, по существу, антисоветской организации «Американской администрации помощи» (АРА), предоставил в распоряжение польской армии на миллионы долларов продовольствия.

4 января 1921 года сенатор Джеймс Рид (от штата Миссури) выступил в конгрессе с обвинением, что 40 млн долларов из фондов помощи конгресса «тратятся на то, чтобы удержать польскую армию на фронте».

Кроме того, Гувер собрал по подписке около 23 млн долларов для помощи детям Центральной Европы и значительную часть этой суммы отправил в Польшу. Хотя в воззваниях, изданных в США, говорилось, что эти деньги будут поровну разделены между неимущими австрийцами, армянами и поляками, пострадавшими во время военного лихолетья.

Большая часть средств, собранных в США якобы для помощи Европе, пошла на поддержку антисоветской интервенции.

Полякам для активизации в борьбе против Советской России французский военный деятель, маршал Фердинанд Фиш, командовавший с апреля 1918 года и до конца войны вооруженными силами Антанты, поспешил послать в Польшу своего начальника штаба.

Таким образом, генерал Максим Вейгана стал непосредственным руководителем некоторыми операциями польских войск против частей Красной Армии.

После такой мощной поддержки польской армии Антантой поражение наших войск было предопределено.

30 сентября 1920 года войска Юго-Западного фронта отошли на линию Староконстантинов — Проскуров — Старая Ушица — реки Уборть и Случ.

3 октября командование Западным фронтом отвело войска на линию озеро Нарочь — Сморгонь — Молодечно — Красное — Изяслав — Самохваловичи — Романово — р. Случ.

15 октября поляки заняли столицу Белоруссии Минск, но через трое суток отошли к демаркационной линии.

Советское руководство было явно недовольно действиями армии. Уже 30 августа Сталин предложил создать «…комиссию из трех человек по обследованию условий июльского наступления и августовского отступления Западного фронта».

Однако Троцкому на заседании Политбюро ЦК РКП (б) удалось отклонить это предложение. Таким образом, он выводил из-под удара одного из непосредственных виновников варшавской катастрофы своего назначенца тщеславного Тухачевского, который противился признать свои просчеты.

На этом заседании советское руководство решило перейти с языка огня на язык переговоров, т. е. к «политике соглашательского мира с Польшей».

И всё же от резкого разговора по поводу поражения под Варшавой не удалось уйти. На 9-й конференции РКП (б), проходившей с 22 по 25 сентября 1920 года выступил Ленин. Свой политический доклад он построил в направлении общего обсуждения международной обстановки с естественным включением туда результатов неудавшегося похода Красной Армии на Варшаву.

Он признал, что «…мы потерпели…гигантское, неслыханное поражение» в результате стратегических просчетов и ошибок. Но Ленин, как и Троцкий, не стал вдаваться в подробности операций, а по существу, поддержал предложение Председателя Реввоенсовета — не создавать комиссии по расследованию провала наступательной операции. По существу он взял под защиту командование Западного фронта.

В частности, он заявил, что, дескать, пусть причины поражения определит история, и согласился идти на перемирие с Польшей в силу того, что ещё полностью не решен армией вопрос с Врангелем.

Для победы же над временным «хозяином» Крыма нужны были войска. Он также и поэтому предложил принять ноту Керзона.

Однако Сталин в конце первого дня работы конференции направил в её президиум записку. В ней он указал, что в своих статьях в «Правде» он был достаточно осторожен в оценках перспектив Варшавского похода. Расчет реввоенсовета Юго-Западного фронта на взятие города Львова не оправдался, потому что 1-я Конная армия была ошибочно переориентирована и отправлена на север, где концентрация польских войск была низка.

Отметая упрёки в своей пристрастности к командованию Западного фронта, Сталин отметил, что дело не в том, что мы не взяли Варшаву 16 августа 1920 года. Дело «в том, что Западный фронт стоял, оказывается, перед катастрофой ввиду усталости солдат, ввиду неподтянутости тылов, а командование этого не знало, не замечало, а если знало, то почему молчало?

Если бы командование предупредило ЦК о действительном состоянии фронта, ЦК, несомненно, отказался бы временно от наступательной войны, как он делает это теперь…

Это были объективные, справедливые слова Сталина, понимавшего, что справедливость есть постоянная и неизменная воля каждому воздавать по заслугам. Этого не хотели делать ни Ленин, ни тем более Троцкий, защищавший своего опростоволосившегося ставленника, цена ошибки которого стоила очень дорого, так как оценивалась самой дорогой валютой — кровью и многими жизнями красноармейцев.

Получив слово утром 23 сентября, Сталин, в общем, довёл до делегатов конференции свои соображения. Он торопился, но и его торопили, потому что прения по данному поводу завершались. В своей резолюции по политическому отчету ЦК РКП (б) конференция высказалась за переговоры с Польшей.

Одновременно по ту сторону фронта в Варшаве на правительственном уровне решался вопрос о составе делегации и выработке стратегии и тактики на предстоящих переговорах с Москвой в Риге. Польская сторона, особенно политики — ястребы, а также военные, предлагали своим дипломатам настаивать на проведении границы по Днепру и, заключив предварительный договор, затем вести торг по поводу спорных территорий, денежных компенсаций и имущества.

Однако здравый смысл возобладал в головах некоторой части высокого гражданского чиновничества, и они переломили упрямство гонористой польской военщины. В результате было принято решение ограничиться такой линией перемирия: по р. Збруч — р. Ствига — восточнее Ровно — Лунинца — Барановичей.

12 сентября в Ригу прибыла советская делегация, а через неделю, 19 сентября, — польская.

Переговоры начались 21 сентября. Проходили они на неблагоприятном для россиян военно-политическом фоне: продолжающихся наступательных действий поляков на Волыни и в Белоруссии, а также ожесточенных боев с Врангелем и на других участках многочисленных столкновений с неприятелями, а их в ту пору было очень много.

23 сентября советская делегация вынуждена была пойти на некоторый компромисс и согласилась на границу по линии: р. Шара — Огинский канал — р. Ясельда — р. Стырь и далее по границе Восточной Галиции. Договор вступил в силу после обмена ратификационными грамотами, состоявшегося 2 ноября в Либаве (Лиепая).

Польские войска отошли на демаркационную линию, а советские части вступили в Минск, Слуцк, Проскуров и Каменец-Подольский.

Что же получила Польша в результате этого договора? Она взяла под свой контроль западно-белорусские земли с населением почти в 4 млн человек, из которых 75 % составляли этнические белорусы, и западно-украинские территории, на которых проживало около 10 млн украинцев.

Таким образом, мы отдавали почти 15 млн православных славян в руки враждебно настроенных по отношению к ним чистых католиков и униатов. Советская Россия в результате отказа поляков в поддержке Врангеля и Петлюры в обмен на получение вышеупомянутых территорий на Востоке развязала себе руки. Сразу же были переброшены основные силы Красной Армии, задействованные на советско-польском фронте, на разгром Врангеля и завершения, таким образом, Гражданской войны на Европейской части страны.

И всё же, несмотря на заверения о прекращении боевых действий с Советами, польская сторона постоянно поддерживала выступления отдельных банд. Ими были отряды Булак-Балаховича, Савинкова, Петлюры и так называемой «мятежной» армии Желиговского численностью в 59–60 тыс. человек.

Все они базировались на польской территории, откуда совершали, как когда-то половцы, коварные набеги на неприятеля, с которым предварительно договаривались о мире.

Страдало мирное население уставшей Советской России, особенно украинцы и белорусы.

А тем временем переговоры в Риге продолжались… Готовилось подписание другого документа — финансово-экономического соглашения. Польская делегация за участие Польши в жизни Российской империи потребовала 300 млн рублей золотом. Советская сторона готова была ограничиться суммой только в 30 млн. Поляки также потребовали 2000 паровозов и большое количество вагонов, к тому же это требование выходило за скобки ранее угнанных 255 паровозов, 435 пассажирских и 8859 товарных вагонов.

Наглость претензий была очевидной, и она явилась, как говорили тогда наши переговорщики, не результатом трезвого и спокойного образа мышления, а действий свойства характера на генетическом уровне — «порока, но порока врожденного». История польского гонора не единожды подтверждала подобную аксиому.

Эта непонятная заносчивость и это беспочвенное самомнение до сих пор дают о себе знать во взаимоотношениях как с Россией, так и с другими соседними государствами, которые с сожалением относились к этому комплексу. Этот порок ментального чванства проявился недавно и в Евросоюзе.

В конце концов польская сторона согласилась, дабы иметь синицу в руках, а ведь могла заиметь только журавля в небе. Она получила сумму в 30 млн рублей золотом, но потребовала передать ей 12 тыс. кв. км. территории.

Вместе с тем советской делегации в ходе переговоров удалось достичь компромисса, в результате которого Варшаве Советская Россия передала 3 тыс. кв. км. в Полесье и на берегу Западной Двины, 300 паровозов, 435 пассажирских и 8100 товарных вагонов.

Проблема содержания пленных красноармейцев и их командиров скоро заявила о себе страшными подробностями.

По данным многих очевидцев, содержали наших военнопленных в концлагерях практически в скотских условиях. Создавалось впечатление, что поляки были полностью солидарны со словами, сказанными ещё в далеком 69-м году н. э. римским императором Авлом Вителлием после победы над недавним противником Марком Отоном, — труп врага всегда хорошо пахнет.

Бетонные полы польские надсмотрщики и охранники с санкции высшего руководства специально поливали холодной водой, отчего даже небольшой морозец и влажность буквально выкашивал российских военнопленных. Многие красноармейцы и командиры, вырвавшиеся из польского плена, рассказывали страшные истории об издевательствах в польских казематах.

Наших соотечественников часто грабили, избивали и убивали. Нормы всяких конвенций об условиях содержания военнопленных польскими властями были отброшены или забыты. Над женщинами, особенно из числа пленниц-военнослужащих, издевались чаще других и открыто над ними глумились. Нередко отмечались случаи развратных действий вплоть до изнасилования пленниц.

Пленных же красноармейцев, особенно из числа немцев, расстреливали в лагерях без суда и следствия на месте, объясняя элементарным доводом: убит при попытке к бегству или из-за сопротивления охране.

Вот откуда, можно предположить, что через два десятка лет у гитлеровцев могли взыграть гены мести за расстрелянных недавних своих предков.

Надо полагать, что эти зверства явились результатом патологической ненависти некоторой части польских руководителей к россиянам. Религиозные, политические, культурные противоречия действительно были причиной многих конфликтов между двумя славянскими народами на протяжении уже четырёх столетий. И в них победа чаще дружила с россиянами. Вот уж поистине: ненависть — это гнев слабых.

Не раз в прессе встречались утверждения, что поляки больны генетической памятью. И в ненависти есть ревность, говорил Ницше, мы хотим иметь своего врага исключительно для себя. Уже потом, когда не стало в 1939 году Польши, эта «некоторая часть» поляков с удовольствием поделила «своего врага» на Востоке с нацистской Германией.

Вот и сейчас поляки обиделись на то, что мы установили праздник 4 ноября как День единения русского народа в годовщину изгнания из Москвы чужеземных завоевателей — ляхов в 1612 году. Но как бы не возмущалась Варшава, однако эту историческую истину надо ей признать. Куда денешься — что было в истории, то было. Оно и останется! Прошлое никак не переделать. Его можно только сфальсифицировать, но ненадолго.

А было вот что: в семнадцатом веке шляхетство Речи По сполитой в который раз рвалось на восток, в том числе и в неприятном для поляков 1612 году, в Москву. Рвались они с одной целью — захвата чужих земель и приобретения новых рабов. Но, как известно, получился облом.

Потом пришел конец и Речи Посполитой, и Польша в течение двух столетий, потеряв суверенитет, стала всего-навсего Царством Польским в составе Российской империи. Разве эту политическую пощечину могли забыть ляхи? Конечно же, нет — вот и мстили России антироссийским оружием, которое ковалось на наковальне исторической фальсификации.

Как известно, поляки сами признаются, что не хотят налаживать добрые связи с Россией, наоборот, стремятся подчеркнуть своё недружелюбие к нам, например, через средства массовой информации. Читать переводы статей из польских газет для россиян — нелёгкое испытание на психологическую стойкость. Все они словно пересыпаны красным перцем мстительности, замешанной на лжи и ненависти.

Вина тут есть и наша, как СССР, так и РФ, — долгое время руководители современной России мирились с выливаемыми на неё ушатами грязи и с беспочвенными обвинениями нашей страны как поработительницей народов. Так и хочется крикнуть нашим борзописцам: ищите и обрящете!

Поляки не могут забыть утрату юрисдикции над частью некогда входивших в границы их государства территорий, а поэтому своему народу объясняют даже изъяны «шоковой терапии» как действия «руки Москвы», для освобожденья от которой готовы подпасть под «другую руку», тянущуюся из-за океана. И они подпали!

Сегодня руководство Польши, осевши в Евросоюзе и НАТО, ревностно держит равнение на США. Как говорится, дай бог счастье польскому народу от такого равнения. А если экономического «чуда» не получится, то пусть сами поляки и спрашивают со своих «начальников» государства за провалы.

Россия не должна вмешиваться во внутренние дела других государств. И она не вмешивается. Это касается дальнего и ближнего зарубежья, даже недавних друзей по Союзу. Пора осознать одну непреложную истину, что всякая острая идея в дурной среде превращается в ряд нелепостей.

Слишком часто за последние десятилетия и СССР и РФ наступали на одни и те же грабли. Слабость страны, как правило, выливалась в заигрывание и пиар-кампании политиков, которые тут же получали ответ — удар граблями по лбу. Наступили — и появлялся крик «вай-вай-вай!»

СОВЕ́ТСКО-ПО́ЛЬСКАЯ ВОЙНА́ 1920

  • В книжной версии

    Скопировать библиографическую ссылку:

    СОВЕ́ТСКО-ПО́ЛЬСКАЯ ВОЙНА́ 1920, вой­на ме­ж­ду Сов. Рос­си­ей и Поль­шей в пе­ри­од Гра­ж­дан­ской вой­ны 1917–22 . Ис­поль­зуя слож­но­сти Сов. Рос­сии, пе­ре­жи­вав­шей Гражд. вой­ну, польск. пра­вя­щие кру­ги ста­ви­ли пе­ред со­бой цель от­торг­нуть зна­чит. часть сов. тер­ри­то­рии и вос­ста­но­вить Поль­шу в гра­ни­цах нач. 17 в. В 1919 польск. вой­ска за­хва­ти­ли б. ч. Бе­ло­рус­сии и зап. рай­оны Ук­раи­ны. Пра­ви­тель­ст­во Поль­ши от­верг­ло не­од­но­крат­ные мир­ные пред­ло­же­ния Сов. Рос­сии и ак­тив­но го­то­ви­лось к круп­но­мас­штаб­ной вой­не. Фран­ция, США, Ве­ли­ко­бри­та­ния и ряд др. стран пре­до­ста­ви­ли Поль­ше круп­ные дол­го­сроч­ные кре­ди­ты и в те­че­ние вес­ны 1920 по­ста­ви­ли ей боль­шое ко­ли­че­ст­во ору­жия, бо­е­при­па­сов, во­ен. тех­ни­ки. В сер. 1919 в Поль­шу пе­ре­бро­си­ли сфор­ми­ро­ван­ную во Фран­ции из по­ля­ков 70-ты­сяч­ную до­бро­вольч. ар­мию (ген. Ю. Гал­лер). По­мощь Ан­тан­ты по­зво­ли­ла Поль­ше к вес­не 1920 соз­дать ар­мию чис­лен­но­стью ок. 740 тыс. чел. Её бое­вой под­го­тов­кой за­ни­ма­лись иностр. во­ен. ин­ст­рук­то­ры (толь­ко из Фран­ции их при­бы­ло ок. 3 тыс. чел.). План польск. на­сту­пления про­тив Крас­ной Ар­мии был раз­ра­бо­тан франц. во­ен. со­вет­ни­ка­ми. За­мы­сел опе­ра­ции пре­ду­смат­ри­вал си­ла­ми 2-й и 3-й польск. ар­мий ок­ру­жить и унич­то­жить 12-ю ар­мию сов. Юго-Зап. фрон­та, ов­ла­деть Кие­вом, за­тем раз­гро­мить 14-ю ар­мию то­го же фрон­та и за­хва­тить Одес­су. По­сле вы­хо­да польск. войск на ру­беж Дне­ст­ра и ок­ку­па­ции Пра­вобе­реж­ной Ук­раи­ны на­ме­ча­лось пе­ре­бро­сить осн. си­лы на се­вер и ов­ла­деть Бе­ло­рус­си­ей. По пла­ну Ан­тан­ты на­сту­п­ле­ние польск. войск долж­на бы­ла под­дер­жать уда­ром из Кры­ма «Рус­ская ар­мия » ген.-л. П. Н. Вран­ге­ля. 21.4.1920 польск. пра­ви­тель­ст­во за­клю­чи­ло до­го­вор с С. В. Пет­лю­рой о со­вме­ст­ных дей­ст­ви­ях про­тив Крас­ной Ар­мии. В об­мен на при­зна­ние Поль­шей «не­за­ви­си­мо­сти» Ук­раи­ны воз­глав­ляе­мая Пет­лю­рой укр. Ди­рек­то­рия ус­ту­па­ла ей Вост. Га­ли­цию, Зап. Во­лынь, часть По­ле­сья и со­гла­си­лась пре­дос­та­вить свои вой­ска в рас­по­ря­же­ние польск. ко­ман­до­ва­ния, а так­же обя­за­лась снаб­жать польск. ар­мию про­до­воль­ст­ви­ем. Вой­ска Поль­ши, пред­наз­на­чен­ные для на­сту­п­ле­ния на Ук­раи­не и в Бе­ло­рус­сии, бы­ли раз­де­ле­ны на 2 фрон­та: Сев.-Вост. (ок. 70 тыс. шты­ков, 5,5 тыс. са­бель, 340 ору­дий, 1440 пу­ле­мё­тов, 10 бро­не­по­ез­дов, 46 са­мо­лё­тов; ко­манд. – ген. С. Шеп­тиц­кий) и Юго-Вост. (св. 92 тыс. шты­ков, 5 тыс. са­бель, ок. 350 ору­дий, 840 пу­ле­мё­тов, 2 тан­ка, 8 бро­не­по­ез­дов и 13 са­мо­лё­тов; мар­шал Ю. Пил­суд­ский , с конца мая ген. А. Лис­тов­ский). Об­щее ру­ко­во­дство дей­ст­вия­ми польск. войск осу­ще­ст­в­лял Пил­суд­ский. К на­ча­лу мая 1920 в со­ставе сов. Зап. фрон­та (В. М. Гит­тис, с 29 ап­ре­ля М. Н. Ту­ха­чев­ский ), дей­ство­вав­ше­го в Бе­ло­рус­сии, име­лось св. 83 тыс. шты­ков, 5,5 тыс. са­бель, св. 420 ору­дий, ок. 1700 пу­ле­мё­тов, 10 бро­не­по­ез­дов. Юго-Зап. фронт (А. И. Его­ров ) на Ук­раи­не на­счи­ты­вал 41 тыс. шты­ков, 2 тыс. са­бель, св. 250 ору­дий, 1300 пу­ле­мё­тов, 23 бро­не­по­ез­да.

    Советско-польская война: Почему в 1920 году Красная армия проиграла

    Историк, заместитель главного редактора телеканала Царьград Михаил Смолин о советско-польской войне 1920 года

    15 августа 1920 года вошло в историю Польши как событие, принесшее стране независимость. Именно в этот день произошла известная Варшавская битва, именуемая также «Чудом на Висле», положившая конец советско-польскому кровопролитию.

    В этот день в Польше ежегодно отмечается праздник Войска польского, сотворившего истинный подвиг и отстоявшего родную землю, попранную большевицким сапогом.

    Подробнее об этом историческом событии в эфире рассказал заместитель главного редактора телеканала Царьград, историк Михаил Смолин.

    Это поражение в разжигании мировой революции

    — Почему не так много в советской и постсоветской историографии и истории уделено этому событию?

    — Конечно, советской историографии гордиться было нечем, поскольку события советско-польской войны являются разгромом советской Красной армии и, по сути, являются не только поражением в войне с Польшей — это поражение в разжигании мировой революции.

    Поход осуществляли на Берлин, а Варшава была промежуточным этапом в движении Красной армии — собственно, само направление ударов Тухачевского в 1920 году говорит о том, что Варшава не была главным призом в этих операциях. И это двойное стремление победить поляков и направиться на Берлин отчасти и сыграло такую плачевную роль. Удары были распылены, не было мощного удара по Варшаве, и для разгрома польской армии, как мне кажется, в реальности было совершенно недостаточно сил.

    — Кто был главным идеологом этого мероприятия?

    — Вы знаете, по воспоминаниям складывается впечатление, что идеологом этой операции (именно похода в Европу) был все-таки Ленин. Об этом откровенно пишет Троцкий: у Ленина сформировалась четкая позиция, что необходимо перенести революционные войны в сторону Германии. Была большая надежда, что именно Германия — самая передовая рабочая страна, и там пролетариат поддержит русскую революцию, ему надо помочь таким военным походом на Берлин.

    Но поскольку к тому моменту уже создалась некая польская государственность, то, естественно, препятствием на пути к мировой революции стала Варшава — Пилсудский с его войсками. И советско-польская война, в общем-то, случилась совершенно случайно — если бы Антанта не смогла Пилсудскому помочь в организации Польского государства, такой войны и не было бы. Красная армия прошла бы до Берлина победоноснее и быстрее, не останавливаясь на каком-то противостоянии с польскими войсками (надо сказать, довольно спешно собранными французскими инструкторами).

    — А что можно сказать о советской армии?

    — Если говорить о командующем составе, то фактически все командующие фронтами и армиями — это русская императорская армия, перешедшая на службу в Красную армию. Может, единственным унтером там был Буденный, командовавший Первой конной армией.

    Возможно, для него это тоже самая печальная страница в биографии. Потому что, во-первых, Первая конная армия в 1920 году не сыграла решающей роли, на которую все рассчитывали, а с другой стороны, фактически понесла поражение, находясь в окружении после падения советского фронта в результате польского наступления. Первую конную армию приходилось собирать, даже какие-то части приходилось репрессировать из-за того, что они превращались в махновщину в стадии отступления.

    — Как же так получилось, что несоизмеримые по размеру государства, армии столкнулись, и Рабоче-крестьянская Красная армия, по сути, откатилась назад?

    Одновременно с этим ситуация, когда на юго-западном фронте Сталин вместе с командиром этого фронта не отдал Первую конную армию в распоряжение Тухачевского, тоже сыграла большую роль.

    Переговоры тоже были уникальными, Тухачевский требовал у главнокомандующего Каменева передать ему Первую конную. Каменев переговаривался с Егоровым, командиром юго-западного фронта, на Егорова давил Сталин, не давая реализовать этот план, все начали переговариваться в свою очередь уже с Лениным. Ленин сказал: «Ребята, давайте вы как-то там сами разберитесь, только не ругайтесь между собой». И понятно, что в ситуации таких переговоров никакие военные успешные действия просто были невозможны.

    Красная армия в 1920-м — не то же, что в 1945-м

    — В массовом сознании все-таки Красная армия — это армия победителя в куда более серьезном противостоянии в Великой Отечественной войне. А тут такое досадное поражение. В чем отличие — война ведь не просто механический и физический процесс. Это же в чем-то и метафизика?

    — Конечно. Я думаю, что Красная армия по состоянию на 1920 год не являла собой ту армию, которая вошла в Берлин в 1945-м. Это были менее дисциплинированные части, подвергшиеся трехлетнему революционному воздействию. Отношение к своим командирам было очень своеобразное — все время были споры, хотелось сделать мировую революцию самому, и Тухачевский вел войну в стиле Бонапарта, когда он не сообразовывался ни с какими другими мнениями, и требовал подкреплений только себе, считая, что только он может выполнять какие-то военные победы на этом фронте.

    Это поражение в отношении Польши было не единственным в те годы. Ленин тогда уже дважды пытался воевать с Финляндией, где победили белофинны, дважды он проиграл Финляндии, и соответствующий мирный договор с Финляндией укрепил это положение. Были заключены два (тоже довольно позорных) мирных договора с Латвией и с Эстонией. Все территориальные споры с Эстонией, которые сегодня у нас существуют, это еще с той эпохи.

    — Надо Ленина тоже благодарить…

    — Да, можно поблагодарить Владимира Ильича. Потому что сначала он всех отпустил, а буквально через несколько месяцев решил попробовать силой все отобрать обратно. Когда он увидел, что большевистские силы не приходят к власти, и советская власть не устанавливается сама только по факту того, что она правильная. Оказалось, что ни эстонские, ни латышские, ни финские народы не стремятся к тому, чтобы повторить такой советский эксперимент красной России.

    Поэтому советско-польская война не исключение, и поражение в ней в эти годы подкреплено еще несколькими отрицательными моментами, в том числе, конечно, надо помнить и про Брестский мир.

    — Очень много значит от личности военачальника, человека, который непосредственно находится на фронте со своими солдатами. Тухачевский — что это был за человек?

    — Мне кажется, это был отчасти военный авантюрист, которому была интересна быстрая военная карьера. Конечно, у него была военная жилка, безусловно, он был небесталанным военным специалистом. Но надо понимать, что в те годы Красная армия — это наличие огромного количества политических руководителей, которые все время не давали военспецам полной инициативы к действию. Ситуация с юго-западным фронтом, когда Егорову, наступавшему с юго-запада на Львов и с юга на Варшаву, Сталин так и не дал развернуть свои силы и одновременно не дал перевести Первую конную на фронт Тухачевского. Здесь значительную роль сыграли политические установки советских вождей: они сильно вмешивались в ход военных действий, мешали военным специалистам, которые, в принципе, были неплохими специалистами.

    — О Тухачевском есть огромное количеством мифов, с одной стороны, чуть ли не язычник, эзотерик и член тайных обществ, с другой — крайне жестокий человек, стоит вспомнить, как он травил собственный народ газом…

    — Да, я думаю, что здесь не нужно обелять этих людей с точки зрения человеческих качеств. Безусловно, люди, которые пошли служить коммунистической власти и прошли большой путь в иерархии советской страны, конечно, сильно замазались в различных советских мероприятиях, в подавлениях восстаний. В том числе Тамбовского восстания, когда применялось химоружие (кстати говоря, его не решился применять даже Гитлер во время Второй мировой войны).

    Поэтому личные качества советских военачальников очень своеобразны. Здесь вспоминается ситуация, когда того же упомянутого мною Егорова потом топил Жуков, который вспоминал, что слышал еще в 1917 году, как Егоров на каком-то митинге плохо отзывался о Ленине. И это, представьте себе, через 20 лет после революции Жуков вспоминает в своей докладной записке против Егорова, которого потом расстреляли.

    Надо сказать, что все мало-мальски заметные участники советско-польской войны с советской стороны были в дальнейшем репрессированы. Единственный, кто остался — это Буденный, конечно.

    — Как символ.

    — Прошло 25 лет, Красная армия входит в Берлин, остается обладающей самым большим количеством танков и самой сильной армией мира — что произошло за эти 25 лет?

    — Если вопрос понимать с точки зрения того, почему в 1945-м у нас получилось, то сначала надо вспомнить 1941 год, когда огромное количество людей, наконец, осознали, что для них эта война является выбором между жизнью и смертью. Не тогда, когда немцы перешли границу, а когда мы поняли, что немцы уже находятся во внутренних районах России, когда они уже были на Волге, под Москвой и под Ленинградом. Тогда у огромного народа — русских — включились исторические психологические моменты, когда нация ощущает смертельную опасность для себя, и когда все включаются в общую оборону. 1945 год — это результат этого ощущения крайней опасности для национального бытия.

    Собственно, и потери, которые мы понесли во время этой войны, говорят о том, что население было готово заплатить такую жертву, чтобы избавиться от этой опасности. И сама опасность была таких размеров, и ее ощущение было настолько живо, что готовы были исполнять эти странные мероприятия советской власти, которые приводили к огромным потерям, в том числе и на фронте.

    Статья написана по материалам сайтов: military.wikireading.ru, bigenc.ru, tsargrad.tv.

    »

    Помогла статья? Оцените её
    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
    Загрузка...
    Добавить комментарий

    Adblock detector