Главный мудрец и хранитель традиций кунг фу

Делаем Карту слов лучше вместе

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я стал чуточку лучше понимать мир эмоций.

Вопрос: проглядеть — это что-то нейтральное, положительное или отрицательное?

Предложения со словом «хранитель традиций»:

  • Ему суждено стать главным хранителем традиций античной мысли, здесь происходит её дальнейшее развитие, не стеснённое рамками христианских догматов.
  • Прежде всего, старик — это мудрец, хранитель традиций и олицетворение жизненного опыта: «Молодой работает, старый ум даёт», «Молодой на битву, старый на думу», «Мал да глуп — больше бьют: стар да умён — два угодья в нём», «Старого волка в тенёта не загонишь», «Детинка с сединкой везде пригодится» и т.
  • Белошкурые — хранители традиций , законодатели, лекари и учителя, обучают грамоте, правилам поведения и хорошим манерам подрастающее поколение.
  • (все предложения)

Оставить комментарий

Карта слов и выражений русского языка

Онлайн-тезаурус с возможностью поиска ассоциаций, синонимов, контекстных связей и примеров предложений к словам и выражениям русского языка.

Справочная информация по склонению имён существительных и прилагательных, спряжению глаголов, а также морфемному строению слов.

Сайт оснащён мощной системой поиска с поддержкой русской морфологии.

Сила и мудрость

Сила и мудрость

«Большая сила побуждает к великой мудрости» — в этом известном афоризме традиционного ушу тонко подмечена основа гармоничного воспитания бойца, сочетающего в себе единство духовного совершенствования и боевой практики. Скрытый смысл этой максимы и других, подобных ей, зачастую не сразу подмечается даже искушенными в боевых искусствах представителями западной традиции.

Может быть, все это — не более чем обыкновенный восточный трюизм, облеченный в мудрую традиционную форму, и мы напрасно ищем за глубокомысленной фразой духовное откровение старых мастеров? Не покажутся ли нам рассуждения о добродетельных поступках воинов, их высокой гуманности и мудрости немного наигранными, чуть театрализованными и рассчитанными «на публику»?

А если все же допустить, что за всем этим стоит вполне реальное, абсолютно конкретное состояние духа учителей ушу и их объяснения добродетельной мудрости следует понимать не через логически-холодный разум, а осознавать сердцем? Спросим себя, почему известные наставники в своих трудах больше места уделяют именно нравственному воспитанию человека, причем не в затертом утомительными рассуждениями западном смысле нравственности, но именно как проявлению чистого, запредельно спокойного, светло-доброго состояния сознания, непротиворечивого взаимопреемствования мира и человека?

Этот особый путь нравственно-духовного воспитания через боевые искусства, ведущий к реализации природной чистоты человеческого духа, носит название «удэ» — «боевая мораль», или «боевая добродетель», а если толковать весьма расширительно — то «благое качество, достигаемое через занятия боевыми искусствами». Именно этому качеству испокон веков отводилось важнейшее место во всех школах ушу.

Вот один из ярких примеров. Известный мастер XVIII века из Хэнани Чан Найчжоу в «Книге о технике боя» («Уцзишу») в первых главах и предисловии к своему опусу больше внимания уделял понятию добродетельного поступка, почтительности и скромности бойца, нежели описанию ударов. Он считал, что ушу начинается с воспитания души, а отнюдь не с объяснения техники поединка. Вот его слова: «Изучая кулачное искусство, надо прежде всего совершать добродетельные поступки, в мирских делах быть почтительным и скромным, не вступать в бой с другими людьми. Только таким образом можно стать истинным человеком и благородным мужем».[48]

Не покажется ли нам парадоксальным, что боевое искусство, одна из целей которого заключается в умении нанести своему сопернику максимальный урон, должно начинаться с овладения некими моральными нормами, причем это овладение заключалось не в механистическом заучивании правил поведения, но в их интериоризации, «погружении внутрь сознания», когда предписания становились основой истинной натуры человека. «Боевое искусство создано для того, чтобы им никогда не пользоваться», — подтверждает этот парадокс другая сентенция из ушу. Однако этот парадокс становится закономерностью и необычайной продуманностью, если мы будем учитывать тот факт, что культура, воспитывавшая в своих недрах столь искусных бойцов, вырабатывала и определенные нормы регуляции отношений этих людей с самим обществом. Общество, равно как и сами мастера, должно быть уверено, что их искусство никогда не будет обращено во вред людям.

Неправильно определять «боевую добродетель» как набор каких-то нравственных качеств, как раз «нравственного» тут мы не встретим. Это особая форма существования, стилистика жизни в ушу, по сути — каждодневное существование на грани человеческого и небесного.

Годами проверялся ученик, прежде чем его допускали до истинных тайн школы, до наиболее эффективных приемов и методов. Удэ постепенно превращалась не столько в ряд запретов, сколько в пробуждение общегуманного начала в человеке. Из моральных понятий, навязываемых извне человеку, боевая мораль превращалась в «отклик Дао» внутри него. Примечательный факт — ученику редко запрещалось что-нибудь делать, ему лишь объясняли, что тот или иной поступок несопоставим с идеальным образом последователя ушу. Остальное он мог решать сам: либо следовать предписанным путем боевых искусств, либо пребывать в мире иллюзий, считая, что может существовать боевое искусство без морально-духовного подвижничества.

Конечно, мы говорим о некоем идеальном варианте, но, как ни странно, этот идеал бойца воплощался в Китае не столь редко, как это было с западными нравственными идеалами. Боевая добродетель представлялась не как набор скучноватых морализаторских поучений и разрозненных дидактических наставлений, но как раскрытие высочайшей тайны души мастера («истинного человека»!), которую он передавал последователю, — слепок человеческого духа, достигшего своей вершины.

Удэ начинается с воспитания скромности — проявления особого уважения как к учителю и собратьям, так и ко всем окружающим. Ученик, который выказывал подобострастное поклонение учителю, но был груб и заносчив по отношению к обычным людям, считался утерявшим важнейшую черту боевой добродетели — всеобщность принципа искренности — и зачастую изгонялся из школы. Учитель мог строго наказать ученика за то, что он демонстрировал знания ушу без явной необходимости, добиваясь дешевой популярности.

К правилам «боевой морали» относили не только нравственно-душевные качества, но и саму серьезность человека в процессе обучения. В тренировке необходимо соблюдать «золотую середину», «не торопиться и не медлить», как учили китайские мастера, «позволять вещам и самому человеку развиваться естественным образом, своими советами помогая ученику, но ни в коем случае не приказывая. «Каждый должен следовать в обучении своим собственным склонностям», — объяснял учитель тайцзицюань Ян Чэнфу.[49]

Настоящий учитель живет внутри самого человека, новичок просто не замечает его. Этот внутренний учитель, по сути дела, и есть незамутненная природа человека (син), его врожденно-чистые свойства, которые равны самому Дао. Наставник в ушу лишь помогает пробудить этот изначальный мир внутри человека, но основной духовный процесс остается за самим обучающимся. Учитель подсказывает методы тренировки, объясняет приемы, своим поведением и состоянием устанавливает для подопечного некую точку устремлений, горизонт развития. А вот чтобы подойти к нему, требуются особое терпение, моральное усилие, выраженное в серьезности, покой души и неторопливость — качества, которые предписаны правилами поведения ученика.

Примечательно, что большинство трактатов по ушу описывали обучение не как поэтапное овладение приемами, но как процесс становления сознания, или, как это часто называли во внутренних школах, «овладение истинной мыслью и истинным устремлением». Древний трактат из «Канона тайцзицюань» «Пять заметок об использовании мастерства» так описывает этапы саморазвития: «Глубоко изучай. Вникай, вопрошая. Тщательно продумывай. Отчетливо осознавай. Искренне следуй».[50] Процесс саморазвития, как видно, начинается с вопросов к учителю, пока наставления не войдут в плоть и кровь ученика и не станут неотъемлемой частью его души. И лишь затем начинается следование учению — фактически, само ушу. За всем этим стоят колоссальная тщательность и уважение к искусству. Об этом говорил учитель тайцзицюань Дун Иньцзе: «Метод человеческой гармонии заключен в том, что хотя вы и вступаете в поединок, но при этом должны оставаться вежливыми и не терять достоинства».[51] Обратим внимание на вежливость — не наигранную вежливость, но особый тип искренности, выражающий чистоту отношения к миру. В этом — глобальная вежливость к жизни, предел глубины человеческого сердца.

Кунг-фу панда

Точность Выборочно проверено

«Кунг-фу панда» (англ. Kung Fu Panda ) — анимационный мультфильм 2008 года производства DreamWorks Animation. Фильм повествует о становлении панды По — обычного сына лапшичника — настоящим мастером кунг-фу.

Не будите во мне зверя, пожалуйста…

Содержание

По [ править ]

  • Легенда рассказывает о легендарном воине кунг-фу… О его мастерстве ходили легенды!!
  • И слепли враги от сверхдозы его запредельной улётности.
  • А может, всё-таки по пельмешке?
  • За свою улётность денег не беру. А за красоту — тем более.
  • Возможно, отстой, который я сегодня показал, не видели за всю историю кунг-фу… за всю историю Китая… за всю историю отстоя!
  • [пародирует Шифу] Ты не станешь Воином Дракона, не сбросив двести кило и не почистив зубы! [все, кроме Тигрицы, смеются] Что это за шум вы издаёте? Смех? Никогда о нём не слышал. Тренируйся, панда, и когда-нибудь у тебя станут уши, как у меня!
  • (устроив нечто вроде игры «напёрстки» со Свитком Дракона и сковородками) Кручу-верчу, обмануть тебя хочу!
  • Скидыщь.

Мастер Угвэй [ править ]

  • [По] Бросить — не бросить, лапша — не лапша. Тебя слишком занимает что было и то, что будет. Мудрецы говорят: прошедшее забыто, грядущее закрыто, настоящее даровано. Поэтому его и зовут настоящим! (Yesterday is history, tomorrow is a mystery, but today is a gift. That is why it is called the present.)[1]
  • Случайности не случайны.
  • Ты должен избавиться от иллюзии, что всё в этом мире зависит от тебя.

Мастер Шифу [ править ]

[Мастер Угвэй избрал По Воином Дракона] ЧТО?!

  • [Наблюдая за неудачной тренировкой По] Отныне существует нулевой уровень…
  • [Неистовой Пятёрке] Совсем неплохо, ученики… если вы хотели меня разочаровать.

Мастер Тигрица [ править ]

  • [По] Легенда гласит, что Воин Дракона способен долгие месяцы жить на росе с одного единственного листа дерева Гинкго и на энергии Вселенной!
  • [По] Тебе не следует здесь находиться.
  • [Угвэю] Мастер, вы указываете на меня?

Мастер Журавль [ править ]

  • [По] Я ничего не говорил
  • [По] Тебе не следует здесь находиться.
  • [По] Собственность Журавля!

Мастер Шифу [ править ]

  • «[М]» Случайности не случайны «Панда»

Мистер Пинг [ править ]

  • [Мастер Угвэй избрал По Воином Дракона] ЧТО?!
  • [По] Тебе наконец-то приснилась лапша!
  • [По] Мы — лапшичники, в наших жилах течёт крепкий бульон!
  • [По] Наконец настало время раскрыть тебе секретный ингредиент моего секретно-ингредиентного супа!
  • [соседям] Это мой сын! Эта большая, жирная, милая панда — мой сын!

Диалоги [ править ]

[Неистовая Пятёрка раздосадована тем, что Мастер Угвэй избрал По Воином Дракона]

Мастер Тигрица: Я думала, мастер Угвэй выберет того, кто действительно владеет кунг-фу…
Мастер Журавль: Или того, кто, наклонившись, коснётся своих лап!
Мастер Обезьяна: Или хотя бы их увидит!

[Тигрица высказвает По своё отношение к нему]

Мастер Тигрица: … А теперь ему достался ты. Неуклюжая и жирная панда, которая ничего не воспринимает всерьёз! [морда По перекашивается] ХВАТИТ. Мастер Богомол: Стой! Это я виноват! Случайно зацепил ему лицевой нерв! И, кажется… сердце остановил.

[Шифу шокирован тем, что Угвэй выбрал По]

Угвэй: Друг ты мой старинный, панда не выполнит своего предназначения, а ты своего, пока не расстанешься с иллюзией, будто всё в этом мире зависит от тебя.
Шифу: С иллюзией?
Угвэй: Да. Взгляни на это дерево, Шифу. Я не заставлю его цвести, когда мне будет угодно или принести плоды раньше срока.
Шифу: Но кое-что от нас зависит. Я захотел, и этот плод упал. И от меня зависит, где посадить семя. И это вовсе не иллюзия, мастер.
Угвэй: Да, но что бы ты ни делал, из этого семени вырастет персиковое дерево. Ты можешь хотеть, чтобы выросла яблоня, но вырастет персиковое.
Шифу: Персиковое дерево способно победить Тай Лунга?
Угвэй: Может и способно — если ты пожелаешь направить его, взрастить, поверить в него.
Шифу: Но как? Как?! Мне нужна ваша помощь, мастер.
Угвэй: Нет, ты должен просто верить. Пообещай мне, Шифу. Пообещай, что ты поверишь.
Шифу: Я… я обещаю… поверить.

[Отец По наставляет его на последний бой]

Мистер Пинг: По, настало время поведать тебе то, что следовало поведать уже давным-давно.
По: Слушаю.
Мистер Пинг: Секретный ингредиент моего секретно-ингредиентного супа…
По: О-о.
Мистер Пинг: Слушай меня. Секретного ингредиента — не существует!
По: Ка-ак?
Мистер Пинг: Не существует. Нет его! Никакого секретного ингредиента!
По: Постой-постой. Так мы готовим обыкновенную лапшу? Не добавляем ни специй, ни особенного соуса?
Мистер Пинг: Да незачем! Чтобы сделать что-то особенное, надо просто поверить, что это — особенное!
По: Никакого секретного ингредиента нет…

[Тай Лунг впервые видит По]

Тай Лунг: А ты ещё кто?
По: Дружище… я — Воин Дракона! [задыхается]
Тай Лунг: Ха-ха-ха! Ты?! [обращаясь к Шифу] Он же панда! [снова к По] Ты панда! И что же ты сделаешь, здоровяк? Плюхнешься на меня?
По: Не подкалывай!

[Тай Лунг отобрал у По свиток Дракона]

Тай Лунг: Наконец-то. О да. Сила свитка дракона теперь принадлежит мне. [Раскрывает свиток и видит, что он пуст] Здесь ничего нет!
По: Расслабься, я сначала тоже не въехал.
Тай Лунг: Что?
По: Секретного ингредиента нет! Дело в тебе.

[Почти побеждённый Тай Лунг перед поражением]

  • Тай Лунг: Ты… меня… не победишь! Ты обычная… большая… и жирная… ПАНДА! [По хватает палец Тай Лунга]
  • По: Да, я большая и жирная панда. Но только не совсем обычная панда! [поднимает мизинец]
  • Тай Лунг: Пальцевый захват Уси?!
  • По: О, ты знаешь этот захват?
  • Тай Лунг: Ты блефуешь. Блефуешь! Шифу не мог тебя этому научить!
  • По: Верно. Я сам разобрался. СКИДЫЩЩ! [опускает мизинец]

Кунг-фу Панда (Kung Fu Panda)

— Ах, Шифу, друг ты мой старинный, панда не выполнит своего предназначения, а ты своего, пока не расстанешься с иллюзией, будто всё в этом мире зависит от тебя.
— С иллюзией?
— Да. Взгляни на это дерево, Шифу. Я не заставлю его цвести, когда мне будет угодно или принести плоды раньше срока.
— Но кое-что от нас зависит. Я захотел, и этот плод упал. И от меня зависит, где посадить семя. И это вовсе не иллюзия, мастер.
— Да, но что бы ты ни делал, из этого семени вырастет персиковое дерево. Ты можешь хотеть, чтобы выросла яблоня, но вырастет персиковое.
— Персиковое дерево способно победить Тай Лунга?
— Может и способно — если ты пожелаешь направить его, взрастить, поверить в него.
— Но как? Как?! Мне нужна ваша помощь, мастер.
— Нет, ты должен просто верить. Пообещай мне, Шифу. Пообещай, что ты поверишь.
— Я… я обещаю… поверить.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector