Швейцарский поход суворова кратко

Швейцарский поход А.В. Суворова (10-27 сентября 1799 г.) был вызван изменениями планов 2-й коалиции относительно дальнейшего ведения войны с Францией. В соответствии с новым планом главные силы австрийской армии сосредоточивались на Рейке, а войска Суворова перебрасывались в Швейцарию, где уже находился русский корпус генерала Римского-Корсакова. Отсюда русские войска под командованием Суворова должны были осуществить вторжение во Францию.

Павел I дал согласие на этот план с условием, что до ухода австрийских войск Швейцария будет очищена от французов. Но австрийцы это условие не выполнили. К началу суворовского похода в Швейцарии находилась 84-тысячная французская армия, которая вела боевые действия против 24-тысячного русского корпуса и отдельных австрийских отрядов общей численностью 23 тыс. человек.

Действуя в труднодоступных заснеженных горах, суворовские солдаты штыками проложили себе дорогу и вырвались из окружения. За время этого беспримерного в истории войн горного похода армия Суворова потеряла немногим более 4 тыс. человек, нанеся вчетверо больший урон противнику.

Основным способом боевых действий Суворова в горах являлся фронтальный удар в сочетании с обходом флангов противника, а зачастую и ударом в тыл врага. Для Суворова не существовало окружения, даже обороняясь, он наступал. Суворов был первым полководцем, который доказал, что непреодолимых гор нет, а для достижения успеха в горах нужна смелость, инициатива, решительность.

За Швейцарский поход А.В. Суворову было присвоено высшее воинское звание — Генералиссимус российских войск.

Круче гор

Так должно быть, поясняли военные. Армия — это, прежде всего, порядок и организованность. Тем поразительнее, что реальная война с точки зрения порядка и организованности удивительно напоминает охваченный пожаром бордель.

Анджей Сапковский «Крещение огнем»

В конце 19 века возле швейцарской деревушки Андерматт (что недалеко от Чертова Моста) был установлен гранитный крест с надписью: «Доблестным сподвижникам генералиссимуса фельдмаршала графа Суворова-Рымникского, князя Италийского, погибшим при переходе через Альпы в 1799 году». Освещая открытие памятника, швейцарские газеты отмечали, что даже в их дни — спустя целое столетие после похода — тела русских солдат все еще иногда находят в ледниках.

Война не закончена, пока не похоронен последний солдат, говорил Суворов. Швейцарские пастухи долго рассказывали о шагающем по горам и скликающем свое войско призраке низкорослого человека в черном плаще. Сегодня, в сентябре, на пороге юбилея этой кампании, мы расскажем вам о швейцарском походе легендарного русского полководца Суворова.

Вторая антифранцузская коалиция

Император Павел I.

В 1798 году агрессивная политика Франции привела к тому, что Австрия, Англия, Неаполитанское королевство, Россия и Турция решили объединенными силами покончить с общеевропейской угрозой. Российская Империя не могла претендовать на территориальные приобретения в случае победы. Но уже тогда ее наиболее дальновидные политики ощущали исходящую от республики опасность.

Одним из таких прозорливцев был фельдмаршал Суворов, отмечавший, что Наполеон «шагает широко». И либо порвет штаны, либо дойдет до Вислы. Ведь если Пруссия и Австрия вместе с Россией участвовали в разделах Речи Посполитой, то Франция традиционно поддерживала идею независимости Польши.

Наполеон с Суворовым имели много общего. Оба не отличались ни ростом, ни красотой, ни здоровьем.

Может показаться странным, что небольшая Франция внушала России такое беспокойство. Но в то время Франция не только производила в 2 раза больше вооружений, но еще и превосходила Россию (без крайне «неблагонадежной» Польши) по численности населения. Кроме того, значительную часть подданных империи составляли полудикие неславянские народы, желание и способность которых сражаться за царя вызывали обоснованные сомнения.

Суворов считал необходимым разгромить Францию прежде, чем она уничтожит потенциальных союзников России. То есть трех ее старинных соперников и врагов: Австрию, Пруссию и Турцию. Эту точку зрения принял и император Павел I.

Согласно замыслу Суворова, 100-тысячная русская армия должна была сосредоточиться на Рейне и, воспользовавшись разбросанностью сил французов по нескольким фронтам, кратчайшим путем двинуться на Париж.

Но решающим голосом в коалиции обладала Австрия, выставлявшая для борьбы с французами вдвое больше войск, чем остальные союзники, вместе взятые. Австрийцы же видели в этой войне лишь благоприятный случай для захвата итальянских государств под предлогом их освобождения. Другой лакомой для них целью были оккупированные Францией Нидерланды, также некогда бывшие владением австрийских Габсбургов.

По плану, «продавленному» Австрией, на север Италии перебрасывались два русских корпуса общей численностью 31 тысяча человек. С моря на Неаполь должен был ударить флот Ушакова. 24-тысячный корпус Римского-Корсакова направлялся в Швейцарию. Наконец, еще один русский корпус из 17 тысяч человек должен был участвовать в совместном с англичанами десанте в Нидерландах.

В конце 18 века австрийская конница считалась одной из лучших.

Возглавить 117-тысячную группировку союзных войск в Италии предлагалось фельдмаршалу Суворову. Таково было условие австрийцев. По существу, участие Александра Васильевича рассматривалось союзниками как основной вклад России в общее дело.

Павел I не любил Суворова, но достойной замены ему также не видел.

Еще не ставший императором Наполеон на тот момент в Италии отсутствовал. Зато там были 92 тысячи французских войск под командой опытных и решительных генералов Макдональда и Моро. Прибыв в апреле, Суворов нанес французам три поражения: на реке Адда, на Треббии и при Нови. Десанты Ушакова и восстание итальянцев завершили дело. К началу августа полуостров почти полностью был расчищен от оккупантов. Моро удалось удержать только Геную.

Александр Васильевич Суворов родился в 1730 году в семье крупного военачальника генерал-аншефа Василия Суворова. Уже в 12 лет он был зачислен в Семеновский полк солдатом, что, само собой, было чистой формальностью. До 18 лет Суворов обучался дома, под руководством отца, и получил лучшее по его времени военное образование, включавшее точные науки, баллистику, инженерное дело, военную историю, стратегию, тактику. Овладел немецким, французским, итальянским языками. Позже, уже во время службы, научился польскому, турецкому, арабскому, фарси и финскому языкам.

В 1754 году Суворов был произведен в офицеры. Потом были Кунерсдорф, Берлин, Кольберг, Орех, Ландскруна, Столовичи, Краков, Туртукай, Гирсово, Козлудж, Кинбурн, Фокшанах, Рымник, Измаил и Варшава. Суворов воевал в Пруссии, Польше, Турции, снова в Польше. Подавлял Пугачевский бунт. И никогда не знал поражений.

Современников в Суворове в первую очередь поражало разительное несоответствие содержания и формы.

Швейцарская кампания

Пока Суворов действовал в Италии, Наполеон находился в Египте.

В Швейцарии дела обстояли также благоприятно для союзников. После прибытия корпуса Римского-Корсакова австрийский командующий эрцгерцог Карл имел там 82 тысячи солдат против 58 тысяч у французского генерала Массены.

Перспективы войны уже ясно виделись Суворову. Добив Моро, он намеревался вторгнуться во Францию с юга. Карл в это же время должен был покончить с Массеной. Затем армии союзников могли соединиться у Лиона для наступления на Париж.

И вот здесь с ясного неба грянул гром. Рескрипты верховного командования известили о появлении «нового плана войны». Согласно ему, Суворову запрещалось предпринимать еще что-либо против французов в Италии. С 20-тысячным корпусом он должен был немедленно следовать в Швейцарию. Карл же, не дожидаясь его, отбывал с австрийской частью войска в Нидерланды.

Швейцарцы решили увековечить Суворова на Сен-Готарде.

План вызвал возмущение не только у русских, но и у австрийских офицеров. Союзники упускали очень благоприятную ситуацию и сами же превращали ее в неблагоприятную. После ухода Карла из Швейцарии Массена получал более чем двукратное преимущество против Римского-Корсакова, в то время как армия Суворова все еще была бы на марше.

Но у австрийских кабинетных стратегов имелись свои соображения. Им требовалось срочно убрать Суворова из Италии. Русский полководец видел в ней плацдарм для наступления на Францию и всячески содействовал созданию итальянскими государствами своих армий. Австрийцы же рассматривали полуостров как свой трофей. Независимый Пьемонт им был не нужен.

Времени на то, чтобы связаться с императором и объяснить ему ситуацию, Суворову не оставили. Пока депеша дошла бы до Петербурга, Массена наверняка уничтожил бы русский корпус в Швейцарии. Даже несмотря на то, что эрцгерцог Карл, возмущенный полученным приказом не меньше самого Суворова, частично саботировал «новый план». В помощь Римскому-Корсакову был оставлен 22-тысячный корпус Готце.

Но Массена выделил против Готце только 18 тысяч. Остальные 40 в любой момент могли атаковать русских. Суворов без колебаний двинулся в Швейцарию по кратчайшему пути. Перевал Сен-Готард выводил его войско прямо в тыл французам.

По плану Суворова, не позднее 26 сентября его войска, а также корпусы Римского-Корсакова и Готце должны были обрушиться на врага с трех сторон.

Путь через Альпы

Мулы необходимы для переправки грузов там, где не пройдет колесный транспорт.

Суворов собирался выступить в Швейцарию 8 сентября 1799 года. Но Моро неожиданно предпринял вылазку. Пытаясь в нарушение приказа все-таки навязать французам последний бой, Суворов напрасно потратил три дня. Используя преимущество своих войск в мобильности, Моро ушел.

Еще пять дней Суворов потерял из-за нерасторопности австрийцев, не собравших к нужному времени 3000 мулов для создания вьючного обоза. В результате половину мулов пришлось заменить казацкими лошадями, а мешки для поклажи собирать у местного населения. С собой в Швейцарию Суворов брал только 25 горных пушек.

Лишь 21 сентября армия Суворова, состоявшая теперь только из русских частей, окончательно собралась в поход. Спустя три дня она достигла перевала. Французы выделили для прикрытия Сен-Готарда бригаду, насчитывающую около 4,5 тысяч человек, но для обороны почти неприступной позиции этого было более чем достаточно.

К вечеру Суворов взял перевал. Приковав внимание противника ожесточенными фронтальными атаками, он послал в обход по козьим тропам отряд под командой князя Багратиона.

А уже на следующий день состоялась легендарная схватка за Чертов Мост — сооруженную якобы самим Дьяволом арку через 25-метровое ущелье. Но и до самого моста сначала нужно было дойти. Путь же к нему пролегал через 60-метровый прорубленный в скале тоннель. Разумеется, французы заняли эту естественную крепость.

Штурм Чертова Моста.

Суворов и здесь прибег к тактике, сработавшей накануне: предпринял безнадежную атаку с фронта, чтобы отвлечь внимание противника от флангов, а сам послал два отряда в обход. И снова получилось: пройдя через горы, русские мушкетеры обрушились на французов с тылу и захватили тоннель. Впечатление от победы было несколько смазано лишь тем, что один из направленных в обход полков в полном составе пропал неведомо куда. Никаких его следов обнаружить не удалось.

Когда русские вышли к мосту, стало видно, что французы сумели частично обрушить арку. Суворов приказал разобрать один из крестьянских домов и замостить пролет бревнами. Веревок не хватило, и под ураганным огнем неприятеля бревна пришлось связывать солдатскими ремнями и офицерскими шарфами.

Так Чертов Мост выглядит сегодня.

После частичного восстановления моста должна была начаться настоящая битва. Теперь суворовским войскам предстояло под обстрелом «просачиваться» через «игольное ушко» зыбкой и опасной переправы и атаковать французов на другой стороне ущелья. В таких условиях враг постоянно имел бы подавляющий численный перевес.

И тут произошло нечто непредвиденное — никем, включая и самого Суворова. Французы снова услышали у себя в тылу до боли знакомый им боевой клич «Эгегей вашу маму!». Что, как они уже знали, в переводе с русского означало «Умрем за царя!».

Это и был пропавший во время боя за тоннель полк. Двинувшись в обход по принципу «бешеной собаке сто верст не крюк», мушкетеры заблудились и каким-то до сих пор не установленным, физически невозможным путем вышли на другую сторону ущелья.

Ударом с двух сторон мост был захвачен, и на следующий день — 26 сентября — перед Суворовым уже засверкала гладь Люцернского озера. Только здесь он узнал, что дорога вдоль берега на Швиц, по которой изначально планировался марш, существует лишь на карте. Вместо одного дня на обход озера его войскам потребовалось целых три. К тому же, преодолевая исключительно сложный перевал Кунциг-Кульм, русская армия растянулась на несколько дневных переходов. Арьергард Суворова спустился в Мутенскую долину лишь 1 октября.

Биографическая справка

Тактика Наполеоновской эпохи заключалась в сочетании стрелковых цепей, которые постепенно изматывали неприятеля обстрелом, и колонн, предназначенных для штыкового удара. Лишь в случаях появления конницы противника пехота перестраивалась в каре.

Считаясь изобретением французов, эта тактика, позволяющая сократить потери от артиллерийского огня, применялась всеми воюющими сторонами. Но в отличие от австрийских полководцев, принявших ее целиком и полностью, Суворов продолжал делать акцент на штыковой удар. Всюду, где это позволяла местность, его солдаты должны были решительно, в плотном строю идти на сближение с противником, используя ружья по принципу «первого проткни, второго застрели, третьему штыком карачун».

Решение Суворова показало себя правильным. Низкая точность и скорострельность кремневых ружей делали их малопригодными для стрелкового боя. Ко времени вторжения в Россию и сами французы отказались от тактики стрелковых цепей.

Из-за нехватки оружия фузеи, изготовленные еще в первые годы правления Петра I, продолжали использоваться в русской армии до начала 19 века.

Отступление

Задержка на Кунциг-Кульме уже не сыграла роли. Еще 25 числа, пока Суворов штурмовал Чертов Мост, Массена перешел в наступление. К 26 сентября Римский-Корсаков и Готце были наголову разбиты.

Незадолго до Суворова Наполеон также с боями прошел через Альпы.

Суворов узнал об этом лишь 29 сентября. В этот же день стало известно, что все выходы из долины блокированы французами. С трудом преодолев Альпы, русский полководец не только не застиг Массену врасплох, но и сам оказался в окружении.

Решение об отступлении далось Суворову нелегко. До сих пор он никогда не отступал. «Ройте мне здесь могилу!», — кричал он солдатам.

Но лежать в могиле было недосуг. В явном меньшинстве, без снабжения, без конницы, практически без артиллерии его войска не имели шансов на успех в борьбе с французами. Если не кампанию, то хотя бы армию нужно было спасать. Труднейший переход через Альпы, который, казалось, был уже позади, только начинался.

Время играло против Суворова. Массена спешно перебрасывал силы для решительного наступления на последнего своего противника. 30 сентября, когда «хвост» русской армии еще только втягивался в Мутенскую долину, ее главные силы уже начали прорыв. На следующий день Суворов, лично руководивший атакой, сбил врага с перевала Прагель.

Картина Василия Сурикова изображает именно спуск русской армии с перевала Паникс. На самом деле «катание» было совсем не веселым.

Видя, что враг ускользает, французские войска хлынули в долину. Отступая, Суворову пришлось вести ожесточенные арьергардные бои. Уже 2 октября, отражая атаки вражеской конницы, русские израсходовали все боеприпасы. Потом перешли в контрнаступление, разбили 10-тысячный отряд французов и взяли 1200 пленных, в число которых едва не попал сам Массена.

Вырвавшись из окружения, корпус Суворова собрался в долине Верхней Линты. Но и туда по всем дорогам спешили свежие французские дивизии. Даже после поражения в Мутенской долине противник сохранил трехкратный численный перевес. Без боеприпасов русским нового сражения было не выдержать.

4 октября Суворов решил уходить через перевал Паникс — несмотря на то, что швейцарские проводники этим путем идти отказались. Перевал был непроходим. Седловина находилась выше линии вечных снегов. Там не имелось никаких «козьих троп». Только ледник. К тому же в горных ущельях бушевала вьюга.

Переход занял 4 дня. Пушки пришлось сразу же сбросить в пропасть. Туда же отправились и все оставшиеся припасы. Но и без них лошади и мулы срывались с обледенелого карниза и улетали туда, куда лучше не смотреть. Люди тоже срывались. Говорят, они падали молча: крики могли разбудить лавину. Суворова всю дорогу вели — почти несли — под руки два гренадера.

На гребне стало ясно, что швейцарцы хорошо знали свои горы. Дороги вниз, действительно, не было вообще. Спуск представлял собой сплошной ледяной обрыв, усеянный трещинами и черными зубами скал.

Посмотрев на парящих внизу орлов, Суворов подвернул полы плаща и покатился по склону. Ему повезло. Многим другим — нет. Удивительным образом спуск с перевала (в отличие от подъема времени практически не занявший) пережили несколько русских лошадей. Последние итальянские мулы погибли еще на пути к гребню.

Еще поразительнее, что Суворову на этом переходе удалось сохранить живыми 1400 пленных французов.

Итоги

9 сентября 14 тысяч русских солдат — все, что осталось от армии Суворова, — достигли австрийских складов в городке Кура.

Альпы на рассвете. Красиво, но холодно.

Нет. 69-летний боец не считал, что все кончено. Едва сойдя с ледника, он начал диктовать письмо эрцгерцогу Карлу, излагая в нем план совместного удара на Массену. Суворов собирался страшно отомстить французу.

Но император Павел иметь дела с австрийцами более не желал. Россия вышла из войны. Армия осталась зимовать в Баварии, а Суворов был отозван и отправлен в отставку.

Царь остался недоволен своим полководцем, попрекая его трехдневным промедлением с выступлением из Италии. Ведь именно тех трех дней, в течение которых Суворов гонялся за Моро, в конечном итоге и не хватило, чтобы упредить Массену. Потери только одного корпуса Суворова в швейцарском походе вдвое превысили все потери русских в итальянской кампании! А результат? Поражение!

Суворов и ранее не раз вызывал гнев правителей. Но только сейчас на его плечи легла тяжесть справедливых обвинений. То, что задержки, вызванные непоставкой австрийцами мулов и состоянием швейцарских дорог, нельзя было предусмотреть, не было оправданием для полководца. Он был обязан предвидеть неизбежность подобных явлений и иметь «вариант Б» на тот случай, когда, как это непременно случается на войне, все пойдет не так, как задумано.

Более того, еще в Италии Суворов понимал, что составленный им план кампании был обречен. Даже при наилучшем развитии событий его силы оставались разделенными на три части, которые противник мог бы разгромить по отдельности. А сам Суворов со своим корпусом появлялся, может быть, и в тылу у французов, но без снабжения, без связи, без возможности наступать в этом лабиринте хребтов и ущелий.

План был авантюрой. Он мог сработать лишь при условии везения и полной некомпетентности противника. Но в данной ситуации он был единственным. Настоящей причиной поражения стал политически мотивированный уход главных сил Карла. После этого сделать было уже ничего нельзя. Написав «меня погнали в Швейцарию, чтобы там уничтожить», Суворов ринулся в горы в отчаянной надежде, что кривая как-нибудь вывезет.

Могила Суворова в Александро-Невской лавре.

Пуля — дура, штык — молодец

К концу 18 века французская армия уже не представляла собой толпу новобранцев под началом выборных командиров, как это было в первые революционные годы, но еще не достигла того блеска, который приобрела после коронации Наполеона. Французские солдаты были закалены в боях и воодушевлены победами. Они имели новые ружья, а главное — молодых, талантливых и отчаянных генералов.

С другой стороны, недостаточное развитие коневодства во Франции приводило к слабости французской кавалерии. Пушек французы также имели по отношению к численности солдат втрое меньше, чем русские и австрийцы. Артиллерия, в свою очередь, часто перевозилась на реквизированных крестьянских лошадях или даже волах.

Чтобы увеличить мобильность войск, французы осуществляли снабжение не со складов, а преимущественно за счет реквизиций у местного населения. Обоз был сокращен за счет отказа от палаток. На ночь солдаты или занимали дома обывателей, или ложились спать под открытым небом. Эти нововведения вызывали частые восстания на занятых французами территориях, а позже погубили «великую армию» в русских лесах.

Вкус к реквизициям французская армия приобрела в бурные революционные годы.

Через несколько месяцев после возвращения Суворов умер в своем имении. А еще через 12 лет его предсказание сбылось. Даже оба предсказания. Наполеон в Россию пришел, но штаны все-таки порвал, и его пришлось провожать домой. Задуманное Александром Васильевичем наступление на Париж — пусть позднее, пусть не по его плану, — все же состоялось.

Швейцарский Поход Суворова кратко и понятно – самое главное

Швейцарский Поход Суворова кратко и понятно – самое главное

  • Поделиться с:

Противником русской армии во время Швейцарского похода Суворова, была сто тысячная французская армия под руководством генерала Массена. Русские хотели соединиться с армией Римского–Корсакова и австрийцами для дальнейшего совместного похода на Францию.

Швейцарский поход был задумкой правительств Австрии и Англии, и его главной целью было – выбить французов из Швейцарии. Русская армия в одиночку должна была решить эту задачу, потому что австрийцы должны были освободить Бельгию.

У Александра Васильевича Суворова был свой план действий, он был проще и надежнее, однако правительство посчитало иначе. Российской Империи никогда не везло с союзниками, так было и в этот раз. Союзники не ставили перед собой цели полного разгрома агрессивной Франции, они хотели лишь вернуть захваченные земли.

Александру Васильевичу предстояло совершить опасный переход из Италии на север, пройти через горы и соединиться с армией Римского–Корсакова, а так же с австрийцами. После соединения предстояло начать наступление на французские территории. Во время перехода русская армия должна была изгонять французов из захваченных территорий.

Начало похода задержалось на целых десять дней, союзники никак не могли обеспечить русскую армию всем необходимым. Не было ни продовольствия, ни боеприпасов, об одежде вообще не приходилось говорить. Ситуация была сложной. Помочь успешно завершить Швейцарский поход Суворову должен был его опыт и воинский талант.

Александр Васильевич намеревался пройти сквозь Рейс и зайти в тыл французским войскам. Русский полководец выбрал самый короткий маршрут похода, он же был и самым трудным. Русские взяли перевал, а на другой день смогли перейти «чертов мост». Это был очень опасный маневр. Французы, считали, что перейти через мост невозможно, и, пренебрегая осторожностью, забыли его заминировать. Тем временем австрийцы сняли часть своего войска и отправили в Бельгию. Корпус Римского–Корсакова был разбит, его остатки смогли выбраться из окружения, потеряв обоз и артиллерию.

Армия Суворова тоже попала в окружение, и у солдата оставалось два пути, победить или погибнуть. Армия устала, остро не хватало продовольствия. Но благодаря мужеству и смелости русских солдат, а также гению Суворову, армии удалось выйти из окружения. Через горы полководец сумел вывести в Австрию 15 тысяч русских солдат и офицеров, 1500 пленных.

После Швейцарского похода, Александр Ваильевич получил звания генералиссимуса и был отозван в Россию. Великий полководец возмущался поведению австрийских властей, и негодовал: «Вместо Франции, благодаря неумелым действиям Австрийского правительства, погрязшего в коварстве, мы отправились домой…»

Швейцарский Поход Суворова

Противником русской армии во время Швейцарского похода Суворова, была сто тысячная французская армия под руководством генерала Массена. Русские хотели соединиться с армией Римского–Корсакова и австрийцами для дальнейшего совместного похода на Францию.

Швейцарский поход был задумкой правительств Австрии и Англии, и его главной целью было – выбить французов из Швейцарии. Русская армия в одиночку должна была решить эту задачу, потому что австрийцы должны были освободить Бельгию.

У Александра Васильевича Суворова был свой план действий, он был проще и надежнее, однако правительство посчитало иначе. Российской Империи никогда не везло с союзниками, так было и в этот раз. Союзники не ставили перед собой цели полного разгрома агрессивной Франции, они хотели лишь вернуть захваченные земли.

Александру Васильевичу предстояло совершить опасный переход из Италии на север, пройти через горы и соединиться с армией Римского–Корсакова, а так же с австрийцами. После соединения предстояло начать наступление на французские территории. Во время перехода русская армия должна была изгонять французов из захваченных территорий.

Начало похода задержалось на целых десять дней, союзники никак не могли обеспечить русскую армию всем необходимым. Не было ни продовольствия, ни боеприпасов, об одежде вообще не приходилось говорить. Ситуация была сложной. Помочь успешно завершить Швейцарский поход Суворову должен был его опыт и воинский талант.

Александр Васильевич намеревался пройти сквозь Рейс и зайти в тыл французским войскам. Русский полководец выбрал самый короткий маршрут похода, он же был и самым трудным. Русские взяли перевал, а на другой день смогли перейти «чертов мост». Это был очень опасный маневр. Французы, считали, что перейти через мост невозможно, и, пренебрегая осторожностью, забыли его заминировать. Тем временем австрийцы сняли часть своего войска и отправили в Бельгию. Корпус Римского–Корсакова был разбит, его остатки смогли выбраться из окружения, потеряв обоз и артиллерию.

Армия Суворова тоже попала в окружение, и у солдата оставалось два пути, победить или погибнуть. Армия устала, остро не хватало продовольствия. Но благодаря мужеству и смелости русских солдат, а также гению Суворову, армии удалось выйти из окружения. Через горы полководец сумел вывести в Австрию 15 тысяч русских солдат и офицеров, 1500 пленных.

После Швейцарского похода, Александр Ваильевич получил звания генералиссимуса и был отозван в Россию. Великий полководец возмущался поведению австрийских властей, и негодовал: «Вместо Франции, благодаря неумелым действиям Австрийского правительства, погрязшего в коварстве, мы отправились домой…»

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector
Французская армия