Венгерский поход русской армии под командованием паскевича

автор статьи Воронин Вс.

1. Материалы сайта «Русь изначальная» могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт «Русь изначальная».
3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

С уважением,
Администратор сайта «Русь изначальная»

Венгерский поход 1849 г.

Революционный взрыв, потрясший Европу в 1848 г., с особой силой сказался в Габсбургских владениях. Венгрия провозгласила свою независимость. В славянских областях, особенно в Богемии (Чехии), и даже в самой Вене, происходили мятежи. Положение Австрии стало критическим, а весной 1849 г. — отчаянным. Юный император Франц-Иосиф, вступивший на престол после отречения своего дяди Фердинанда, обратился в апреле с мольбой о помощи к Николаю I, напоминая о принципах Священного союза.

Русская армия была готова к походу еще с конца 1848 г., как только в Европе началась революция. Первые русские войска (одна дивизия) были переброшены по просьбе австрийского канцлера в Вену еще в апреле 1849 г. (это был первый опыт перевозки русских войск по железной дороге). Основные же силы русской армии (120.000 чел. под командованием Паскевича в Царстве Польском и 50.000 под командованием генерала А.Н. Лидерса в дунайских княжествах) выступили в дело лишь в начале июня.

Кампания длилась всего два месяца. Власть австрийских Габсбургов была спасена. Николай Iвосстановил готовую распасться Австро-Венгерскую монархию. (Австрия же через четыре года «удивит весь мир своей неблагодарностью», фактически поддержав Англию и Францию в Крымской войне). Россия заслужила себе славу «европейского жандарма» и ненависть не только революционных, но и либеральных европейских кругов. Именно вмешательство России предопределило поражение борьбы венгров за независимость. (Это на многие десятилетия вперед определило ненависть венгров к России и русским, неоднократно проявлявшуюся как в мирное время, так и в ходе двух мировых войн).

Восточная (Крымская) война 1853 — 1856 гг.

Политика Священного союза, с таким упорством проводившаяся русским правительством, привела к тому, что “жандарма Европы” — Россию возненавидел весь цивилизованный мир, причем не только либеральные Великобритания или Франция, но даже весьма реакционные Пруссия и Австрия. Австрийцы к тому же искусно списали на “казаков” все недовольство вновь покоренных венгров. Таким образом, к началу 1850-х гг. Россия осталась без союзников.

Тем временем Великобритания активизировала свои дипломатические усилия, стремясь воспользоваться благоприятным моментом для окончательного вытеснения России с Балкан и Ближнего Востока. Вновь обострился так называемый Восточный вопрос.

В 1850 г. в Палестине произошел конфликт между православным и католическим духовенством. Речь шла о том, кто будет блюстителем особо чтимых всеми христианами храмов Гроба Господня в Иерусалиме и Рождества Христова в Вифлееме. Под давление президента Франции Луи-Наполеона Бонапарта — будущего (с декабря 1852 г.) императора Наполеона III — Османская империя (в состав которой входила тогда Палестина) решила спор в пользу католиков, вызвав резкое недовольство в Петербурге. Отступить Россия не могла, так как под сомнение было поставлено ее право покровительства всем православными христианам на территории Османской империи, полученное еще при Екатерине и уступчивость России могла быть истолкована как слабость и стать началом полного и окончательного вытеснения ее из этого важнейшего региона.

В феврале 1853 г. на переговоры в Константинополь был послан кн. А.С. Меншиков — относительно неплохой военный, но никудышний дипломат. Вызывающе надменная манера общения Меншикова, натолкнувшись на непримиримую позицию турецкого правительства, поддерживаемого Англией, лишь спровоцировала дальнейшее обострение и ослабила позиции умеренных турецких политиков, склонных к компромиссу с Россией. Характерно, что по вопросу о Святых местах удалось добиться приемлемого решения, однако русский император хотел теперь большего — подписания договора, по которому Россия получала бы право вмешиваться во внутренние дела Турции в любой момент, когда, по ее мнению, нарушались права православных. Фактически, это означало бы для Турции потерю суверенитета, и на это она пойти не могла. Николай решил было сломить волю турок внезапным занятием Константинополя десантом Черноморского флота. Однако министр иностранных дел К.В.Нессельроде решительно воспротивился этому, убеждая императора, что тем самым Россия лишь спровоцирует вмешательство европейских государств.

Готовясь к войне, Николай I рассчитывал на то, что Англия и Франция не сумеют преодолеть свои разногласия и единым фронтом выступить против России, более того, он рассчитывал, что как и в 1828 г. Англия поддержит действия России или, хотя бы не будет им препятствовать. Это было серьезной дипломатической ошибкой. Даже осознав, что Россия останется на этот раз одна, Николай I не прекратил нажима на Турцию. Так, для демонстрации серьезности русских намерений в вассальные дунайские княжества (Молдавия и Валахия) были введены войска (при этом, чтобы избежать вмешательства великих держав Россия взяла на себя обязательство не переходить Дунай и не ставить целью войны уничтожение Османской империи). Однако, Османская империя, поддерживаемая Великобританией и Францией, проявляла редкую неуступчивость. Наконец, в октябре 1853 г., заручившись поддержкой великих держав, турецкий султан объявил России войну.

Уже 18 ноября адмирал П.С. Нахимов уничтожил турецкий флот в бухте Синопа. Успешными были боевые действия в Закавказье. Но в 1854 г. Турцию поддержала коалиция европейских государств. Они стремились нанести России удар неслыханной силы, который отбросил бы ее на века назад и вытеснил бы с Балкан и Ближнего Востока.

Вступление в войну великих держав резко изменило соотношение сил и весь дальнейший ход войны. Российская империя оказалась атакована по всему периметру своих протяженнейших границ. Англо-французская эскадра вошла в Балтийское море и обстреливала Кронштадт (ее дымы были прекрасно видны из Большого Петергофского дворца). На Белом море английская эскадра подвергла бомбардировке Соловецкий монастырь и опустошила все северное побережье России. В августе 1854 г. на Дальнем Востоке англо-французская эскадра предпринял попытку захватить Петропавловск-Камчатский. Лишь благодаря героизму его защитников и таланту командующего гарнизоном адмирала В.С. Завойко и командира фрегата “Аврора” капитана 2 ранга И.Н.Изылметьева десант был отражен. Впрочем, Петропавловск пришлось эвакуировать. Вскоре были оставлены русскими и все другие населенные пункты на дальневосточном побережье. Русские корабли укрылись в устье Амура. Так впервые в русской истории географический фактор сработал против России. Она просто не была в состоянии отразить удары, наносившиеся со всех сторон. Однако главным театром боевых действий продолжал оставаться бассейн Черного моря.

Высадка 62-тысячного англо-французского экспедиционного корпуса состоялась 2-6 сентября 1854 г. в районе Евпатории. Русские войска под командованием А.С. Меншикова не сумели этому помешать. 8 сентября 1854 г. состоялось сражение на р. Альме, в ходе которого поддерживаемые корабельной артиллерией союзники сумели сломить сопротивление 35-тысячной русской армии и прорваться к Севастополю. 10 сентября Меншиков прибыл в Севастополь, велев остаткам своих войск отступать на Бахчисарай. Казалось, ничто не помешает союзникам захватить главную (и, фактически, единственную) военно-морскую базу России на Черном море. Однако союзники побоялись штурмовать Севастополь сходу, предпочтя на первых порах ограничиться блокадой. Это дало русскому командованию (адмиралы В.А. Корнилов, П.С. Нахимов, В.И. Истомин) возможность подготовить город к обороне. Саперы под командованием талантливого военного инженера Э.И. Тотлебена в кратчайшие сроки возвели вокруг города земляные укрепления. Вход в Севастопольскую (Северную) бухту был прегражден затоплением 10 сентября по приказу Меншикова кораблей Черноморского флота, с которых предварительно сняли артиллерию. Русские войска разделились на собственно севастопольский гарнизон (около 32.000 чел., главным образом моряки) и так называемый “Наблюдательный корпус” под командованием Меншикова в районе Балаклавы (около 26.000 чел.).

Вскоре русские получили шанс переломить ситуацию в свою пользу. 13 октября они атаковали турецкие позиции под Балаклавой. Лишь при помощи подоспевших французов британцам удалось вывести остатки полка из “долины смерти”. Этот бой дал русским шанс прорвать блокаду, однако находившийся в Симферополе Меншиков узнал об этом успехе слишком поздно, а осажденные не решились прорываться в одиночку. Момент был упущен. Через несколько дней (24 октября) произошло новое сражение — под Инкерманом. Здесь опять русские войска стремились пробиться от Бахчисарая на помощь осажденному Севастополю и, разрезав осаждающую армию надвое, уничтожить ее. Вначале русские нанесли значительный урон англичанам, однако после вмешательства французов вынуждены были отступить. В ходе этих боев отчетливо проявилась слабая подготовка русского командования и превосходство союзных войск в стрелковом оружии. Нарезные дальнобойные винтовки сеяли смерть в русских рядах на таких дистанциях, где вооруженные главным образом кремневыми гладкоствольными ружьями русские даже не могли ответить. После Инкермана война приняла затяжной характер. Значительную роль играли саперы во главе с Тотлебеном, развернувшие масштабную подземную войну.

Казалось бы, русские войска, действовавшие у себя дома, должны были находиться в более выгодном положении, чем оторванные от своих баз союзники. Однако выходило наоборот. Англо-франко-турецкий экспедиционный корпус беспрепятственно получал по морю все новые подкрепления и боеприпасы, тогда как маломощная русская военная промышленность не успевала снабжать русскую армию. Огромной проблемой сделалась доставка боеприпасов на театр военных действий. На юге России и в Крыму не было ни одной хорошей дороги, а те, что имелись, уже через несколько месяцев были полностью разбиты и стали непроезжими. Русские войска были вынуждены строго экономить боеприпасы. Вместе с тем, необходимо отметить, что в бой еще не были введены основные силы русской армии.

6 июня (в сороковую годовщину Ватерлоо) начался очередной штурм Севастополя, который его защитники сумели остановить у самой границы города с большими потерями для нападавших. Лорд Реглан не пережил неудачи и через несколько дней скончался в депрессии (от холеры). Тем не менее, положение города становилось критическим — против 75.000 русских солдат и матросов противник сосредоточил 170-тысячную армию союзников. Русское командование боялось значительно усиливать собственную группировку в Крыму, опасаясь второго десанта противника — на Перекоп, который мог бы отрезать все находившиеся на полуострове русские силы. 8 июня был ранен Тотлебен, а 28 июня 1854 г. на Малаховом кургане был смертельно ранен последний из “севастопольских адмиралов” — П.С. Нахимов. Вскоре он скончался. Всем стало понятно, что началась агония Севастополя. 4 августа русский “наблюдательный корпус” под командованием Горчакова предпринял попытку прорыва к осажденной крепости, но был разбит на Черной речке с большими потерями.

24 августа началась очередная бомбардировка, а 27 августа союзники пошли на штурм. Французам под командованием генерала Мак-Магона удалось захватить и удержать за собой Малахов курган. Удерживать остатки крепости не имело уже никакого смысла, и М.Д. Горчаков отдал приказ к отступлению. 28 и 29 августа были взорваны укрепления и затоплены последние корабли, а 30-го противник занял руины Севастополя. Его защитники по наплавному мосту переправились на северный берег Севастопольской бухты и соединились с “наблюдательным корпусом”. На этом боевые действия в Крыму практически прекратились. Город пал, однако и враг понес тяжелейшие потери и уже не помышлял о походе вглубь России. Поставить Россию на колени не удалось.

Последним аккордом Восточной войны стало взятие русским войсками после длительной осады Карса (16 ноября 1855 г.) и фактический разгром Анатолийской армии турок. Ход боевых действий на Кавказском театре дает представление о том, как сложился бы ход этой войны, не вмешайся в нее Франция и Великобритания.

16 марта 1856 г. был заключен Парижский мирный договор, положивший конец войне. По его условиям Россия получала обратно Севастополь (в обмен на Карс, возвращаемый Турции), но теряла Южную Бессарабию с устьем Дуная (в т.ч. и знаменитый Измаил) и право содержать на Черном море флот и строить крепости. Формально не должны были иметь флота на Черном море и турки, но они, обладая проливами, просто могли перебазировать все свои корабли в Средиземноморье и вернуть их обратно в случае необходимости за считанные дни. Более того, Турция поучала право пропускать по своей воле в Черное море военные корабли третьих стран, что открывало возможность британцам держать все русское побережье под прицелом в любое нужное им время. Наконец, Россия теряла право покровительства христианским подданным Турции, которые были поставлены под протекторат всех великих держав.

Последние новости

Получив первые вести о февральской революции во Франции, Николай воскликнул, обращаясь к гвардейским офицерам: «На коней, господа! Во Франции республика!» Однако на самом деле царь и не думал об интервенции и о походе на Францию, как в 1830 г. В гибели Луи-Филиппа Николай видел лишь заслуженное возмездие. Но, если бы у него и было в первый момент намерение идти на Францию, то он не мог бы его осуществить по обстановке, так как мартовские революции в Вене, Берлине, Мюнхене, Дрездене, во всех государствах Германского союза, бегство Меттерниха, полный провал всей меттерниховской системы, панический испуг перед революцией, который парализовал Фридриха-Вильгельма в Пруссии и императора Фердинанда в Австрии, их немедленная готовность к капитуляции — все это серьезно спутало карты Николая. Царь явно растерялся. Это видно из его переписки за этот период с князем Паскевичем, единственным человеком, которому он вполне доверял. Надо было «унять мерзавцев». На свои силы для выполнения подобной задачи Николай в первой половине 1848 г. не мог рассчитывать. Но вот блеснул для него луч надежды: расправа Кавеньяка над парижским пролетариатом в страшные июньские дни 1848 года окрылила царя и преисполнила его надежд. Немедленно через посла в Париже, Киселева, он велел передать генералу Кавеньяку сердечную царскую признательность. Николай раньше многих других представителей реакции понял, что на парижских баррикадах сломлена не только французская, но и всеевропейская революция, и что опасность миновала. С этого времени, а особенно с поздней осени 1848 г. возобновляется вмешательство Николая как в австрийские, так и в прусские дела. Он бранит за глаза своего шурина Фридриха-Вильгельма IV и раздраженно «советует» ему в глаза поскорее ликвидировать следы малодушия, т. е. конституцию, исторгнутую у короля прусской революцией в марте 1848 г. В более мягких тонах он дает те же советы 18-летнему Францу-Иосифу, который вступил на австрийский престол 2 декабря 1848 г. после отречения его дяди императора Фердинанда. Франц-Иосиф, беспомощный без поддержки Николая, с рабской покорностью выслушивал советы царя. А Николай был крайне доволен и этим послушанием и тем, что фактическим диктатором Австрии, истинным преемником Меттерниха явился князь Феликс Шварценберг, в котором Николай долгое время видел лишь нечто вроде своего генерал-губернатора, посаженного в Вене для выполнения петербургских «советов». Николай ошибался и в Шварценберге и во Франце-Иосифе. Шварценберг его пленил тем, что по его настоянию был расстрелян схваченный в Вене делегат Франкфуртского парламента, Роберт Блюм. Но Николай не рассмотрел в Шварценберге дипломата, который сделает все зависящее, чтобы помешать царю во всех его восточных планах, едва только избавится окончательно от страха перед революцией. Царь не разглядел и во Франце-Иосифе очень самостоятельного, самолюбивого и настойчивого молодого человека, который повинуется лишь потому, что боится революции, но в дальнейшем не откажется от борьбы против Николая на Востоке.

За этот период царь дважды, в 1849 и в 1850 гг., вмешался в. дела Средней Европы — и оба раза в пользу Австрии. Вследствие этого вмешательства Австрия одержала решительную победу на двух наиболее для нее важных фронтах.

Подавление венгерского восстания

Первое вмешательство Николая было и дипломатическим и военным: оно произошло в 1849 г. в связи с венгерским восстанием.

Второе вмешательство было исключительно дипломатическим; направлено оно было к ликвидации попыток объединения Германии.

Вмешательство царя в дело подавления венгерского восстания было обусловлено прежде всего опасениями за спокойствие в Польше, в случае если бы Венгрия стала прочным независимым государством. Далее, существование государства, управляемого революционером Кошутом, считалось также угрозой влиянию царской России на Балканском полуострове. Наконец, победа всеевропейской реакции была бы неполной, если бы восторжествовала революционная Венгрия.

Николай решил выступить лишь в самом конце весны 1849 г., именно тогда, когда австрийские генералы потерпели ряд позорнейших поражений. Паскевич, наместник Царства Польского, взял на себя верховное руководство этой интервенцией. Австрийская империя после усмирения Венгрии могла считать себя спасенной. Зато среди всех подданных Франца-Иосифа не было отныне более яростных врагов России, чем венгры. С этого момента габсбургская держава стояла прочно на ногах; свое «политическое выздоровление», как писала реакционная пресса, она вскоре использовала против той же России. Николай понял это довольно поздно — только в 1854 г., — когда вполне ясно стала обозначаться враждебная позиция Австрии. Разговаривая с генерал-адъютантом графом Ржевуским, польским уроженцем, Николай спросил его: «Кто из польских королей, по твоему мнению, был самым глупым. Я тебе скажу, — продолжал он, — что самый глупый польский король был Ян Собесский, потому что он освободил Вену от турок. А самый глупый из русских государей — я, потому что я помог австрийцам подавить венгерский мятеж». Свою политическую ошибку Николай понял лишь тогда, когда уже ничего нельзя было исправить.

Второе вмешательство Николая в европейские дела последовало в 1850 г. Оно тоже было вызвано не только настойчивыми просьбами Франца-Иосифа и князя Шварценберга, но и определенными целями самого царя.

Вмешательство Николая I в австро-прусские отношения

После разгона, в 1849 г., Франкфуртского парламента, который ставил себе целью объединение Германии, мечта об этом объединении вокруг Пруссии не покидала широких слоев германской буржуазии. Николай I ни за что не желал допустить это объединение. В значительной степени под влиянием своего грозного петербургского шурина — Николая I — Фридрих-Вильгельм IV и отказался принять германскую императорскую корону от «революционного сборища», как ему велено было из Петербурга именовать Франкфуртский парламент. Но под воздействием общего стремления к объединению даже реакционное прусское министерство графа Бранденбурга сделало в 1849 — 1850 гг. некоторые шаги к реорганизации бессильного Германского союза. Тогда Николай I самым решительным образом поддержал австрийского канцлера Шварценберга, который объявил, что Австрия не потерпит усиления Пруссии.

Николай вовсе не только потому противился в 1849 г. созданию Германской империи, что инициативу объединения взял на себя «революционный» Франкфуртский парламент: он не желал также чрезмерного усиления Пруссии. В этом вопросе он всецело сходился с австрийской дипломатией.

Далее, Николай стал агитировать в пользу сохранения Гольштейна за Данией. 2 августа 1850 г. представители России, Франции, Англии и Австрии подписали в Лондоне соглашение, которое закрепляло за Данией обладание Гольштейном. Это был первый тяжкий удар, нанесенный Пруссии. Шварценберг торжествовал. В Пруссии росло общественное возбуждение. Вернувшись из Варшавы, граф Бранденбург внезапно скончался; легенда приписывала его смерть оскорбительному обращению со стороны царя и волнению прусского премьера в связи с национальным унижением Пруссии. Шварценберг, уверенный в поддержке Николая, грозил Пруссии войной.

«Ольмюцское унижение» Пруссии (29 ноября 1850г.)

В ноябре 1850 г. произошел новый конфликт между Австрией и Пруссией из-за Гессена. После вмешательства Николая, в городе Ольмюце 29 ноября было подписано соглашение между Пруссией и Австрией, причем Пруссия должна была совершенно смириться. Это «ольмюцское унижение» навеки запомнилось во всей Германии, как дело рук Николая.

Царь торжествовал на всех фронтах дипломатической борьбы. Говоря впоследствии об этих годах (до 1853 г.), английский министр Кларендон заявил в одном своем парламентском выступлении, что в те времена, по общему мнению, Россия обладала не только «подавляющей военной силой», но и дипломатией, отличающейся «несравненной ловкостью». Могущество Николая после венгерской кампании и после Ольмюца казалось непреоборимым. «Когда я был молод, то над континентом Европы владычествовал Наполеон. Теперь дело выглядит так, что место Наполеона занял русский император, и что, по крайней мере в течение нескольких лет, он, с иными намерениями и иными средствами, будет диктовать законы континенту». Так писал в 1851 г. очень осведомленный наблюдатель, барон Штокмар, друг принца Альберта и английской королевы Виктории.

Эти сравнения Николая с Наполеоном стали обычными в те годы, когда шла речь о влиянии России на дела Европы. В 1849 — 1852 гг. мнение о почти полном всемогуществе Николая в Средней Европе было довольно близким к истине. Что же касается Англии и Франции, — то здесь дело обстояло сложнее. Отсюда приближалась к Николаю гроза.

Венгерский поход русской армии под командованием паскевича

Краткий очерк военных действии в Трансильвании

Для действий в Трансильвании был предназначен 5-й пехотный корпус генерал-адъютанта Лидерса, сосредоточенный в Северной Валахии. Здесь же находился австрийский отряд графа Клам-Галаса, силою около 10 тысяч. В Южной Валахии и в Молдавии для поддержания порядка в тылу находился небольшой отряд русских войск под начальством генерала Данненберга. Всего у Бема было около 32 тысяч войск при 110 орудиях. Австрийцы занимали единственный пункт в стране: кр. Карлсбург, осажденную венграми.

Усмирить Трансильванию было нелегко. Воинственное население — секлеры — склонно было во всем помогать своей армии, даже развить партизанские действия. Гористый театр мог до чрезвычайности затруднить ведение операций. Настроение армии Бема, под влиянием предшествующих побед над австрийцами, было бодрое, а главнокомандующий отличался энергией и пользовался большой популярностью в стране.

На путях из Валахии в Трансильванию перед вторжением русских сил находились: у Ротентурмского прохода близ Германштадта — 3 1/2 тысячи венгров, у Темешского и Терцбургского проходов на путях к Кронштадту — около 4 1/2 тысячи.

Генерал Лидерс избирает для вторжения главных сил своего корпуса путь через Темешский проход, а ближайшим предметом действий намечает Кронштадт. Поэтому туда двинуты 21 батальон, 26 эскадронов, 48 орудий. Для отвлечения внимания противника направляются обходно-демонстративные колонны: генерала Энгельгардта (4 батальона, 2 сотни, 8 орудий) через Терцбургский проход и долиною р. Ойтоза такой же отряд из Молдавии к Кезди-Вашаргели. Для отдаленной демонстрации к Орсову выслан небольшой отряд и в Орсовском районе сделаны распоряжения о сборе подвод и припасов.

7 июля у Предяла появился совершенно неожиданно для венгров отряд русских войск под начальством Лидерса. После 6-часового боя венгерский отряд, очистив передовую позицию у Предяла, отступил на главную — у Темешского ущелья. Эта позиция была типичным горным дефиле, шириною в 9 сажен и обеспеченными флангами. Позиция была сильно укреплена. Генерал Бем полагал, что небольшим отрядом на этой позиции можно задержать на две недели даже весьма многочисленного неприятеля.

8 июня русские войска подошли к позиции. Для содействия фронтальной атаке, кроме следовавшей слева колонны генерала Энгельгардта справа была пущена еще одна обходная колонна. Попытка атаковать позицию с фронта успеха не имела. Тогда горсть лихих застрельщиков Пражского полка взобралась по козьим тропинкам на скалы, нависшими над правым флангом венгерской позиции. Огонь с неба ошеломил венгров, и они в страхе бежали. Проход к Кронштадту был свободен.

В этот же день Кронштадт был занят Лидерсом, а через два дня сдалась цитадель. В течение нескольких дней Лидерс посылал отряды для усмирения воинственных секлеров и для сбора продовольствия. К 20-му во всем ближайшем районе уже был восстановлен порядок и водворены австрийские администраторы.

Одновременно с вторжением корпуса Лидерса из Валахии в Трансильванию, в северную Трансильванию из Буковины вторгся отряд генерала Гротенгельма. Появление Гротенгельма в с. Трансильвании заставило Бема разбросать свои силы, чем были облегчены операции 5-го корпуса. Устроив в Кронштадте промежуточную базу и усмирив секлеров в ближайшем районе, Лидерс собирался двинуть свои войска к Германштадту, где и соединиться с ожидаемым из Валахии австрийским отрядом Клам-Галаса. Но во время приготовлений к выступлению было получено известие, что 8-тысячный отряд венгров, под начальством Гол-Шандора, находится у С.-Георги в 20 верстах от Кронштдта. Тогда Лидерс идет на север и 23 июня разбивает арьергард Шандора близ Узона, главные же силы секлерского отряда отступили к Чик-Середе. Получив известие, что австрийцы идут не к Германштадту, а к Кронштадту, Лидерс отложил движение в Западную Трансильванию и остался у Мариенбурга. При подходе же последних к Кронштадту Лидерс перешел в наступление на запад. 30 июня авангард Энгельгардта неожиданным нападением овладел Фогарашомо, захватив 400 пленных, 4 орудия и большие запасы. Здесь было получено известие, что значительные силы противника собираются на севере, у Марош — Вашаргели, что Бем находится с отрядом секлеров у Чик-Середы. Но эта группировка сил противника не изменяет решения Лидерса: он продолжает путь через Ротентурмское ущелье к Германштадту, так как с занятием этого важного пункта открывались новые пути связи с Валахией, базой русских войск.

9 июля Лидерс был в Германштадте. Теперь русские войска получили широкую базу в Южной Трансильвании (Кронштадт — Германштадт) и надежно обеспеченные коммуникации с Валахией. Как в стратегическом, так и в тактическом отношении операции Лидерса в этот период борьбы нужно признать образцовыми.

В конце июня и в начале июля отряд Гротенгельма, основавшись на центральной позиции у Рус-Борго, предпринимал экспедиции по Северной Трансильвании. 28 июня он разбил 6-тысячный отряд Бема у Быстрицы, 4 июля рассеял между Середфальвой и Текендорфом 3-тысячный отряд Дамаскина и, наконец, 11 июля разбил у Сас-Регена 14-тысячный отряд только что собранных ополченцев. Действуя совершенно самостоятельно, Гротенгельм ничего не знал об успешных операциях Лидерса на юге.

После неудачного боя у Быстрицы Бем с 8-тысячным отрядом бросился на юг сперва к с. Георги, а затем, оставив заслон против Кронштадта, с 4 тысячами секлеров двинулся через Ойтозский проход в Молдавию. У гор. Окна Бем имел удачное дело с Литовским полком. Заняв Окна, Бем обратился с воззванием к молдавским секлерам, поднимая их на борьбу за свободу Венгрии, но это воззвание не имело никакого успеха, тогда Бем вернулся опять в Трансильванию.

Утвердившись в Германштадте, Лидерс решил двинуться в глубь Трансильвании, чтобы захватить очаг секлерского восстания. С линии Германштадт — Кронштадт русско-австрийские войска двинулись тремя колоннами: левая под начальством Лидерса — из Германштадта через Шегешвар к Удваргели; средняя — генерала Дика — из Фогараша к Удваргели, правая (австрийская) — Клам-Галаса — из Кронштадта к Чик-Середе. Гротенгельму было послано приказание идти от Сас-Регена к Марош-Вашаргели. Для обеспечения тыла из Молдавии к Беречку притягивался отряд Данненберга. В Германштадте оставлен отряд генерала Гасфорда.

Концентрическое движение союзных войск заставило Бема стянуть свои войска к Удваргели. Отсюда венгерский генерал решил броситься на одну из наступающих колонн, прорвать стратегический фронт союзников и зайти к ним с тылу. План этот, хороший по идее, едва ли обещал успех, так как у Бема были небольшие силы, состоящие преимущественно из ополченцев. 19 июля 7-тысячный венгерский отряд направляется от Удваргели к Шегешвару против колонны русских войск, предводимой Лидерсом. В этот день отряд Лидерса, находясь у Шегешвара, был разделен на две части: большая часть отряда под начальством генерала Энгельгардта сосредоточилась на дороге из Марош-Вашаргели; меньшая часть отряда, оторвавшись версты на три к востоку, стояла на дороге к Удваргели. Наши войска бивакировали. Утром со стороны Удваргели было обнаружено наступление отряда Бема. Генерал Лидерс уехал к отряду Энгельгардта. Не теряя времени, начальник штаба колонны генерал Скарятин выдвигает отряд на позицию. При содействии меткого огня артиллерии Бем резво ведет наступление. Завязывается жаркий бой.

К полю сражения прибывает Лидерс, но сначала считает наступление венгров демонстрацией, ожидая, что одновременно противник появится с севера на марош-вашаргельской дороге. Поэтому Лидерс не привлекает на поддержку отряд Энгельгардта. Однако сильная артиллерия противника и его многочисленность скоро рассеивают сомнения Лидерса. В бой с нашей стороны постепенно вливаются все наши войска, и тогда Лидерс переходит в решительное наступление. Враг не выносит удара, бежит с поля битвы, теряя в этом злосчастном для Бема бою 1200 убитыми, 500 пленными, 8 орудий и весь обоз.

Потерпев страшное поражение под Шегешваром, Бем бросается к Марош-Вашаргели. Бем посылает приказание генералу Штейну, блокирующему Карлсбург также с 8 тысячами, идти к Германштадту. Таким образом, против 5-тысячного отряда генерала Гасфорда, охранявшего город, громадные склады, тыловые учреждения и Ротентурмское дефиле, готовился удар 22-тысячного венгерского отряда. Однако генерал Гасфорд, еще ничего не зная о замыслах Бема, по собственному почину 20 июля с частью своих сил обрушился на отряд Штейна, находившийся в опасной близости от Германштадта, и нанес ему решительное поражение у Рейсмаркта.

Бем, обманув бдительность Лидерса, ушедшего к Эрде-Сен-Георги, спешно шел из Мароша в Германштадт. 22 июля Бем находился в 50 верстах от Германштадта, а Лидерс в 100 верстах. 23-го вечером Бем находился у Марк-Шенка, но в этот день Лидерс форсированным маршем уже шел на юг и после 36-верстного перехода достиг Гальфальевы.

О приближении Бема к Германштадту Гасфор узнал 22 июля, но сперва не поверил полученному известию и стал готовиться к встрече врага лишь утром 24-го, когда Бем находился в нескольких верстах от Германштадта. Наш огромнейший обоз, загромоздивший весь город, потянулся к Ротенбургскому ущелью. Чтобы скрыть это движение обоза и выиграть нужное время, Гасфорд выдвинул версты на 3 к северу от города на гросс-шеернские высоты 4 1/2 -тысячный отряд. Постепенно отходя, Гасфорд стянул свой отряд к позиции у Толмача. Наш отряд сражался непрерывно в течение полусуток. Весь огромный обоз был спасен благодаря изумительной доблести войск.

В тот же день Лидерс, напрягая все усилия, шел на выручку. Выступив на рассвете, его войска к полудню сделали 29 верст, подойдя к Медиашу. После 4-часового привала двинулись дальше и в 11 часов ночи были у Марк-Шенка, сделав еще 24 версты при страшном зное. До Германштадта оставалось еще 30 верст. Лидерс в тот же вечер выслал вперед конницу, а на рассвете следующего дня колонна опять стремится вперед, и к 8 часам утра наш авангард неожиданно появляется у гросс-шеернских высот, занятых частью отряда Бема. С 6 1/2 часа утра неутомимый генерал Лидерс находился уже на высотах перед противником.

Лидерс опасался, что Бем разорит Германштадт и уничтожит все запасы, но теперь убедился в беспечности противника. Венгерские войска спешили на помощь своему слабому авангарду у Гросс-Шеерна. Лидерс выжидал полного сосредоточения противника, чтобы нанести удар всему отряду Бема и не позволить ему безнаказанно уйти на запад, в Мюленбах. Наша артиллерия, заняв очень удачную позицию, громила батарею и колонны Бема, а пехота наша и конница скрытно накапливались перед фронтом и против флангов противника. Генерал Энгельгардт несколько раз обращался к Лидерсу за разрешением начать атаку, но Лидерс сдерживал его порыв.

Лишь в 10 часов, когда конница Демидова уже висела над путем отступления врага, а батальоны Люблинского и Пражского полков заняли сел. Гросс-Шеерн, Лидерс считает минуту для удара назревшей. Одновременно по всему фронту, сверкнув штыками, наша пехота бросилась на врага. Венгры не приняли удара в штыки и бежали к городу. Их энергично преследовала конница. Вскоре бой закипел на улицах Германштадта. Часть венгров совершенно была рассеяна, только 3-тысячная колонна успела выйти на западную дорогу. За ней погналась конница Демидова и преследовала венгров до тех пор, пока они не втянулись в горы у с. Гросау.

В бою 25 июля рассеяно было ядро трансильванских повстанцев во главе с выдающимся их начальником Бемом.

Дело венгров в Трансильвании было проиграно, и венгерскому правительству пришлось отозвать Бема на главный театр, где уже назревали решительные события. Блестящей победе русских войск при Германштадте предшествовал достойный быть отмеченным в истории марш колонны Лидерса. Этот марш может быть назван «Суворовским». За три дня — с 22-го по 25-е — отряд Лидерса сделал 150 верст, а в последние 36 часов прошел 85 верст, после чего войска немедленно вступили в бой.

Крупные неудачи, испытанные венграми в конце июля и в начале августа, приблизили развязку. В конце июля были начаты переговоры о капитуляции. Венгры не хотели сложить оружия перед австрийскими войсками, предпочитая сдаваться русским как истинным своим победителям [145] .

Заключение. Венгерский поход 1849 г. не омрачил боевой репутации русского оружия. Всюду, где нужны были стойкость, порыв и доблесть, наши войска действовали выше похвалы и вполне заслужили те восторженные отзывы, на которые не скупились наши союзники — австрийцы. Неблагополучно обстояло дело командования войсками на главном театре. Князь Паскевич похоронил в этом походе свою военную славу, со 100-тысячной армией он трижды упускает случай уничтожить 20–25-тысячную армию противника (Вайцен, Мишкольц, Дебречин), бесцельно маневрируя в долине р. Тисы, выпускает из рук армию Гергея, не пользуется своей многочисленной конницей для разведок. В течение всего похода князь Паскевич преувеличивает силы противника вдвое и поэтому все время действует с осторожностью, не оправдываемой действительной обстановкой. 20-верстный подход 63-тысячной армии к Дебречину в боевом порядке вполне характеризует стратегические и тактические дарования князя Паскевича.

Совсем иное мы видим в деятельности генерала Лидерса. Здесь полное умение оценить обстановку и действовать по обстоятельствам. С 35-тысячным корпусом Лидерс наносит ряд ударов превосходящим силам врага, руководимым энергичным и весьма искусным генералом Бемом. Сочетая стремительность с осторожностью, методизм (утверждение на базе Кронштадт — Германштадт) с порывом (движение на выручку Гасфорда), Лидерс обнаружил крупные военные дарования и заслужил добрую память у потомства.

Война выдвинула ряд энергичных начальников, как генерал Ридигер, князь Бебутов, Засс, Гасфорд. Блеснули имена героев полковника Баумгартена, капитанов Алексеева и Деконского. Прежнюю отвагу и выносливость обнаружил и русский солдат.

Поход подчеркнул также и темные стороны военного дела в рядах нашей армии. Обнаружилось неумение конницы разведывать, стремление пехоты действовать в сомкнутых строях, отсутствие тактической подготовки у начальников. Не проявлялся личный почин, этот могучий залог успеха на войне. Но поход окончился благополучно, и войска, успокоенные успехом, не думали об искоренении зла, пустившего глубокие корни. Понадобился кровавый опыт Восточной войны 1853–1856 гг., с ее тяжкими поражениями, глубокими разочарованиями, чтобы разрушилась наконец рутина, чтобы русская армия освободилась от уродливых наростов и вернулась на истинный путь, указанный ей в отдаленном прошлом великими нашими полководцами.

Статья написана по материалам сайтов: studfiles.net, 1big.ru, www.e-reading.club.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector