Швейцарский поход суворова причины

Швейцарский поход Суворова

— в августе 1799 г. в планах союзных русско-австрийских войск, действовавших против французов, произошла существенная перемена: Суворов с русскими войсками должен был двинуться из Северной Италии в Швейцарию (ср. Итальянский поход Суворова) и, соединившись там с русским корпусом Римского-Корсакова, стоявшим у Цюриха, действовать против Массены. Между тем, с преждевременным уходом из Швейцарии австрийской армии эрцгерцога Карла, Массена превосходил силами остававшиеся в этой стране союзные отряды, и притом войска его были более сосредоточены. Численность их доходила до 80 тысяч, между тем как в союзных отрядах считалось не более 60 тысяч. Массена не преминул воспользоваться выгодами своего положения и, отделив особые отряды к стороне Северной Италии, главной массой своих сил перешел в наступление против корпуса Римского-Корсакова, стоявшего около Цюриха, и австрийского отряда Гоце, прикрывавшего реку Линту между Цюрихским и Валленштатским озерами. Суворов, узнав о выступлении эрцгерцога Карла из Швейцарии и опасаясь за участь Римского-Корсакова, усиленными маршами двинулся из Алессандрии в Таверну, куда прибыл 4 сентября. Для движения оттуда на соединение с Корсаковым имелись два пути: один вполне безопасный и удобный, но более кружный, вел в верхнюю долину Рейна на город Хур, через Киавенну и гору Сплюген, другой — через Беллинцону, Сен-Готард и долину реки Рейсы к озеру четырех кантонов. Незнакомый ни с топографией нового театра военных действий, ни с расположением и силами находившихся там неприятельских войск, Суворов вынужден был во всем этом положиться на заверения австрийских офицеров генерального штаба. Вследствие этого он избрал более краткий путь, которым полагал, достигнув Швица, выйти в тыл Массены. Одновременно с этим, последнего предполагалось атаковать со стороны реки Линты войсками генерала Гоце (у которого, по присоединении австрийских отрядов, могло быть до 20 тыс.), а со стороны реки Лиммат — корпусом Римского-Корсакова (24 тыс.). План этот послан был на рассмотрение австрийским генералам Гоце и Штрауху; ни тот, ни другой не обратили внимания Суворова на отсутствие дороги вдоль озера к Швицу и на необычайные трудности наступления через Сен-Готард и ущельем Рейсы. При этом австрийцы считали силы Массены не в 80, а только в 60 тысяч, чем еще более вводили в заблуждение русского полководца. Само движение Суворова внутрь Швейцарии было, вопреки ожиданию, замедлено. Еще находясь в Италии и зная, что ему предстоит поход по сплошь гористой стране, он поручил австрийскому генералу Меласу заготовить в Таверне 1400 мулов, для перевозки тяжестей на вьюках, и необходимую горную артиллерию; но мулов там не оказалось и только через несколько дней прислано их было 650 голов. Недостающих мулов заменили казачьими лошадьми, но для этого пришлось спешить до 1 1 /2 тысяч казаков. Обоз и полевая артиллерия отправлены были кружными путями на Боденское озеро. Суворов принужден был простоять в Таверне почти целую неделю, и только к 10-му сентября удалось более или менее изготовиться для дальнейшего похода. Первое столкновение с французскими войсками генерала Лекурба последовало 13 сентября, при трудном подъеме на гору Сен-Готард, которой удалось овладеть лишь благодаря появлению на фланге французов нашей обходной колонны. 14-го сентября русские войска двинулись далее, долиной Рейсы, овладели почти неприступными позициями у Чертова моста (см. Чертов мост), и авангард наш, под начальством Милорадовича, достиг деревни Вейлен. Лекурб отступил к Флюэлену, где посадил свой отряд на ожидавшие его суда и таким образом спасся от окончательного уничтожения. Между тем Суворов, достигнув Альторфа, увидел, что далее дороги не имелось, и сообщение со Швицем возможно лишь по озеру, на котором неприятель предварительно уже захватил все перевозочные средства. Из Шахенской долины, находящейся против Альторфа, существовала только тропа к верховьям реки Линты, где Суворов мог соединиться с австрийским отрядом Линкена, или же ему надо было, обратясь в Мадеранскую долину, выйти к верховьям Рейна; но ни тем, ни другим путем он не достигал условленного пункта соединения, Швица, и, значит, ставил в опасное положение Корсакова и Гоце, которых предполагал наступающими к намеченному пункту. Отступить по пройденному уже пути было трудно, так как дорога была загромождена вьючным обозом. Между тем, у солдат истощался провиант, вьюки не поспевали, и Суворов мог рассчитывать на пополнение запасов только в Швице. Очутившись в столь критическом положении, он узнал о существовании двух горных троп, ведущих через снеговой хребет Рошток к деревне Муттен, откуда есть дорога в Швиц. Тогда он решился направить по кратчайшей из них всю армию, чтобы непременно дойти до Швица. С рассветом 16 сентября двинулся авангард, под начальством князя Багратиона; за ним должны были идти войска генерала Дерфельдена и Ауфенберга, а затем вьюки. Розенбергу приказано было прикрывать тыл от возможных покушений Лекурба и следовать за вьюками. Переход через Рошток, по тропе, доступной лишь смелым и привычным охотникам, представлял страшные трудности: каждый неверный шаг стоил жизни, и множество людей, лошадей и мулов погибло, сорвавшись с кручи. Лишь через 12 часов этого ужасного пути, авангард достиг деревни Муттен и захватил стоявший там французский пост. Остальные войска растянулись по всему пути и частью провели ночь на снежном перевале; только вечером 17-го числа хвост колонны добрался до Муттена (а переход был всего в 16 верст). Затем еще в течение 2 дней той же дорогой тянулись вьюки. За это время Розенберг удачно отразил два нападения Лекурба, и 17 сентября мог уже спокойно оставить свою позицию и втянуться в Шахенскую долину. Между тем до Суворова стали доходить слухи о поражении Корсакова при Цюрихе, Гоце — на реке Линте; Клентальская долина, отделенная от Муттенской горным хребтом Прагель, оказалась тоже занятой французским отрядом Молитора; со стороны Швица угрожал Массена. Положение наших войск, изнуренных, оборванных, голодных и со всех сторон окруженных неприятелем, представлялось почти отчаянным. 18 сентября Суворов собрал военный совет, на котором решено было, за невозможностью дальнейшего наступления к Швицу (что предлагали австрийские офицеры), силой пробиться через Прагель в Клентальскую долину, к Гларусу. В тот же день австрийская бригада Ауфенберга двинулась на Прагель, сбила неприятельские посты и спустилась на ночь в долину; за ней последовали остальные войска, которые к вечеру 20 сентября собрались у Гларуса. Отступление совершалось под прикрытием временно оставленного у Муттена арьергарда (4 тыс.), под начальством Розенберга, который блистательно исполнил возложенное на него поручение (см. Муттенская долина), и 23-го сентября тоже прибыл к Гларусу. Ауфенберг еще 21-го числа ушел за Рейн, вслед за отступившей австрийской колонной Линкена, и Суворову, предоставленному собственным силам, не оставалось ничего иного, как тоже отойти в долину Рейна, двигаясь по которой, на Хур и Фельдкирх, он притягивал к себе обозы и полевую артиллерию, а затем мог соединиться с Корсаковым. Так и было решено. В ночь на 24 сентября войска двинулись по Зернфтской долине, прикрывшись арьергардом, под начальством князя Багратиона, которому неоднократно пришлось отбиваться от французов. 25-го числа главным силам пришлось переходить через снеговой хребет Рингенкопф, и этот перевал оказался чуть не самым трудным на всем пути: проводники разбежались, поднялась метель, занесшая все следы горной тропы. Орудия пришлось бросить; много людей и более 300 вьюков погибло, сорвавшись в пропасти. 26 сентября русские войска достигли деревни Паникс и только здесь могли вздохнуть свободно после перенесенных лишений и опасностей. 27-го они перешли в Хур, где двухдневный отдых, при обилии продовольствия, был достаточен для восстановления их сил. 1 октября войска стали лагерем у деревни Альтенштат, близ Фельдкирха. Так окончился знаменитый поход, неудавшийся Суворову по совершенно не зависевшим от него обстоятельствам. 19 октября он перевел свои войска в Баварию и расположил их на зимних квартирах между реками Иллер и Лех. Вскоре император Павел, убедившись в невозможности совместных действий с такими союзниками, как австрийцы, приказал Суворову со всеми русскими войсками возвратиться в Россию. За Ш. поход Суворов был возведен в звание генералиссимуса, и ему приказано воздвигнуть монумент в Петербурге; принимавший участие в этом походе великий князь Константин Павлович получил титул цесаревича.

См. Klausevitz, Die Feldzüge von 1799 in Italien und Schweitz»; St.-Cyr, «Mémoires»; Фукс, «История Российско-Австрийской кампании в Италии и Швейцарии»; Милютин, «История войны 1799 г.».

Статья написана по материалам сайтов: .

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector