С винтовкой мой папа уходит в поход

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Роберт Иванович Рождественский (имя при рождении — Роберт Станиславович Петкевич; 20 июня 1932, село Косиха, Западно-Сибирский край, ныне — Алтайский край, — 19 августа 1994, Москва) — известный советский поэт, переводчик, лауреат Премии Ленинского комсомола и Государственной Премии СССР.

Имя получил в честь Роберта Эйхе.

Отец, Станислав Никодимович Петкевич, по национальности поляк, работал в ОГПУ — НКВД. Развёлся с матерью Роберта, когда тому было пять лет. В 1941 году призван в ряды Красной Армии. В звании лейтенанта командовал взводом 257-го отдельного сапёрного батальона 123-й стрелковой дивизии. Погиб в бою в Латвии 22 февраля 1945 года.

Мать, Вера Павловна Фёдорова (1913—2001), до войны была директором сельской начальной школы, одновременно училась в медицинском институте. С 1934 года Роберт живёт с родителями и бабушкой в Омске. С началом войны мать была призвана на фронт. С уходом матери на войну Роберт остаётся с бабушкой Надеждой Алексеевной Фёдоровой. Первая публикация Роберта — это стихотворение «С винтовкой мой папа уходит в поход…» («Омская правда», 8 июля 1941 г.).[3] Бабушка умирает в апреле 1943 г., и Вера Павловна приезжает ненадолго в отпуск, чтобы прописать в свою квартиру сестру. Роберт живёт с тётей и двоюродной сестрой до 1944 года.[3] Потом мать решает забрать сына к себе, оформив его как сына полка. Однако по дороге, в Москве, изменяет своё решение, и Роберт попадает в Даниловский детский приёмник.

В 1943 году учился в военно-музыкальной школе.

В 1945 году Вера Павловна выходит замуж за однополчанина, офицера Ивана Ивановича Рождественского (1899—1976). Роберт получает фамилию и отчество отчима.
Родители забирают его в Кёнигсберг, где оба служат. После Победы Рождественские переезжают в Ленинград, а в 1948 году в Петрозаводск.

В 1950 году в журнале «На рубеже» (Петрозаводск) появляются первые взрослые публикации стихов Роберта Рождественского. В этом же году Рождественский пробует поступить в Литературный институт им. М. Горького, но неудачно. Год учится на историко-филологическом отделении Петрозаводского государственного университета. В 1951 году со второй попытки поэту удается поступить в Литинститут (окончил в 1956), и он переезжает в Москву. В 1955 году в Карелии издаётся книга молодого поэта «Флаги весны». Год спустя здесь же выходит поэма «Моя любовь». За время учебы в институте выпустил в свет сборники стихов «Флаги весны» (1955) и «Испытание» (1956), напечатал поэму «Моя любовь» (1955). В 1955 году Роберт во время практики на Алтае познакомился со студентом консерватории Александром Флярковским, с которым была создана первая песня поэта Рождественского — «Твоё окно». В 1972 Роберт Рождественский получает премию Ленинского комсомола. В 1979 году удостоен Государственной премии СССР. Член КПСС с 1977 года.

С 1986 года — председатель Комиссии по литературному наследию Осипа Мандельштама, принимал непосредственное участие в деле о реабилитации О. Э. Мандельштама.

Председатель Комиссии по литературному наследию Марины Цветаевой, добился открытия Дома-музея Цветаевой в Москве.

Председатель Комиссии по литературному наследию Владимира Высоцкого, составитель первой изданной в СССР книги стихов Высоцкого «Нерв» (1981 г.).

В 1993 году подписал «Письмо сорока двух».

Роберт Иванович Рождественский умер в Москве 19 августа 1994 года от инфаркта. Похоронен в Переделкине.

В том же году в Москве вышел сборник «Последние стихи Роберта Рождественского».

В 1997 году имя Роберта Рождественского было присвоено малой планете, зарегистрированной в международном каталоге малых планет под № 5360.

По моим подсчётам только стихов, воплощённых в песни, Робертом Рождественским было написано более 165.

Приведу одно из них, мелодию к которому написал композитор и исполнитель Евгений Мартынов:

«Эхо первой любви»

Я однажды вернулся туда,
В тихий город, — сквозь дни и года.
Показался мне город пустым.
Здесь когда-то я был молодым.
Здесь любовь моя прежде жила,
Помню я третий дом от угла.
Помню я третий дом от угла.

Я нашёл этот дом, я в окно постучал,
Я назвал её имя, почти прокричал!
И чужой человек мне ответил без зла.
Здесь, наверно, она никогда не жила.

— Ты ошибся! — мне город сказал.
— Ты забыл! — усмехнулся вокзал.
— Ты ошибся! — шептали дома.
Спелым снегом хрустела зима.
А над крышами вился дымок.
Но ведь я ошибиться не мог!
Но ведь я ошибиться не мог!

Ведь звучало вокруг среди белых снегов
Эхо первой любви, эхо давних шагов!
А над городом снег всё летел и летел.
Этот город меня узнавать не хотел.

В нём была и надежда, и грусть —
Я шагал по нему наизусть.
Я в его переулки нырял,
Где когда-то любовь потерял.
Я искал, я бродил до темна.
Но нигде не встречалась она,
Но нигде не встречалась она.

Я из города в полночь домой уезжал.
Он летел за окном. Он меня провожал.
И ночные огни повторяли светло:
-То, что было, прошло! То, что было, прошло.

Задача данной статьи — выяснить, как заложен уход из жизни от инфаркта замечательного ПОЭТА и общественного деятеля РОБЕРТА РОЖДЕСТВЕНСКОГО в его код ПОЛНОГО ИМЕНИ, памятуя о том, что настоящая фамилия и отчество у него при рождении были иными.

Смотреть предварительно Логикология — о судьбе человека». http://www.stihi.ru/2012/03/16/8123

Рассмотрим таблицы кода ПОЛНОГО ИМЕНИ. Если на Вашем экране будет смещение цифр и букв, приведите в соответствие масштаб изображения.

ПЕТКЕВИЧ РОБЕРТ СТАНИСЛАВОВИЧ = 319 = 191-ГИБЕЛЬ ОТ ИНФАРКТА + 128-ОТ ИНФАРКТА.

319 = 152-ЖИЗНЬ ЗАВЕРШЕНА + 167-ОСТАНОВКА СЕРДЦА.

Посмотрим, как оперативно выйти на эту дешифровку:

243-СТАНИСЛАВОВИЧ ПЕТКЕВИЧ — 76-РОБЕРТ = 167 = ОСТАНОВКА СЕРДЦА.

224-РОБЕРТ СТАНИСЛАВОВИЧ — 95-ПЕТКЕВИЧ = 129.

129 + 23 = 152 = . СТАНОВКА СЕРДЦА.

То есть дешифровка кода ПОЛНОГО ИМЕНИ РОБЕРТА СТАНИСЛАВОВИЧА состоит всего из двух слов.

319 = 171-ВНЕЗАПНО ИНФАРКТ + 148-ЗАВЕРШЕНИЕ ЖИЗНИ.

171 = ВНЕЗАПНО ИНФАРКТ
____________________________
167 = ОСТАНОВКА СЕРДЦА

265 = СМЕРТЕЛЬНЫЙ ИНФАРКТ
________________________________
73 = МИОКАРДА

319 = 263-ВНЕЗАПНАЯ ОСТАНОВКА СЕРДЦА + 56-УМЕР.

Код ДАТЫ СМЕРТИ: 19.08.1994. Это = 19 + 08 + 19 + 94 = 140 = 93-ИНФАРКТ + 47-ПОГИБ ает .

319 = 140- 93-ИНФАРКТ + 47-ПОГИБ. + 179- 93-ИНФАРКТ + 86-УМИРАЕТ .

Код ДНЯ СМЕРТИ = 149-ДЕВЯТНАДЦАТОЕ + 66-АВГУСТА = 215 = 93-ИНФАРКТ + 122-УХОД ИЗ ЖИЗН и .

Код полной ДАТЫ СМЕРТИ = 215-ДЕВЯТНАДЦАТОЕ АВГУСТА + 113-СКОНЧАНИЕ, УПОКОЕНИЕ- 19 + 94 — код ГОДА СМЕРТИ = 328.

328 = ЛЕТАЛЬНЫЙ ИСХОД ОТ ИНФАРКТ а .

Код полных ЛЕТ ЖИЗНИ = 177-ШЕСТЬДЕСЯТ + 9-ДВА = 186 = ИНФАРКТ-93 х 2.

319 = 186-ШЕСТЬДЕСЯТ ДВА + 133-ГИБЕЛЬ СЕРДЦА, . ТЬДЕСЯТ Д ва .

80 лет назад родился Роберт Рождественский

20 июня исполнилось бы 80 лет поэту Роберту Рождественскому. Первое его стихотворение было опубликовано в «Омской правде» 8 июля 1941 года. За стихотворение «С винтовкой мой папа уходит в поход. » десятилетний Роберт получил 9 рублей. Пройдет десяток лет, и книги известного поэта будут мгновенно расходиться с полок книжных магазинов.


80 лет назад родился Роберт Рождественский

«Где-то есть город, тихий, как сон. «, — мало кто знает, что эти знаменитые строки известный поэт-шестидесятник Роберт Рождественский посвятил Омску. Хотя родился он ровно 80 лет назад в селе Косиха на Алтае, но именно в городе на Иртыше прошли его детские годы. Отец будущего поэта Станислав Петкевич – кадровый офицер — получил распределение в Омск, где семья и встретила Великую Отечественную войну.

В государственном архиве Омской области июльская подшивка газеты «Омская правда» за 1941 год пользуется особым спросом у специалистов, изучающих творчество поэта-шестидесятника Роберта Рождественского. В номере за 8 июля среди сводок Советского информбюро и это небольшое стихотворение:

Подпись: Роберт Петкевич, 10 лет. Свой первый литературный гонорар десятилетний Робка, как называли его одноклассники, отослал в Фонд обороны. Ученик 19-й омской школы, которая размещалась в этом здании, не раз выступал со своими друзьями в концертах самодеятельности для раненых в омских госпиталях. Отец будущего поэта с фронта не вернулся. Мать, едва успевшая сдать выпускные экзамены в омском мединституте, оставив сына с бабушкой, ушла добровольцем на передовую.

«Веру Павловну командование части отпустило на несколько дней решить судьбу сына в Омск, — рассказывает хранитель фонда личных коллекций Омского историко-краеведческого музея Галина Буслаева. — В дороге она шьет ему из своей запасной гимнастерки военную форму. Должна была его взять с собой. Были уже документы на оформление его сыном полка. Но когда она приезжает в Омск, узнает, что их часть пойдет в наступление в составе дивизии. Она не решается взять в такой трудный час сына с собой».

О том, как Робка любил кататься со снежных гор, бегал на речку Омку, пускал бумажные корабли в местных канавках, бабушка Нета, приходящаяся Роберту Рождественскому тетей, часто рассказывала Ларисе Чуйко. Ее детские годы прошли в том же, увы, не сохранившемся доме на берегу Оми.

«Дом был двухэтажный, — вспоминает племянница поэта Лариса Чуйко. — Он возвышался над другими домами. И можно было залезть вечером на крышу и смотреть, как звезды отражаются в Омке. Это все вошло в детские впечатления и каким-то образом сказалось чем-то очень хорошим в его творчестве».

В победном 45-м мать Роберта выходит замуж за однополчанина Ивана Рождественского. Он усыновил мальчика и дал ему свою фамилию, а спустя уже несколько лет книги известного поэта Роберта Рождественского мгновенно расходятся с полок книжных магазинов, а его поэтические вечера собирают аншлаги.

Уже в зрелом возрасте поэт не раз вспомнит об Омске и напишет знаменитые строки про то, что «где-то есть город, тихий, как сон. «.

С ВИНТОВКОЙ МОЙ ПАПА УХОДИТ В ПОХОД.

Недавно в моем распоряжении оказалась сенсационная информация о том, что в июле 1941 года Ялуторовским райвоенкоматом был призван на фронт Станислав Никодимович Петкевич, отец поэта Роберта Рождественского. Правда, пока непонятно, каким образом тот оказался в Ялуторовске и где работал до мобилизации в армию, но собранные сведения сами по себе уже представляют интерес для читателей. Впрочем, все по порядку.

С. Н. Петкевич, 1906 г. р., родился в г.Петродворце, поляк по национальности, член ВКП(б) с 1926 года, работал в органах ОГПУ-НКВД, в частности, на Алтае. В «черном» 1937 году по непонятным причинам развелся с матерью Роберта, когда тому было 5 лет.

В 1944 году С. Н. Петкевич награжден орденом Красной Звезды. К тому времени он носил звание лейтенанта и занимал должность командира саперного взвода 257-го Отдельного саперного батальона 123-й Лужской ордена Ленина стрелковой дивизии. Между тем на довоенной фотографии он изображен в форме с тремя шпалами в петлицах, что говорит о его высоком положении в чекистской иерархии.

В наградном листе дается краткое изложение подвига. Из него следует, что взвод лейтенанта Петкевича в период наступательных операций в Латвийской ССР в августе 1944 года обеспечивал продвижение наших войск через инженерные заграждения противника, а сам командир «показывал образцы храбрости и умения». Приходилось под сильным огнем противника проделывать проходы в минных полях и восстанавливать мосты. В одном из боев «снял 37 фугасов противника, чем обеспечил успешное продвижение наступающей пехоты».

22 февраля 1945 года лейтенант С. Н. Петкевич убит на территории Прибалтики, о чем свидетельствует извещение, полученное 3 апреля 1945 года Ялуторовским военным комиссаром. В документе содержится просьба известить его сына Петкевича Роберта Станиславовича по адресу: г. Москва, Даниловский вал, д. 22, приемная Наркомпроса (это адрес детприемника, где находился Роберт. – П.Б.) о том, что его отец, командир взвода лейтенант Петкевич Станислав Никодимович, «в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, погиб 22 февраля 1945 г. Похоронен с отданием воинских почестей: Латвийская ССР, Темеровский район, юж. дер. Машень 250 п. м.кв. 0437. Карта 50000».

Извещение подписано командиром 257-го ОСБ майором Трушкиным и начальником штаба части капитаном Алпатовым.

6 апреля 1945 года из Ялуторовского районного военного комиссариата в адрес Роберта направлено аналогичное извещение, завизированное райвоенкомом гвардии майором Сибиряковым и начальником II части лейтенантом Исаковым, с припиской: «Настоящее извещение является документом для возбуждения ходатайства о пенсии».

Относительно того, почему у сына другие фамилия и отчество. В 1945 году его мать Вера Павловна, военврач, вышла замуж за однополчанина, офицера Ивана Ивановича Рождественского. Роберт получает имя и отчество отчима.

Роберт Рождественский (Петкевич) назван в честь известного чекиста Роберта Эйхе.

Первое в своей жизни стихотворение Роберт, будучи учеником третьего класса, опубликовал в «Омской правде» 8 июля 1941 года. Оно посвящено родителям.

С винтовкой мой папа уходит в поход.

И мама зеленую сумку берет,

Уходит с сестрой в лазарет.

Я тоже имею и ловкость, и силу,

Чтоб в бой на фашистов идти.

Но мне: «Подожди, – говорит Ворошилов, –

Хотя мне сегодня десятый лишь год,

Стрелять научусь я как надо.

И пусть только Сталин мне скажет: «В поход!» —

Фашистам не будет пощады!

С. Н. Петкевич занесен в 7-й том книги «Память» по Ялуторовскому району (стр. 462), изданной в 1994 г.

Информацию о том, что С. Н. Петкевич является отцом Роберта Рождественского, сообщила Ялуторовскому музейному комплексу Светлана Терская, сотрудник «Алтайской правды» (г. Барнаул), которая собирает материал о поэте.

Роберт Рождественский

Обновление от 01.06.2014! На сайт добавлено более 100 видео о Роберте Ивановиче Рождественском.

Передачи

Читает автор

Память о Роберте

Народный поэт

На эстраде

Я этим городом храним… По творчеству Роберта Рождественского

Роберт Иванович Рождественский родился 20 июня 1932 года в небольшом алтайском селе Косиха, недалеко от города Барнаула. В стихотворении «Дни рождения» Рождественский пишет:

Глаза зелёные скосила…,

Родился я в селе Косиха

Дождливым летом на Алтае.

А за лесом синело поле

И пахло ливнем переспелым…

Нет, я родился много позже

Потом. В июне. В сорок первом.

И жёсткий голос Левитана

Был колыбельною моею.

Детство поэта прошло в деревне Новоцарицыно Щербакульского района, затем в Омске. На улице Карла Либкнехта ещё сохранился двухэтажный деревянный дом, где он жил. Здесь же пошёл в школу № 19 и здесь же начал писать стихи. «Первое стихотворение написано в 1942 году. В начале войны, когда родители ушли на фронт, потрясённый всем происходящим, я написал стихи, которые увидел учитель. Они были опубликованы в газете, естественно, не потому, что мастерски написаны. Это были слова десятилетнего пацана. Слова, которые могли бы сказать миллионы мальчишек и девчонок, чьи родители ушли на фронт».

С винтовкой мой папа уходит в поход.

Желаю, любимый, побед!

И мама зелёную сумку берёт,

Уходит сестрой в лазарет.

Я тоже имею ловкость и силу,

Чтоб в бой на фашистов идти.

Но мне «Погоди!» — говорит Ворошилов, —

Учись, закаляйся, расти!»

Хотя мне сегодня десятый лишь год,

Стрелять научился, как надо.

И пусть только Сталин мне скажет: «В поход!» —

Фашистам не будет пощады.

Гонорар в 9 рублей Рождественский перечислил в Фонд Обороны. И хотя в Омск после войны он приезжал лишь раз (слишком тяжёлым, возможно, оказалось для него соприкосновение с городом, где прошли страшные военные годы), но всегда считал себя омичом. «Всё началось с любви к Омску», — признался как – то Рождественский.

Отец Роберта – Станислав Никодимыч Пешкович – потомок ссыльных поляков, работал в Народном комиссариате внутренних дел. В 1937 году родители разошлись. Помнит, что отец ругал свою работу, потом сильно запил. После развода он сумел уйти из органов. В 1939 году воевал с финнами, в 1941 году добровольцем ушёл на фронт и там вскоре погиб.

Мать, Вера Павловна, за 5 дней до начала войны окончила Омский мединститут. Её призвали в армию, на фронт. Мальчик остался с бабушкой. Три военных года Рождественский провёл с бабушкой в Омске.

«Война запомнилась мне не тем, что свистели пули и рвались снаряды. Война шла далеко от Сибири, но война была всюду. И казалось – была всегда. Война была в затемнённых окнах и в том, что на клумбах городского парка росли не цветы, а картошка. Мы радовались не цветам, а рассыпанному толокну».

Когда – то в Омске у большой реки

Мальчишка жил, затравленный войною.

Я помню всё: и лебеду,

И очереди без числа…

На клумбах в городском саду

Картошка запросто росла.

Та зима была будто война – лютой,

Пробуравлена, прокалена ветром.

Снег лежал, навалясь на январь грудой,

И кряхтели дома под его весом.

По щербатому полу мороз крался.

Кашлял новый учитель Сергей Саныч.

Застывали чернила у нас в классе,

И контрольный урок отменял завуч.

Я считал, что не зря голосит ветер,

Не случайно болит по утрам горло,

Потому что остались на всём свете

Лишь зима и война из времён года!

И хлестала пурга по земле крупно,

И дрожала река в ледяном гуле

И продышины в окнах цвели кругло,

Будто в каждое кто – то всадил пулю.

И надела соседка платок вдовий,

И стонала она допоздна – поздно…

Та зима была, будто война – длинна.

Вспоминаю – и даже сейчас мёрзну.

«Война была в том, что очереди – длинные, как жизнь, — стояли около каждого продовольственного магазина. И ещё в одном была для нас война: время от времени то одна, то другая семья получала небольшие конверты, в которые были вложены квадратики серой бумаги. Бумага была почти невесомой, а весила тонны. Похоронками назывались эти листки. У людей был страх при виде почтальона… Шаркающие шаги и всегдашние покашливания старенького почтальона… В наш дом он приходил под вечер, часа в четыре. Только теперь я понимаю, какой великой и – одновременно – какой страшной была эта профессия во время войны! В сумке, кроме писем и газет, он всегда носил пузырёк с нашатырным спиртом. «Иначе сейчас нельзя!» — объяснял он нам. – Без нашатыря сейчас никак не обойдёшься! Ведь я и почта, и скорая помощь. Несёшь письмо, а что там? В четырёх конвертах — радость, а в пятом – похоронка…»

«Я вспоминаю Омск зимой 41 года. И чёрную тарелку репродуктора, висящего на стене промёрзшей кухни. И себя – мальчишку, слушающего очередную сводку Совинформбюро… Как же я тогда ненавидел этот голос! Как проклинал я его, слушая страшные фразы: «Сегодня после упорных и продолжительных боёв…наши войска… оставили город…»

Но зато как ждал я этого голоса в конце войны! Как мы все его ждали – и в тылу, и на фронте! Как гордились и хвастались им! Это был голос нашей победы. Нашей силы. Нашего бессмертия».

Да, так оно и было. Все жили ожиданием Победы. Рядом с автодорожным институтом, на площади Дзержинского, была установлена огромная карта Великой Отечественной войны. Каждый день на ней флажками отмечалась линия фронта. У карты – всегда толпы людей: раненые фронтовики на колясках, измождённые непосильным трудом рано постаревшие женщины, ребятишки с не по – детски серьёзными лицами. Дети выступали в госпиталях.

Сорок трудный год. Омский госпиталь.

Коридоры сухие и маркие.

Шепчет старая нянечка: «Господи.

До чего же артисты маленькие».

Мы шагаем палатами длинными.

Мы почти растворяемся в них

С балалайками и мандалинами

И большими пачками книг.

Что в программе? В программе – чтение,

Пара песен военных, правильных…

Мы в палату тяжелораненых

Входим с трепетом и почтением.

Двое здесь. Майор артиллерии

С ампутированной ногой,

В сумасшедшем бою под Ельней

На себя принявший огонь.

На пришельцев глядит он весело.

И другой – до бровей забинтован,-

Капитан, таранивший «мессера»

Три недели назад под Ростовом…

Мы вошли. Мы стоим в молчанье…

Вдруг срывающимся фальцетом

Абрикосов Гришка отчаянно

Объявляет начало концерта.

А за ним, не вполне совершенно,

Но во всю запевале внимая,

О народной поём, о священной

Так, как мы её понимаем.

В ней Чапаев сражается заново,

Краснозвёздные мчатся танки,

В ней шагают наши в атаки,

А фашисты подают замертво.

В ней чужое железо плавится.

В ней и смерть отступать должна.

Если честно признаться,

Нравится нам такая война…

Мы поём. Только голос лётчика раздаётся,

А в нём укор: «Погодите… Постойте, хлопчики…

Погодите… Умер майор…»

Мать после смерти бабушки выпросила небольшой отпуск и приехала за ним. С собой она привезла удивительные вещи: военную форму и документы, удостоверяющие, что он является «сыном полка». Мать забрала его в Москву, чтобы уже оттуда, отметившись в военкомате, отправиться на фронт.

На фронте готовилось наступление, значит, будет много раненых. Мать решила не рисковать жизнью сына. И поступила, как ему тогда казалось, жестоко. Но этим, возможно, спасла: сняла с него гвардейскую форму и отдала в детский дом.

Статья написана по материалам сайтов: litena.ru, tyum-pravda.ru, www.rogdestvenskij.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector