Великий поход хомяка и жабы

»Боров» — парусный корабль класса »кит» (древняя времен Второй Великой Империи эльфов классификация таких кораблей, ближайший земной аналог — большая карака).

— Кильки маринованные! — орал с головы (мостика) адмирал. — Куда верхние нервы (шкоты) тяните, косоручки!? Что, »легкий путь» (фордевинд) с »потом» (галфинд) перепутали, пропотеться охота, накликать?! — Адмирал эскадры из четырех кораблей, он же капитан флагмана, а по совместительству еще и маг Воздуха, был возмущен — зря что ли он старался и сотворенный им полуразумный элементаль обеспечил эскадре самый благоприятный ветер, не »поцелуй Даготера» (бакштаг), чтобы не перенапрягаться сверх меры, а »легкий путь» — самый лучший, не требующий от команды напряженной работы ход.

Сейчас шла вахта первого помощника, и непосредственным управлением корабля должен был заниматься именно он, а уже отстоявшему свою адмиралу хватало общих проблем с эскадрой, но в данный момент помощник по его же приказу пропадал в брюхе (трюме) и вместе с корабельными плотниками разбирался с »первой горой» (фок-мачтой), точнее почему та самая »гора» (мачта) ходит в »жопе» (степсе).

— Мордоворот (боцман), »обезьян» на привалы (реи), — к облегчению матросов перешел от ругани к конкретным указаниям капитан в адмиральском чине. — Десятерых убирать »раскоряку» (кливер) на »копье» (бушприте), остальных — на больные и рваные нервы (гитовые и гордени)! —

Боцман-непись из морских людей мгновенно распределил кому куда: послал по жилам (вантам) вверх наемных моряков-неписей, а сам остался внизу руководить моряками-заготовками. Несколько минут напряженной работы и наметившийся было беспорядок ликвидирован: рассыпавшиеся от пика (клотика) до обрыва (нок) моряки, ловко и привычно перебирая ногами по мосту (перт), сделали свое дело, а работавшие под руководством опытного боцмана внизу заготовки — свое. »Боров» перестал рыскать и вновь полетел по волнам, глотая милю за милей.

Капитан-маг окинул критическим взглядом видимое ему пространство палубы и снастей и, убедившись что все в порядке, раскинул руки и сосредоточился, пытаясь ощутить ветер не только непосредственно над своим кораблем, но и над всей эскадрой, а так же на огромном пустом пространстве вокруг. Давно достигший шестого уровня школы Воздуха маг легко справился с задачей и всем своим существом ощутил им же вызванный ветер, почувствовал его мощь и даже зачатки эмоций (еще не полноценный элементаль, но близко — лишь тонкая граница отделяла ветер от того, чтобы стать разумным существом, впрочем как решит его создатель). Маг недолго игрался со своим творением и вскоре вернулся к исполнению обязанностей капитана — огромному кораблю и соответствующей команде требовался постоянный присмотр. Впрочем ничего сверхъестественного: приказ рулевому, послать пару людей подтянуть старший волос (фал), небольшая суета, когда нужно было выжать очередное облако (взять риф). Рутина не отнимала много времени и не мешала эльфу-адмиралу любоваться морем и размышлять — привычная жизнь огромного корабля.

Пьяное море — немаленьких размеров водоем на стыке трех континентов, океана и двух морей, дважды оправдывало свое название и таило в себе немало опасностей и бурь, но к эскадре из четырех разношерстных кораблей море отнеслось неожиданно благосклонно и за пять дней пути не только не побило бурей и не проверило на прочность встречей с многочисленными морскими монстрами-обитателями, но даже банальная качка — фирменный признак этих вод, обошла их стороной. Хотя может быть дело было в том, что на каждом из четырех кораблей находилось не меньше десятка магов и 15 на флагмане, по любым меркам не самых плохих магов, много адептов Воздуха и Воды. Да что далеко ходить, сам адмирал был воздушником (маг школы Воздуха) и без ложной скромности неплохим и уж точно лучшим в клане Красных Драконов. А еще на флагмане эскадры присутствовал маг, очень особенный маг, один из сильнейших, а возможно самый сильный водник (маг школы Воды) среди десятков миллионов магов-игроков.

Несмотря на отсутствие угроз и столь избыточно-мощную магическую поддержку, проблем у эскадры хватало: тут и сборная солянка экипажей (треть наемные матросы-неписи, остальные недавно купленные и как всегда после рождения тупящие-требующие присмотра заготовки) и регулярно вылезающие проблемы с рангоутном и такелажем вроде бы совсем недавно хорошо отремонтированных кораблей, и общая неопытность старшего командного состава — все это не давало скучать и предаваться праздности: и адмиралу, и капитанам, и старшим помощникам, и даже купленным заготовкам-морякам пришлось учиться на ходу — загруженные в мозг навыки и умения морского дела помогали, но ни в коем случае не могли заменить реальный опыт моряков-неписей, как бы смешно это не звучало для игроков, которые точно знали — Серединному миру не исполнилось еще и трех полных лет.

Адмирал вновь почувствовал гордость, ведь именно он буквально пробил это решение, в тяжелой борьбе сломив сопротивление остальных, в том числе и Главы клана, и все-таки настоял, чтобы в команды всех кораблей вошли набранные в портах неписи-моряки, а не только игроки клана и заготовки. Он понимал резоны остальных: нежелание пускать чужаков на свои корабли и раскрывать место, откуда клан отправлял свою первую эскадру, но поскольку адмиралом был именно он и никто другой, то решение было за ним.

— Да, адмирал! — эльф-игрок усмехнулся, вспоминая как он им стал, как среди клана искали тех, кто обладал хоть каким-то морским, речным, любым опытом походов по воде, как нашли множество любителей рыбалки на реках и озерах, нескольких байдарочников, четырех морских пехотинцев, механика баржи и его — недоучившегося нахимовца, отдавшего училищу пять лет из положенных семи, три года ходившего по Балтике на сухогрузах и еще три на частных парусных яхтах по Маркизовой луже, почти год из этих трех в качестве капитана.

Неприятное воспоминание о том, как закончилось его недолгое капитанство, несколько омрачило его мысли, и вновь как всегда от этих воспоминаний зачесались кулаки, будто чувствуя зубы друга хозяина яхты, обитателя Смольного и большого любителя малолеток. Бывший капитан крохотной яхты, а ныне адмирал грозной эскадры, ни о чем не жалел и, если бы представился случай, снова поступил бы как поступил, а может быть и пожесче — после знакомства с его кулаками дружок хозяина яхты обзавелся вставной челюстью, а сам капитан потерял работу, получил волчий билет, хорошо хоть не срок, и вынужден был уехать из Северной Пальмиры в Златоглавую Москву. Впрочем все что не делается, то к лучшему — он хорошо устроился в столице, но о море пришлось позабыть. Как бы то ни было, столь »огромного» опыта, да еще и на востребованных здесь и сейчас парусных судах, не было ни у кого в клане, и »недоучившаяся макрель» стала адмиралом.

Великий поход хомяка и жабы.

Начало и конец дня на графике считаются по московскому времени (UTC +03:00)

  • Комментарии · 38
  • Рецензии · 0

Сортировать по

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

Первую книгу прочитал, понравилось.Задумка классная, раскручивать и раскручивать! Вторую бросил, еле проглотив ,треть. Как можно было такую задумку и так ОБГАДИТЬ.

где тут альтернативная история?

В-первых, благодаря экспериментальным забросам Семена Никифоровича и Юрия мир уже изменился (хоть и в очень-очень-очень-очень-очень малой степени) и если подходить к вопросу с формальной точки зрения, то ВСЕ, в том числе происходящее в реале, это УЖЕ самая настоящая альтернативная история (не говоря уж об оставившем заметную веху в истории взрыве Тунгусского метеорита, что суть — неудачный запуск машины времени).

Во-вторых, у меня цикл, а не отдельная книга и все книги цикла стоит рассматривать как единое целое — вмешательство в канонический исторический процесс еще предстоит, пока же идет подготовка к нему. Я все же не такой садист-натуралист как Бирюк, чьего героя-попаданца прежде чем он смог взять свою судьбу под контроль успели продать в рабство, бить, пытать, трахнуть в жопу и много чего другого »интересного» с ним сотворить — я своих героев все же жалею и голыми и связанными в бассейн с крокодилами их бросать не собираюсь 🙂

Ну и в-третьих, само существование «Основы» и такого качества виртуального мира это вполне себе альтернативная история, как и прилет метеоритов-убийц из глубин космоса и глобальная программа подготовки, и зачистки тех, кто может об этом разболтать. Вы наблюдаете вокруг себя данные вещи? Если нет, то значит я прописал альтернативную историю. А если да. то значит нам всем не повезло.

Автор, что вы курили, говоря, что власти хотят спасти лишь тех кого они хотят.

12 лямов это 9% населения рашки, из них чинушы, полиция военные и члены семей от силы два-два с половиной ляма займут. Значит минимум 9 лямов это будут абсолютно никак не связанные со властью люди.

Плюс, главные герои — лжецы, когда заявляют что хотят спасти всех.

Даже минимальные изменения в прошлом убьют часть населения потому что оно тупо не родится.

Запланированные изменения сотрут ВСЕ известное им население Земли, т.е. они никого кроме самих себя не спасут, наоборот они ради собственного спасения убьют семь миллиардов человек.

Они станут самыми массовыми убийцами в мире.

Выходит это мои герои отправили к земле метеориты? Это они скрывают правду о них от основной массы населения Земли? Это они физически убирают тех, кто хоть краешком прикоснулся к информации о том что грядет? Это они попали в списки тех, кого правители осведомленных стран решили спасти?

И еще: во-первых, вы сильно польстили нашим властям заявив, что они будут спасать ВСЕХ военных, полицейских, чинуш и членов их семей и недооценили их общее число; во-вторых, крайне ошибаетесь, если считаете, что в число спасаемых МОГУТ попасть СЛУЧАЙНЫЕ люди.

Да, хотят спасти всех — все ЧЕЛОВЕЧЕСТВО в целом как разумный биологический вид, а уж кто там родится-не родится, родится несколько другим или совсем непохожим на тех, кто должен был родиться — это при подобном раскладе дело десятое.

Здравствуйте у меня возник такой вопрос: На протяжении всех книг заостряется внимание что создатели игры практически не имеют над ней контроля, но в данной книге есть следующая фраза

»Этот луч-последыш гибели по настоящему могучего артефакта увидело пол континента, а необычного цвета облака и странно белые ночи целых три месяца стояли над этой частью Серединного мира — могли бы и дольше, возможно несколько лет или даже столетий, но вмешались создатели игры и не без труда, но привели все в норму.»

Так все же имеют разработчики контроль над игрой или нет?

Определенный контроль имеют. в конце-концов деньжищи они на ней рубят ОГО-ГО 🙂

Но этот контроль не полный, частичный, ущербный, что плохо для «Основы» как в виртуале — они не могут контролировать или не понимают, или не видят некоторые происходящие в игре процессы, так и в реале — их засыпят исками, если доверившие им свои мозги пользователи осознают, что подвергаются опасности и игра воздействует на них (при том что «Основа» ничего не может с этим поделать).

Например с второшансниками (умершими в реале) они ничего не могут поделать и вообще не понимают как это происходит и почему, а удалить некоторые из самых заметных эксцесов проявления магии вполне способны или ограничить количество получаемых очков (как произошло с Дриммом после победы над темным богом).

Аффтар, Вам нужно срочно заняться числительными, географией, хоть какой то биологией, историей, особенно родоплеменного общества, а так же пофиксить респаун шаманов. Ну и как то определиться — есть у гоблинов мозги или нет. А то все это вызывает когнитивный диссонанс у читателя. Ваши гадкие гоблинцы, числом около полутора миллионов штыков, не считая еще миллионов 6-8 небоеспособных единиц, либо живут друг у друга на головах и питаются друг другом, поскольку при такой плотности они бы даже перхоть из под ногтей уже бы доели давно, либо не могут так быстро собираться. Ну и с шаманами что то сделайте, а то такое ощущение, что у них там в горах стоит университет Шаманизма и десятую часть гоблинов туда забривают в обязательном порядке на пять лет. Плюс аспирантура, плюс гоблинская Академия шаманизма. Короче, обоснуй вражеской стороны хромает и заплетается на все восемь ног, как Слейпнир. И, похоже, я даже знаю почему. Поменьше гигантизмаи гипербол.

HI-MEDIA.RU — Портал хорошего настроения

Главная » Книги, журналы » Антон Стариков — Игра в Жизнь. Цикл из 3 книг

Антон Стариков — Игра в Жизнь. Цикл из 3 книг

Содержание:
1. Игра в Жизнь
2. Великий поход хомяка и жабы
3. Вторая часть Великого похода. От океана до степи

Информация о книге:
Название: Игра в Жизнь. Цикл из 3 книг
Автор: Антон Стариков
Язык: русский
Издательство: Самиздат
Жанр: Боевая фантастика
Год: 2017
Формат: fb2, rtf
Качество: e-book
Страниц: 2690
Размер: 10,8 Мб

Текст книги «Вторая часть Великого похода. От океана до степи (СИ)»

Автор книги: Антон Стариков

Разное

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц)

Великий поход хомяка и жабы продолжается. Клан Драконов растет в числе, знаниях и опыте. Серединный мир многое готов дать Земле прошлого, но только тем кто не боится засучить рукава и запачкать руки.

Вторая часть Великого похода. От океана до степи.

Вторая часть Великого похода.

От океана до степи.

Четыре месяца со дня окончания операции »Серебряные горы».

»Боров» – парусный корабль класса »кит» (древняя времен Второй Великой Империи эльфов классификация таких кораблей, ближайший земной аналог – большая карака).

– Кильки маринованные! – орал с головы (мостика) адмирал. – Куда верхние нервы (шкоты) тяните, косоручки!? Что, »легкий путь» (фордевинд) с »потом» (галфинд) перепутали, пропотеться охота, накликать?! – Адмирал эскадры из четырех кораблей, он же капитан флагмана, а по совместительству еще и маг Воздуха, был возмущен – зря что ли он старался и сотворенный им полуразумный элементаль обеспечил эскадре самый благоприятный ветер, не »поцелуй Даготера» (бакштаг), чтобы не перенапрягаться сверх меры, а »легкий путь» – самый лучший, не требующий от команды напряженной работы ход.

Сейчас шла вахта первого помощника, и непосредственным управлением корабля должен был заниматься именно он, а уже отстоявшему свою адмиралу хватало общих проблем с эскадрой, но в данный момент помощник по его же приказу пропадал в брюхе (трюме) и вместе с корабельными плотниками разбирался с »первой горой» (фок-мачтой), точнее почему та самая »гора» (мачта) ходит в »жопе» (степсе).

– Мордоворот (боцман), »обезьян» на привалы (реи), – к облегчению матросов перешел от ругани к конкретным указаниям капитан в адмиральском чине. – Десятерых убирать »раскоряку» (кливер) на »копье» (бушприте), остальных – на больные и рваные нервы (гитовые и гордени)! —

Боцман-непись из морских людей мгновенно распределил кому куда: послал по жилам (вантам) вверх наемных моряков-неписей, а сам остался внизу руководить моряками-заготовками. Несколько минут напряженной работы и наметившийся было беспорядок ликвидирован: рассыпавшиеся от пика (клотика) до обрыва (нок) моряки, ловко и привычно перебирая ногами по мосту (перт), сделали свое дело, а работавшие под руководством опытного боцмана внизу заготовки – свое. »Боров» перестал рыскать и вновь полетел по волнам, глотая милю за милей.

Капитан-маг окинул критическим взглядом видимое ему пространство палубы и снастей и, убедившись что все в порядке, раскинул руки и сосредоточился, пытаясь ощутить ветер не только непосредственно над своим кораблем, но и над всей эскадрой, а так же на огромном пустом пространстве вокруг. Давно достигший шестого уровня школы Воздуха маг легко справился с задачей и всем своим существом ощутил им же вызванный ветер, почувствовал его мощь и даже зачатки эмоций (еще не полноценный элементаль, но близко – лишь тонкая граница отделяла ветер от того, чтобы стать разумным существом, впрочем как решит его создатель). Маг недолго игрался со своим творением и вскоре вернулся к исполнению обязанностей капитана – огромному кораблю и соответствующей команде требовался постоянный присмотр. Впрочем ничего сверхъестественного: приказ рулевому, послать пару людей подтянуть старший волос (фал), небольшая суета, когда нужно было выжать очередное облако (взять риф). Рутина не отнимала много времени и не мешала эльфу-адмиралу любоваться морем и размышлять – привычная жизнь огромного корабля.

Пьяное море – немаленьких размеров водоем на стыке трех континентов, океана и двух морей, дважды оправдывало свое название и таило в себе немало опасностей и бурь, но к эскадре из четырех разношерстных кораблей море отнеслось неожиданно благосклонно и за пять дней пути не только не побило бурей и не проверило на прочность встречей с многочисленными морскими монстрами-обитателями, но даже банальная качка – фирменный признак этих вод, обошла их стороной. Хотя может быть дело было в том, что на каждом из четырех кораблей находилось не меньше десятка магов и 15 на флагмане, по любым меркам не самых плохих магов, много адептов Воздуха и Воды. Да что далеко ходить, сам адмирал был воздушником (маг школы Воздуха) и без ложной скромности неплохим и уж точно лучшим в клане Красных Драконов. А еще на флагмане эскадры присутствовал маг, очень особенный маг, один из сильнейших, а возможно самый сильный водник (маг школы Воды) среди десятков миллионов магов-игроков.

Несмотря на отсутствие угроз и столь избыточно-мощную магическую поддержку, проблем у эскадры хватало: тут и сборная солянка экипажей (треть наемные матросы-неписи, остальные недавно купленные и как всегда после рождения тупящие-требующие присмотра заготовки) и регулярно вылезающие проблемы с рангоутном и такелажем вроде бы совсем недавно хорошо отремонтированных кораблей, и общая неопытность старшего командного состава – все это не давало скучать и предаваться праздности: и адмиралу, и капитанам, и старшим помощникам, и даже купленным заготовкам-морякам пришлось учиться на ходу – загруженные в мозг навыки и умения морского дела помогали, но ни в коем случае не могли заменить реальный опыт моряков-неписей, как бы смешно это не звучало для игроков, которые точно знали – Серединному миру не исполнилось еще и трех полных лет.

Адмирал вновь почувствовал гордость, ведь именно он буквально пробил это решение, в тяжелой борьбе сломив сопротивление остальных, в том числе и Главы клана, и все-таки настоял, чтобы в команды всех кораблей вошли набранные в портах неписи-моряки, а не только игроки клана и заготовки. Он понимал резоны остальных: нежелание пускать чужаков на свои корабли и раскрывать место, откуда клан отправлял свою первую эскадру, но поскольку адмиралом был именно он и никто другой, то решение было за ним.

– Да, адмирал! – эльф-игрок усмехнулся, вспоминая как он им стал, как среди клана искали тех, кто обладал хоть каким-то морским, речным, любым опытом походов по воде, как нашли множество любителей рыбалки на реках и озерах, нескольких байдарочников, четырех морских пехотинцев, механика баржи и его – недоучившегося нахимовца, отдавшего училищу пять лет из положенных семи, три года ходившего по Балтике на сухогрузах и еще три на частных парусных яхтах по Маркизовой луже, почти год из этих трех в качестве капитана.

Неприятное воспоминание о том, как закончилось его недолгое капитанство, несколько омрачило его мысли, и вновь как всегда от этих воспоминаний зачесались кулаки, будто чувствуя зубы друга хозяина яхты, обитателя Смольного и большого любителя малолеток. Бывший капитан крохотной яхты, а ныне адмирал грозной эскадры, ни о чем не жалел и, если бы представился случай, снова поступил бы как поступил, а может быть и пожесче – после знакомства с его кулаками дружок хозяина яхты обзавелся вставной челюстью, а сам капитан потерял работу, получил волчий билет, хорошо хоть не срок, и вынужден был уехать из Северной Пальмиры в Златоглавую Москву. Впрочем все что не делается, то к лучшему – он хорошо устроился в столице, но о море пришлось позабыть. Как бы то ни было, столь »огромного» опыта, да еще и на востребованных здесь и сейчас парусных судах, не было ни у кого в клане, и »недоучившаяся макрель» стала адмиралом.

– . аи. – проорал из расположенной на небоколе (топе) корзины наблюдатель, и хотя ветер отнес его слова, жест спецназовца позволил понять куда смотреть.

Разглядеть то что увидел наблюдатель простым взглядом пока было нельзя, даже хорошие эльфийские глаза, глаза урожденных лучников, пасовали и видели лишь ровный водный горизонт – уж больно высоко располагалось воронье гнездо, и пусть каждая мачта несла всего три ряда прямых парусов, но действительно высокая как гора грот-мачта давала наблюдателю уж слишком большую фору. Но адмирал был не только эльфом-обладателем острых глаз, но и магом – пара звучных слов, комок маны от резерва, мысленный приказ неразумному, но готовому услужить недоэлементалю и примерно в двух километрах от корабля, прямо из резко уплотнившегося воздуха сложился почти прозрачный шар – линза-воплощение внимания создавшего ее мага.

Всего минута на настройку и создатель линзы смог увидеть то, о чем предупредил наблюдатель, причем гораздо лучше и подробней. Сперва показалось, что он видит большой поросший густым лесом остров, но чуть погодя адмирал осознал: остров движется, потом заметил что-то вроде отмели с видимой ему стороны. Отмель едва заметно порождала волнение и да, глаза его не обманули, мерно двигалась вверх-вниз и вперед-назад. Вскоре он увидел и огромную полную зубов пасть, каждый зуб как парус немаленького корабля, увидел и хвост, что как шея доисторического животного иногда взлетал из воды позади »острова» и тут же прятался в воду, но все это уже не могло его удивить – адмирал наконец-то понял, кого увидел спецназовец-наблюдатель и кого он сам сначала принял за кусок земли.

Гафран-фахра – название на древнем языке забытой расы, наиболее близкое по смыслу значение »Жадный остров-пожиратель» – титанических размеров существо, виртуальный близнец Ершовского Царь-Рыбы-Кит. Впрочем были и отличия: поговорить с порождением фантазии создателей игры еще никому не удавалось, а вот корабли Гафран-фахра жрал прямо как Ершовский монстр, ну может только не по 40 за раз, и на его спине не было ни деревень, ни тем более церквей, а только враждебный всему живому лес, готовый собрать положенную ему часть добычи в виде уцелевших экипажей, хрустнувших на зубах у титанической рыбы кораблей.

Адмирал не испугался схватки с губителем кораблей, но и не пожелал на собственном опыте выяснять, хватит ли сил у клановых магов одолеть великанскую рыбу с лесом на спине – несколько команд, продублированных флажками для остальных, и эскадра слегка изменила курс, окончательно исключив возможность встречи со столь могучим противником. Спокойное путешествие продолжалось.

Громко и немелодично заблажила корабельная баба (рында), и вошедшая в колею жизнь корабля несколько оживилась: раздались громкие команды мордоворота (боцмана), и на палубу из брюха (трюма) хлынула первая дневная вахта, а последняя ночная, она же первая утренняя, потянулась сначала к общей столовой для нижних чинов, которая располагалось рядом с камбузом под носовой палубой, а затем на три палубы вниз, спать и набираться сил.

Капитан флагмана проводил взглядом ловко карабкавшегося на вторую гору (грот-мачту) спецназовца и покачал головой: вот уж действительно цена имеет значение – ни разу не обладавшие никакими морскими навыками эльфы-здоровяки моментально освоились на кораблях, чуть ли не лучше чем специально купленные моряки-заготовки из морских людей. Как жаль что цена и время, что понадобилось бы для их обучения (одно дело освоится, другое дело работать), не позволяли сформировать экипажи из них. Хотя если с другой стороны посмотреть – невероятное расточительство использовать таких бойцов как простых моряков. Да и в общем-то заготовки из морских людей справлялись, и пусть им не хватало опыта, но пройдет время, полгода-год, и старательные, трудолюбивые и не способные филонить заготовки обязательно возьмут свое, и клан перестанет нуждаться в наемных командах.

Одновременно с первой вахтой из глубин корабля вынырнул и первый помощник, вымазанный в смоле и опилках воин-полуорк, но без доспехов и оружия – не считать же за оружие поясной нож (еще один нож в сапоге, вернее по клинку в каждом из сапогов). Старпом ловко и уже привычно перепрыгнул через швабру драившего палубу заготовки, рыкнул, заметив непорядок в невидимом с мостика уголке, обменялся парой слов с »мордоворотом» и наконец взбежал по лестнице наверх, спеша доложиться капитану корабля.

– Действительно ходит как х..й в пи..е! – эмоционально начал доклад Тралл. – Уж не знаю даже что там такое. Плотники тоже не знают, говорят: нужно снимать реи и стеньги и вытаскивать мачту, но в пути не сделаешь, придется так плыть. —

– Ходить, – машинально в который уже раз поправил старпома капитан.

– Ходить, – согласился орк. – Так вот придется нам идти с такой мачтой, мы ее укрепили как могли, верней плотники до сих пор крепят, говорят должна держаться, но опять же таки неизвестно что там такое, так что в шторм лучше не попадать. —

– Ну это итак ясно, – согласился с очевидным капитан, поставив еще одну галочку в списке претензий к тем кто ремонтировал и модернизировал корабли. Не сильно большой список, но если продолжит расти, станет большим к концу пути.

– Ну а тут у вас че ? Мы внизу почуяли поворот, – поинтересовался полуорк с интересом оглядевшись по сторонам и не заметив никаких изменений: все та же чуть зеленоватая вода, разбавленная косяками светящихся разноцветных рыб у самой поверхности, несколько небольших акул, что как собаки на привязи следовали за эскадрой последние пять дней, похожий на серебристую дорогу без конца и начала косяк крупной рыбы и девственно чистый горизонт.

– Остров-пожиратель. Пусть себе идет своей дорогой, а мы своей. —

– А че так? – немного расстроенно поинтересовался полуорк. – Размялись бы, а то уже пять дней скучаем, говорили тут пиратов и чудовищ полно, а оказалось брехали – ни тех, ни других. —

– Тебе что ли и другим воинам разминаться? – немного иронично посмотрел на него маг. – Кого собрался мечом рубить? В кого стрелять? Там такая махина – один зубок как парус, а зубков тех сотни три! Так что никакой разминки – Ам. и ты уже в желудке. —

– Ну ладно! – махнул рукой скучающий воин. – Может действительно это не наша весовая категория, пусть плывет, но кто-нибудь бы помельче или вообще пираты – красота! Надоело матросов гонять и бестолку тренироваться – хочется боя, а то все эти нервы (тросы) больные, верхние, старшие, рваные (гитовые, шкотовые, галсы, гордени), удила (леера), лавины (брамсы), остроги (ниралы), волосы (бегущий такелаж), старший, седой, живой(фал, ракс, брас) – уссаться можно! А еще жилы: передние, боковые, лежачие (штанги, ванты, найтовы), ребра, позвонок, ложный позвонок, связки (шпангоуты, киль, фальшкиль, бимсы) и усраться! Я уже ох. л в первых помощниках – списывайте меня в сухопутные крысы или хотя бы рубиловом обеспечьте! —

– Накликаешь, – осуждающе покачал головой на слова воина капитан. С одной стороны он понимал воина-полуорка, но с другой, радовался такой тишине – впереди немало опасных мест и если выпала возможность в такой спокойной обстановке приноровиться к кораблю, выявить все его недостатки, лучше узнать достоинства, а команде притереться друг к другу, то радоваться надо, а не стонать, да и каждая морская битва это риск, а ему хотелось привести на место ВСЕ корабли и никого не потерять.

– О, это дело! – Тралл оживился, увидев вышедшую на палубу Юлу (Лауриндиэ). Воительница возглавляла абордажную команду, состоявшую наполовину из спецназовцев, наполовину из все тех же морских людей (купленных недавно заготовок), но не матросов, а воинов специально для боя на море. – Пойду разомнусь, – Тралл уже было собирался покинуть голову (мостик), но все же, вспомнив о своих обязанностях старпома и незаконченной вахте, остановился и виновато взглянул на капитана: – Можно? —

– Иди уж, – кивнул головой эльф и уточнил: – У тебя есть полчаса, а потом станешь на вахту. —

– Спа-си-бо-чки! – слетая по перилам как по горке, поблагодарил полуорк, спеша присоединиться к учениям абордажной команды и отдельного отряда стрелков, туда же стягивались и другие игроки корабля – не только Тралл скучал без хорошей драки.

На какое-то время адмирал остался на мостике один, ну не считая молчаливого рулевого-заготовку, но вскоре его одиночество прервал тот, вернее та, кого он был рад видеть всегда. Эариэль была прекрасна и за эти пять дней еще больше расцвела, заставляя сильнее биться сердца даже еще пока что равнодушных к миру заготовок-новичков, что уж говорить про всех остальных?! Обилие вокруг воды и соответственно заключенной в ней стихийной магии наполняли и без того красивую Русалочку жизнью, силой, уверенностью в себе, глаза ее горели океанской синью, совсем не похожей на зеленоватые воды вокруг, кожа и волосы словно светились изнутри, а каждый шаг вызывал благоговение пополам с желанием у каждого кто на нее смотрел – по палубе шла, нет, струилась, парила настоящая дочь морского царя, нет, царица морей и сердец!

Адмирал опустил голову вниз и, на мгновение закрыв глаза, встряхнулся, сбрасывая наваждение и только потом вновь взглянул на пусть и красивую, очень красивую и желанную, но совершенно обычную эльфийку, а не на то нереально-божественное создание, что привиделось ему мгновение назад.

Русалочке явно понравился произведенный эффект, и она, слегка поправив легкое цвета морской волны платье, танцующей походкой направилась к закаменевшему и старавшемуся не смотреть на нее адмиралу. Эльфу пришлось не легко, как впрочем пришлось бы любому мужчине – трудно, очень трудно не смотреть на такую красоту, на адресованную только тебе улыбку на прекрасном лице, волнующиеся под легким бризом волосы, и тело под не скрывавшем точеную фигурку платьем. Мужчина искренне попытался сосредоточиться на корабле и масштабной тренировке абордажной команды, но как только он ощутил ее руку на своем плече и запах ее волос и кожи, наконец тепло ее тела в нескольких сантиметрах от себя, он сдался и посмотрел в синие глаза. Но все же он был адмиралом на мостике флагмана эскадры, был день и сотни глаз вокруг – ни время и ни место для нежности – адмирал удержался и не сделал того чего ждала от него Эариэль и чего он сам страстно желал, не обнял и не поцеловал в губы прекрасную эльфийку прямо здесь и сейчас. Впрочем кое-что он все же смог позволил себе: снял ее руку со своего плеча и слегка коснулся губами тыльной стороны ладони зардевшейся девушки.

Некоторое время эльф и эльфийка взявшись за руки молча стояли и смотрели на увлекательное действо на палубе корабля, на паруса и снасти, на спокойное море вокруг и наслаждались обществом друг друга и теплом сплетенных рук. Первым наполненное смыслом молчание нарушил адмирал, послав матросов на жилы (стоячий такелаж) и заднюю гору (бизань мачту), потом возникло дело у »мордоворота» – волшебный момент упорхнул – навалилась проза жизни.

– Поплаваю немного, погоняю акул, – не спросила разрешения, а уведомила адмирала о намерении Эариэль. – У тебя есть дело, а мне скучно. —

Эльф отвлекся от разговора с боцманом и неодобрительно посмотрел на уже намылившуюся сбросить платье магичку:

– Чем они тебе помешали? Плывут себе и плывут – других хищников отгоняют. —

– Те кого они могут отогнать, нам нестрашны, а кому серьезному, они не помеха, – озвучила прописную истину эльфийка, сбрасывая платье с плеч и оставшись в коротком купальнике из серебристого шелка с открытыми плечами и серьезным декольте.

Даже адмирал задохнулся в восхищении, забыв что хотел ей ответить, что уж говорить про рулевого и боцмана: и тот, и другой застыли выпучив глаза, но если рулевой так и стоял каменной статуей, то боцман вскоре пришел в себя и начал возмущенно жевать усы, но ничего большего себе не позволил – он не был ни владельцем, ни капитаном корабля. Кстати, количество матросов на боковых жилах (вантах) резко возросло.

Тем временем предмет всеобщего восхищения ловко не допустила того чтобы платье коснулось палубы и, легкомысленно, но в тоже время аккуратно повесив его рядом с адмиралом, пояснила свою позицию:

– Раздражают! Идут за нами как за стадом скота, ждут больных и отставших – падальщики! Ненавижу падальщиков! И вообще скучно, а тут хоть какое-то развлечение. —

– Всем скучно, всем охота драки, – думал адмирал, глядя на расширяющуюся книзу как кувшин фигуру эльфийки, которая неторопливо, напоказ покачивая бедрами, шла к краю мостика, – раз так охота – будет, обязательно будет – накликаете и к гадалке не ходи. —

Между тем эльфийка одним ловким движением вскочила на планшир и не удержалась бросила взгляд назад – осталась довольна увиденным, провокационно отставила зад и рыбкой ушла в воду по ходу корабля.

Не успела блеснувшая серебром фигурка скрыться в волнах, как море рядом с ней вспухло резко потемневшим горбом, а затем буквально за секунду этот горб многократно вырос и будто пожрал участок моря метров в 100 вокруг себя.

У адмирала екнуло сердце и, хотя он прекрасно знал что это за горб, отпустило только после того как он увидел, как серебристая фигурка оседлала неестественно темную волну словно коня – Русалочка и ее очень особенный маунт, »подарок» Гвыжахи Поедателя Кишок, развлекались и мотали ему нервы. Эариэль весело помахала рукой и, толкнув ногой то на чем сидела (больше напоказ – хватило бы и мысленного приказа), бросила маунта в пробежку-заплыв, а затем захохотала, когда ее »скакун» не особо напрягаясь нарезал круг вокруг бегущего со скоростью не меньше чем в 10 узлов корабля, а потом его повторил.

Тем временем вызванный девушкой спутник все рос и рос – вокруг него была родная стихия и с каждой секундой маунт набирался сил, все больше напоминая не обычную морскую волну, а грозный вал даже не воды, а почти твердой как у живого существа плоти. Вот сформировалась гигантская голова, на которой уже не сидела, а стояла хозяйка существа. Вот появились щупальца на многие сотни метров вокруг, некоторые из них даже будто пробовали на прочность борта кораблей. Да, именно кораблей, всех четырех, а не только флагмана. А затем уже вполне узнаваемый гигантский кракен открыл свои глаза, и море словно зажглось, заиграло и преобразилось под взглядом двух наполненных солнечным светом прожекторов.

Участь акул была решена! Если бы глупые рыбешки сразу рванули что было сил, желательно в разные стороны, то может большинство из них сумело бы уйти, а так они до конца не понимали что их ждет и не видели в уже приближавшихся к ним щупальцах кракена (воспринимаемых их куцим мозгом как простая вода) какой-либо угрозы. Лишь одна из акул, чуть покрупнее остальных и с двумя горбами вместо одного, рванула в сторону и сумела избежать судьбы ее уже корчившихся в полупрозрачных кольцах товарок, но вот прилетевшего со стороны одного из кораблей гарпуна увидеть не сумела и забилась на нем как рыба на остроге. Именно как рыба и именно на остроге – цельнометаллический гарпун пробил морскую хищницу насквозь. А затем в дело вступила команда корабля и с помощью повода (шпиль), чья конструкция использовалась не по назначению (поднятие якоря), начала подтаскивать бешено бившуюся, но обреченную добычу к себе – сегодня у подсуетившегося экипажа будет свежачок.

Огромный кракен потянулся было сорвать упущенную добычу с остроги, но, получив приказ хозяйки, разочарованно свернул уже почти коснувшееся акулы щупальце, а капитан удачливого на добычу корабля, вернее капитанша (одна из тех самых байдарочников) погрозила маунту и его хозяйке кулаком и прикрикнула на команду тащить быстрей. Необычно умная акула боролась за жизнь до конца: так билась на гарпуне, что едва не изменила-сбила курс корабля, и дежурной смене пришлось занять жопогрейки (банки) и немного, но напряженно поработать веслами, выравнивая курс; пыталась перекусить канат, к которому крепился гарпун, и даже изогнувшись подобно змее (что настоящая акула никогда не смогла бы сделать) попробовала его на зуб; уже поднятая из воды страшно билась хвостом и головой о борт, вызвав испуганные матюки команды – дерево трещало; и даже оказавшись на палубе, сама пыталась пообедать удачливыми рыбаками, но судьбы своей избежать не смогла, и меньше чем через час вся команда хлебала обалденный суп из ее плавников.

– Ну вот, мать их! Накликали все же любители приключений на свою и чужую задницу! – спустя полчаса почти со злостью думал адмирал, с раздражением взглянув на лыбившегося неизвестно чему Тралла. В отличие от адмирала полуорк был доволен (как впрочем и многие из заскучавших игроков) и радостным перекрывавшим надрывавшуюся бабу (рынду) голосом отдавал приказы команде.

Опасность, что наплескала скипидару в задницы командам кораблей, была еще не видна, но ощущалась как какое-то неуловимое чувство. На морскую гладь словно опустилась неестественная тишина, на фоне которой особенно громко звучали крики команд, звуки специальных рожков мордоворотов и скрип снастей. Все четыре корабля эскадры занимали свое место в кильватерном строю, благо сделать это было достаточно легко – все-таки здесь была не Земля и контролировавшие ветер маги обеспечили эскадре самый благоприятный наветренный режим.

Да, именно линейная тактика и пусть на кораблях эскадры как и во всем Серединном мире не было ни одной пушки, но магам тоже был необходим обзор и минимум препятствий на пути, впрочем также как и лучникам, и станковым арбалетам на верхней палубе. Необходимость диктует тактику – никто не собирался идти на абордаж или не дай бог на таран в этом бою, и адмирал решил использовать достаточно эффективный и простой (особенно когда контролируешь ветер) линейный порядок. Вскоре посреди океана выросла хоть и не сплошная, но вполне четко узнаваемая стена из идущих друг за другом кораблей.

Адмирал почувствовал гордость за себя, за капитанов, за команды и за корабли – они справились, быстро и четко, как ни разу не получалось на учениях, особенно быстро и четко в самый первый раз, в самом первом настоящем бою.

Послышались хлопки и с флагмана и остальных кораблей взлетело несколько зеленых шаров, из-за разноцветных хвостов позади похожих на медуз или головастиков. Вслед за ними с палубы каждого из кораблей поднялось по паре грифонов, еще два летающих зверя всегда бороздили пятый океан над эскадрой, с них-то и заметили пока невидимую опасность. И грифоны, и медузы одинаково устремились в сторону все еще остававшегося вне зоны видимости команд врага, только грифоны заняли верхний эшелон и двигались побыстрее неторопливых шаров.

Эльф-адмирал огляделся по сторонам: вокруг напряженные, но и предвкушающие лица; лучники, спецназовцы и эльфы-стрелки заняли позиции у фальшборта и на марсах; маги либо с ним на мостике, либо на площадке у бушприта (копья); на снастях удвоенная смена готовых мгновенно выполнить любой приказ матросов, а у немногих станковых арбалетов (гоблинские трофеи из цитаделей) застыли воины-игроки. Лишь абордажной команде из заготовок-морских людей не было места в предстоящем бою – противник не тот, но все равно они плотной группой находились непосредственно под верхней палубой, в доспехах с оружием и в полной готовности ко всему.

По снастям флагмана, а также других кораблей эскадры забегали ловкие как обезьяны фигуры – адмирал отдал приказ и увеличил интервалы между кораблями, одновременно он же, маг, усилил ветер, и опять он же, адмирал, приказал прибавить облаков (парусов) – колонна выросла в длину и побежала уже на полных 12-ти узлах.

Командующий эскадрой остался доволен как и главное с какой четкостью выполнили его приказы и сосредоточил свое внимание на непосредственно приближавшимся враге – уже видимой черной точке на горизонте. Даже для зорких эльфийских глаз было еще слишком далеко, но не зря же в небо взлетели грифоны и те самые похожие на головастиков зеленые шары – маг закрыл глаза и, проговаривая про себя несложное четверостишие, ментально потянулся вперед. Секунда-полсекунды и один из уже довольно далеко улетевших шаров словно налился светом изнутри, а адмирал смог воочию разглядеть причину общего аврала.

Лягушка, обычная болотная кваква, что храбро орет каждую ночь, а днем трусливо прячется под камышами, именно так могло показаться тому, кто увидел бы приближавшееся существо с высоты. Впору было бы посмеяться над могучей эскадрой, если бы не одно но – обеспокоившее четверку кораблей существо превосходило своих обычных болотных товарок раз так в миллион, а может и два – трудно так сразу судить, но даже темный бог, в чьей голове как в огромном замке ползал когда-то глава их клана, был меньше. Разумеется огромную лягушку нельзя было сравнивать с богом – ни по божественной силе, ни по разуму, ни по много чему еще, тому чем обладал темный бог (любой бог Серединного мира, если на то пошло), но и фейри не свалил бога в прямом бою, а одолел хитростью, да и не было его здесь, а была титанических размеров тварь, пусть и без разума и капли магии, но тут был именно тот случай, когда размер решает все.

Впрочем Драконы не собирались соглашаться с этим спорным тезисом и готовились принять бой. Хотя почему готовились? Они уже приняли, и с грифонов-посланцев эскадры полетели бомбы. Полетели и ударились о грязно-серую вблизи плоть, взорвались мощными, яркими, громкими, несущими смерть и осколки раскаленного метала разрывами.

Гигантская морская лягушка как плыла, так и продолжала плыть, ни на сантиметр не изменив свой курс и никак не показав что вообще заметила усилия крылатых застрельщиков.

Алмантанирен (старший среди летунов) обиделся на такой игнор, и в следующий заход грифоны ударили прямо в правый глаз не обращавшей на них внимания лягушки и ударили на этот раз огнем, сосудами с зажигательной смесью.

Вспышку заметили даже на кораблях, да и лягва не смогла проигнорировать пожар практически на самом зрачке – дернулась всем своим огромным телом, издав возмущенный звук (у всадников-игроков, да и у грифонов лопнули барабанные перепонки, кое у кого пошла кровь из глаз) и вроде как намылилась выскочить из воды, как обычная лягушка пытается схватить вкусного комара, но затем вся туша ушла в воду, неглубоко, на 5-10 метров и продолжила свой путь, корректируя курс с движением эскадры. Все последующие атаки грифонов ни к чему не привели – толстое одеяло воды и прочнейшая шкура нивелировали наносимый ими урон, а зажигательная смесь бесполезно сгорала на воде в десятке метров над проплывающей под ней плотью. Но кое-чего Колобок (Алмантанирен) добился, и вынужденная полностью скрыться в воде лягва чуть-чуть, совсем немного, но замедлилась – подушка воды хоть и защищала от огня и бомб, но и слегка тормозила ее стремительный заплыв. В тоже время сам того не желая Колобок подгадил магам на кораблях: и без того пока далекая цель погрузившись в воду предельно затруднила им жизнь, не говоря уж о том, что появившаяся водная броня мешала не только грифоньим всадникам.

Все же маги Драконов нашли выход, да и наблюдательные шары (детище друидов) изрядно помогли – на скрытую в воде тварь обрушился вал из замедляющих чар и чар парализации – им в отличии от молний и огненных шаров, а так же других боевых заклинаний совершенно не мешал десятиметровый слой воды, да и не обладавшая ни каплей магии лягушка не могла себя от них защитить, но опять же таки размер, РАЗМЕР самого монстра – если порождение Пьяного моря и замедлило свой заплыв, то совсем не намного. Аналогично было с разнообразными дебафами на силу, ловкость, удачу, возможность наносить или получить крит – может быть эффект и был, все-таки маги Драконов были сильны, но внешне это никак не сказывалось на все также догонявшей эскадру лягве.

Статья написана по материалам сайтов: author.today, hi-media.ru, itexts.net.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector