Рыцарские ордена крестовых походов

Военно-монашеские ордена

Возникновение военно-монашеских (или духовно-рыцарских) орденов было одним из проявлений разнообразия религиозной жизни западного христианского мира в конце XI — начале XII века.
Члены этих орденов следовали правилам, основывавшимся на уже существующих монастырских уставах — они принимали монашеские обеты бедности, целомудрия и послушания. Но жили они в миру и — более того — воевали.
Конечно, в каждом ордене были свои клирики, но большинство братьев являлись мирянами, причем — именно они-то и руководили орденами. Членами орденов могли быть как рыцари, так и простолюдины, которые составляли отдельную группу. А некоторые военно-монашеские ордена допускали в свои ряды даже женщин (но в военных действиях они участия не принимали).

Первым военно-монашеским орденом стал орден тамплиеров (или храмовников). Рыцари назвали себя так по месту жительства своего великого магистра в Иерусалиме близ бывшего храма Соломона.
Орден был основан в 1119 году для охраны паломников, путешествовавших по Палестине, но уже через несколько лет стал частью христианских военных сил, воевавших с мусульманами.
Задачи, которые ставили перед собой тамплиеры, выдвигала сама жизнь: мы знаем из писаний пилигримов, что после первого крестового похода дороги в Иерусалимском королевстве были отнюдь не безопасны, а правители латинских поселений не располагали достаточными военными силами для их охраны.

Есть мнение, что христианские военно-монашеские ордена были созданы в подражание мусульманской организации ribat — то есть укрепленному монастырю, насельники которого совмещали духовные подвиги с вооруженной борьбой с врагами ислама.
Однако между такими мусульманскими монастырями и христианскими военно-монашескими орденами имелись существенные различия: например, члены ribat уходили в такой монастырь только на определенный период времени и потому более походили на крестоносцев, чем на членов военно-монашеских орденов.
К тому же не доказано, что франки, жившие в Латинском королевстве в начале XII века, знали о существовании этих мусульманских организаций.

Исторические факты свидетельствуют о том, что военно-монашеский орден был порождением христианского общества той эпохи. К этому времени западные христиане уже видели в вооруженной борьбе за правое дело средство спасения души и акт милосердия, что стало для мирян, стремившихся вести религиозный образ жизни, альтернативой поступлению в монастырь: ведь церковный запрет на ношение оружия, в котором некоторые видели препятствие к развитию военно-монашеских орденов, относился только к священнослужителям.

Стражи границ христианского мира

Конечно, возникновение подобных организаций вызывало у многих сомнения и опасения.
Так, одно письмо, написанное вскоре после создания ордена тамплиеров, свидетельствует о том. что даже некоторые братья этого ордена были не вполне уверены в легитимности своего предприятия. Отчасти это объясняется тем, что в средние века всякое новшество приживалось с трудом.

Многие считали военно-монашескую организацию низшей формой религиозного служения по сравнению с обычным монастырем с его духовным, созерцательным направлением. Против военно-монашеских орденов выступали и те, кто продолжал считать греховным любое насилие. Именно против мнения этих последних Бернар Клервоский и направил написанный в Поддержку тамплиеров труд «De laude novae militae».

Однако, несмотря на все сомнения и возражения, тамплиеры быстро заручились в церковных кругах надежной поддержкой, что видно из решения собора в Труа, на котором в 1129 году при содействии св. Бернара был выработан устав ордена, утвержденный папой Гонорием II.
В это же самое время орден стал получать помощь и из многих стран Западной Европы, причем уже через несколько лет там появились отделения ордена.
Помимо ордена тамплиеров в Святой Земле появились и другие подобные организации, но история их возникновения была несколько иной.

Ордена святой земли

В военно-монашеские ордена были реорганизованы некоторые уже существовавшие вИерусалимском королевстве религиозные учреждения.

Незадолго до первого крестового похода при госпитале св. Иоанна Милостивого в Иерусалиме было организовано религиозно-благотворительное братство для помощи бедным и больным пилигримам.
Деятельность этого братства особенно расширилась после завоевания Иерусалима крестоносцами, оно раскинуло целую сеть приютов и больниц не только на Востоке, но и в западноевропейских странах, превратившись в огромную организацию, в которую текли обильные приношения со всего христианскою мира.

Уже в первой половине XII века братство взяло на себя (по-видимому, следуя примеру тамплиеров) военные задачи по обороне христианских паломников и христианских владений на Востоке от «неверных». Превратившись в военно-монашеский орден госпитальеров (или иоаннитов). братство стало представлять собой огромную материальную и военную силу на Востоке.

Дошедшие до нас источники не объясняют причин трансформации монашеских и благотворительных организаций в военно-монашеские ордена.
Очевидно, пример был предоставлен тамплиерами, но непонятно, почему ему следовали.

В некоторых случаях прослеживаются действия конкретных лиц: так. милитаризация общества св. Фомы Акрского может быть отнесена к инициативе епископа Винчестерского Питера де Гоша, приехавшего на Восток в то время, когда обитель черного духовенства находилась в состоянии упадка.

Но могли быть и другие причины. В частности, среди членов этих организаций (кроме св. Фомы Акрского) наверняка были люди, способные держать в руках оружие, и вполне возможно, что к ним обращались за военной помощью в связи с постоянным недостатком военной силы у поселенцев на Святой Земле.

Хотя военно-монашеские ордена возникли в Святой Земле, но очень скоро они распространили свою деятельность и на другие территории “христианского мира» первыми вступили в войну в Испании тамплиеры и госпитальеры.

Ордена Испании

Вначале Пиренейский полуостров привлекал к себе внимание орденов как источник доходов и потенциальная возможность пополнить свои ряды, но в 1143 году граф барселонский уговорил тамплиеров принять участие в Реконкисте, а к середине XII века к ним присоединились и госпитальеры.
А уже в третьей четверти XII столетия в Испании возникло несколько собственных военно-монашеских орденов.

В Кастилии в 1158 году был основан орден Калатравы, а в Леонском королевстве в 1170 году — орден Сантьяго-де-Компостела.

Около 1173 года возник орден Монтегаудио, владения которого находились главным образом в Арагонском королевстве, а к 1176 в Португалии появилась организация, впоследствии ставшая орденом Авиш, а в Леонском королевстве был создан орден Сан-Хулиан-де-Перейро, предшественник ордена Алькантары.

Христианские правители Испании, безусловно, надеялись таким образом заручиться основательной военной поддержкой как на суше, так и на море (Альфонс X Кастильский всячески поддерживал орден Санта-Мария-де-Эспанья, надеясь на помощь мореходов в борьбе с мусульманами за контроль над Гибралтарским проливом).
Следует также отметить, что орден Калатравы появился после того, как тамплиеры, которым ранее пожаловали замок Калатраву, оказались неспособными его защищать.
К тому же местные ордена не должны были посылать средства в Святую Землю, а правители, покровительствуя сразу нескольким военно-монашеским организациям, могли контролировать ситуацию таким образом, чтобы ни один отдельный орден не стал слишком могущественным.

На первых порах испанские правители даже надеялись использовать эти местные организации в борьбе со своими христианскими же соперниками, но ордена быстро распространились по всей территории полуострова и по отношению к конфликтам между христианскими королями заняли нейтральную позицию.

Однако, несмотря на поддержку королей, не все испанские военно-монашеские ордена процветали. Орден Монтегаудио в 1188 году был вынужден объединиться с орденом госпиталя Святого Искупителя в Теруэле, а в 1196 году они влились в орден тамплиеров.
Некоторые из братьев не смирились с этим союзом и обосновались в Монфрагуэ на реке Тахо в Кастилии; позднее эта группа вошла в орден Калатравы.

Эти перемены были обусловлены внутренними трудностями ордена Монтегаудио и группы в Монфрагуэ. Объединение же ордена Санта-Мария-де-Эспанья с орденом Сантьяго-де-Компостела произошло после того, как последний понес огромные потери в сражении при Моклине в 1280 году.
Другие же испанские ордена сохранились, но остались сугубо местными, испанскими организациями. Время от времени выдвигались предложения о распространении их действий на территории Северной Африки, Святой Земли и даже прибалтийских стран, но ни один из этих планов не был осуществлен.

Ордена Европы

В Центральной Европе, в отличие от Испании, тамплиеры и госпитальеры не были первыми военно-монашескими орденами, взявшими оружие за правое дело.
В начале XIII века европейцы больше рассчитывали на новые, европейские военно-монашеские организации и на Тевтонский орден. Именно они сыграли главную роль в покорении Пруссии и Ливонии, которые были полностью разгромлены к концу XIII века.

Орден меченосцев и Добринский орден были основаны для защиты миссионеров: первый возник в Ливонии в 1202 году при поддержке епископа Альберта

Рыцари ордена давали обеты безбрачия, послушания папе и епископу и обещали всеми способами распространять христианcтво. Во главе ордена стоял магистр, следующую иерархическую ступень занимали комтуры и командоры, занимавшиеся военным делом, сбором десятины, светским судом, наблюдением за орденскими землями;
вместе с магистром они составлял капитул. Первым магистром ливонского ордена меченосцев был Фьюнольд фон Рорбах.),а второй — в Пруссии, вероятно — в 1228 году. по инициативе епископа Прусского Христиана и польского князя Конрада Мазовецкого.
В 1230-х годах обе эти организации вошли в состав Тевтонского ордена.

Тевтонский орден впервые появился в Центральной Европе в 1211 году. когда венгерский король Андрей II предложил ему трансильванскую область Бурзу под условием защищать ее от набегов половцев.
Тевтонский орден увидел в этом предложении возможность расширения своей деятельности в Европе, к чему он и стремился, так как в Святой Земле ордену приходилось постоянно соперничать с тамплиерами и госпитальерами.

Но в 1225 году король Андрей отобрал у них эти земли, вероятно, испугавшись стремления Тевтонского ордена к полной самостоятельности. Примерно в это же время князь Мазовецкий Конрад предложил ордену кульмскую землю с условием, чтобы рыцари защищали ее от пруссов.
Последовавшие переговоры, в которые включился и германский император Фридрих II, привели к созданию на территории Пруссии независимого государства под управлением Тевтонского ордена.
Примерно к 1230 году орден стал весьма влиятельной организацией на территории Пруссии, а потом, объединившись с меченосцами, распространил свое влияние и на Ливонию.)

После того как Тевтонский орден был изгнан из Венгрии и утвердился в Пруссии, венгерские и польские правители пытались искать помощи у других военно-монашеских организаций.

В 1237 году Конрад Мазовецкий даже предпринял попытку возродить Добринский орден в замке Дрогичин на реке Буг, но успеха не добился. Тамплиеры же вскоре покинули польские земли, пожалованные им в 1250-е годы.
Госпитальеры также отказались защищать Северинскую область, простиравшуюся от Трансильванских Альп до Дуная, которая была пожалована им в 1247 году венгерским королем Белой IV.

Бела IV надеялся на помощь госпитальеров в борьбе не только против язычников, но и против раскольников. И хотя венгерскому королю такая помощь оказана не была, тамплиеры, госпитальеры и рыцари Тевтонского ордена внесли свою лепту в защиту Латинской империи франков, созданной в 1204 году после четвертого крестового похода.

В XIII веке крестовые походы все чаще направлялись против инакомыслящих внутри христианства, и потому неудивительно, что борьба с греками стала вполне подходящим делом для военно-монашеских орденов. Предпринимались также попытки использовать рыцарские ордена против еретиков, противников папы и других нарушителей спокойствия в Западной Европе.

Папы неоднократно призывали военно-монашеские ордена к вмешательству во внутренние конфликты на Кипре и в Иерусалимском королевстве, а в 1267 году папа Климент IV предложил госпитальерам выступить на стороне Карла Анжуйского против последних Гогенштауфенов в Южной Италии.

Были и попытки основать новые ордена на юге Франции для борьбы с ересями. Однако эти ордена просуществовали очень недолго, за исключением итальянского ордена Пресвятой Девы Марии, чей устав, утвержденный в 1261 году, вменял рыцарям в обязанность защиту веры и Церкви и подавление гражданских беспорядков.
И все же главной функцией военно-монашеских орденов в ХII-ХIII веках была борьба с нехристианами на границах западного христианского мира

25. Крестовые походы. Главные монашеские ордены, возникшие во время крестовых походов и их деятельность (госпитальеры, тамплиеры).

Крестовые походы (К.п.) – это военно-колонизационные движения Заподноевроп. феодалов, части горожан и крестьянства, осущ. в форме религ. войн, под лозунгом освобождения христиан. святынь в Палестине из-под власти мусульман, либо обращения язычников или еретиков в католичество. Термин крестовые походы появл. не ранее 1250 г. и стал общепринятый с XVII-XVIII в. Первые крестовые походы отличались массовым характером и стихийностью. В них принимали участие все слои населения. Затем К.п. становятся чисто рыцар. экспедициями, а послед. К.п. были организованы монархами крупн. гос-в Зап. Европы. Крестоносцы называли себя пилигримами.

1212 – крестовый поход детей.

После этого попытки новых экспедиций ради освобождения Св. Земли успеха не имели. Государства крестоносцев на Ближнем Востоке к концу XIII в. перестали существовать. Законч. эпоха Крестовых походов, длившаяся 74 года.

Госпитальеры (ионниты). Офиц. название – «Орден всадников госпиталя святого Иоанна Иерусалимского». В 1070 г. в Палестине купцом Мауро из Амальфи был основан госпиталь для паломников к святым местам. Постепенно там образовалось братство для ухода за больными и ранеными. Оно окрепло и в 1113 г. было официально признано Папой в качестве дух.-рыцар. ордена. Рыцари принимали 3 обета: бедности, целомудрия и послушания. Символом ордена был 8-конечный белый крест. Первоначально он был на левом плече черной мантии с очень узкими рукавами, что символизировало отсутствие свободы у инока. Позднее рыцари стали носить красные одеяния с нашитым на груди крестом. В ордене были 3 категории: рыцари, капелланы и служащая братия. С 1155 г. во главе ордена становится Великий магистр, которым был провозглашен Раймонд де Пюи. В начале глав. задачей ордена был уход за больными и ранеными. С сер. XII в. главной обязанностью рыцарей становится война с неверными и охрана паломников. Орден уже располагает владениями в Палестине и Южной Франции. Иоанниты начин. как и тамплиеры приобретать большое влияние в Европе. В конце XII в., когда христиан выбили из Палестины, иоанниты обосновались на Кипре. В 1453 г. пал Константинополь, Малая Азия и Греция полностью оказалась в руках турок. У иоанитов мало было земель в Европе. Император Священной Рим. империи Карл V предложил госпитальерам для проживания Мальтийский архипелаг. Рыцари госпитальеры стали назыв. Орденом мальтийских рыцарей. Существовали 2 категории вступающих в орден: рыцари по праву рождения и по призванию (люди, которые не должны представлять доказательств благородного происхождения, а им достаточно было доказать, что их отец и дед не были рабами и ремесленниками). В орден принимались монархи, доказавшие свою верность христианству. В Мальтийском ордене могли состоять и женщины. Рыцари имели обязанности перед орденом: они не могли покинуть казармы без разрешения Великого магистра, проводили 5 лет в конвенте (казарме рыцарей) на о-ве Мальта, должны были проплавать на кораблях ордена не 2,5 лет (т.н. «караван»). Резиденция мальтийский рыцарей сейчас – в Риме.

КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ, РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНА, КАК ИХ СЛЕДСТВИЕ.

Еще в древности началась борьба за господство в странах ПереднейАзии, особенно в Сирии и Месопотамии, а также за овладение Египтом. Эти страны являлись одним из богатейших и культурных районов тогдашнего мира. Через них пролегали пути международной торговли. За господство в этих странах вели борьбу Византия и Иран, Иран и арабы, арабы иВизантия. В конце XI века в борьбу вступили и феодальные государстваЗападной Европы.

Крестовые походы – это военно-колониальное движение западноевропейских феодалов в страны Восточного Средиземноморья, продолжавшееся в течение почти двух столетий (1096 – 1270) под знаком борьбы христианства с исламом за «святые места», они были направлены на освобождение Гроба Господня из рук неверных.

Предпосылки крестовых походов. Наименование крестовых походов в истории получили военно-колониальные походы западноевропейских феодалов в страны восточного Средиземноморья, а также в пределы земель принадлежавших западным славянам и прибалтийским народам. Крестовые походы в страны Восточного Средиземноморья, происходившие под видом религиозных мероприятий, оттуда и их название, начались в конце XI века и продолжались с перерывами до конца XIII века.

В крестовых походах принимали участие различные слои феодального общества. Наиболее крупные из феодалов – короли, графы и герцоги стремились путем захватов богатых земель расширить свои владения, увеличить доходы и усилить влияние в Европе.

Главную военную силу крестовых отрядов составляли отряды мелких феодалов-рыцарей. Основное средство производства в эту эпоху феодализма– земля оказалась на Западе к XI столетию поделенной между светскими и духовными представителями господствующего класса. Превращение же пожизненного бенефиция в наследственный феод привело к установлению определенного порядка наследования земли феодалами. Теперь она стала переходить от отца только к старшему сыну (право старшинства, или майорат). В результате этого в Западной Европе образовался многочисленный слой рыцарей, не имевших феодов и жаждавших как захвата и грабежа новых территорий, так и закрепощения живущих на них крестьян.

Кроме крупных и мелких феодалов, в крестовых принимали участие также и представители купеческой верхушки многих городов Генуи иВенеции, стремившихся к захвату территорий Передней Азии, и ликвидации торгового соперничества Византии и к укреплению своей роли посредников между Востоком и Западом.

Самую активную роль в крестовых походах играла римская католическая церковь, являющаяся крупнейшим феодальным собственником и заинтересованная в военно-колониальном движении. В силу тех же причин, что и остальные крупные феодалы. Но у церкви имелись еще и свои особые интересы. Ко времени первого крестового похода западная и восточная церкви окончательно отделились друг от друга. С этого момента стремление западной церкви подчинить себе восточную составляло один из главных пунктов в реакционной теократической программе папства, желавшего поставить власть римского папства выше всякой иной светской и духовной власти. Удачные походы на Восток католической церкви рассчитывали также увеличить количество епархий (церковных областей, обязанных уплачивать ей десятину) и повысить таким путем свои доходы. Кроме того, уходившие в поход лица зачастую жертвовали свои сбережения церкви или отдавали под ее покровительство свое имущество. Богатства церкви после этого непрерывно росли.

В конце XI века духовенство начало усиленную проповедь походов наВосток и захвата Сирии и Палестины. Церковь призывала верующих к завоеванию Иерусалима (бывшего в руках у мусульман), где, согласно христианским легендам находилась гробница Иисуса Христа. Церковь выдвинула во время крестовых походов официальный лозунг: «ОсвобождениеГроба Господня». Действительные же причины восточного направления крестовых походов были иные. Европейца имели преувеличенное представление о легкости завоевания стран Восточного Средиземноморья, раздробленных на ряд феодальных владений — сельджуйские эмираты непрерывно враждовали друг с другом. В тяжелом положении в это время находилась Византия, которую со всех сторон враги, захватывавшие ее владения. Она была вынуждена обращаться к Западу за помощью. Главное же, в Европе существовало издавна сложившееся убеждение относительно«сказочных» богатств Востока, стоявшего по своей материальной и духовной культуре значительно выше Запада.

Многочисленные богомольцы (паломники), отправлявшиеся в Иерусалим на поклонение «Гробу Господню» и купцы, торговавшие со странами ПереднейАзии, бывшие в городах Византии, Сирии и Палестины, неизменно удивлялись красоте и изяществу зданий и храмов, изобилию богатых лавок и рынков и всевозможных на Западе товаров. Возвращаясь на родину, купцы и паломники приносили с собой рассказы не только о пальмах Йерихона, водах Иордана и о «Гробе Господнем», но и восторженные отзывы о богатствах Востока. Так в Западной Европе складывалось мнение о заморских странах, полных изобилия, которые не только выгодно, но и не трудно завоевать.

Сложившаяся в конце XI века на Ближнем Востоке обстановка благоприятствовала осуществлению этих захватнических планов. Турки- сельджуки, завладев в 1055 году Багдадом и разгромив византийское войско в битве при Манцикерте в 1071 году захватили почти всю Малую Азию, а также Сирию и Палестину с Иерусалимом, где находились главные христианские святыни. Это до некоторой степени затруднило посещение паломниками «святых мест». Они в XI веке десятками тысяч притекали сюда изо всех стран Западной Европы. Турки обижали богомольцев, разграбляли торговые караваны и тем делали совершенно невозможными торговые сношения с Востоком.

Все это и дало духовенству повод призвать к походу для освобождения «Гроба Господня» от «неверных». Успеху этой проповеди способствовало обращение за помощью, исходившее от Византии. Испуганный император Константинополя обратился к западным христианам с просьбой оказать ему помощь в борьбе с неверными. Он думал нанять на западе солдат и воспользоваться ими для отвоевания потерянных азиатских областей.

Цели и участники крестовых походов. Крестоносное движение охватило первоначально не только феодалов, но и широкие слои населения. Сотни тысяч народа богатого и бедного, и князей и простолюдинов откликнулись на этот призыв. В нем участвовали массы крестьян, а также купечество северо-итальянских городов-республик. Вдохновителем и духовным вождем крестоносцев являлось католическое духовенство во главе с папой.

Естественно, что побудительные мотивы и цели каждой из этих социальных групп феодального общества были разными, хотя их всех объединял один лозунг – освобождение христианских святынь. Для крупных феодалов и рыцарства главным мотивом была нажива, захват земель и богатой добычи. Крупные сеньоры стремились создать на Востоке самостоятельные княжества, а участвовавшие в походах монархи западных государств – колониальные владения. Многочисленное рыцарство надеялось получить в завоеванных странах земельные лены. Духовенство ожидало доходных церковных должностей и богатых приходов. Папство, выступая в роли единого руководителя, преследовало цель укрепить сое верховенство не только над католической церковью, но и над всеми западными государствами, а также распространить влияние римского престола в странах недавно обособившегося восточного православия. Уже папа ГригорийVII планировал поход для освоения «святых мест» и предполагал на этой основе объединить православие с католицизмом. Папство надеялось также на успех католической миссии в мусульманских странах. Немаловажную роль играли и фискальные соображения – пополнить казну за счет богатых церковных владений на Востоке.

Для массы крестьян, страдавших от феодального гнета у себя на родине, уход «за море» в далекие страны давал надежду обрести свободу, избавиться от эксплуатации, может быть, и разбогатеть. Но, увы, эти надежды оказались тщетными, а последующие крестовые походы уже не вызывали среди бедноты прежнего энтузиазма. Потеряли свое прежнее значение и религиозные мотивы походов, выродившиеся в обыкновенные грабительские экспедиции.

В крестовых походах активно принимали участие крупные северо- итальянские города-республики – Венеция, Генуя. Пиза и другие, которые стремились укрепить свои позиции в торговле с Востоком, захватить базы и создать колонии в Восточном Средиземноморье.

Рыцари охотно собирались в далекий путь. Борьба с неверными соответствовала их идеалам, предвкушение битв разжигало их воинственный пыл, а отдаленные неизвестные страны и опасные путешествия будили в них неутомимую страсть к приключениям. Дома эти солдаты уставали от праздности, погибали от скуки и часто томились в безвыходной нужде. Многие совершенно запутались в долгах, а между тем, папа освобождал всех крестоносцев от долговых обязательств. Таким образом, погоня за богатством, которое сулили неизведанные страны, нужда и запутанные денежные обстоятельства играли немалую роль в увлечении рыцарства крестовыми походами. Но, кроме того, не нужно забывать, что средние века были веками пылкой веры, и многие из крестоносцев, одушевленные действительной набожностью, желали искупить свои грехи тягостными и опасными и опасными походами.

Рыцари снаряжались в поход так, как будто они и не рассчитывали на возвращение. Они везли с собой все свое имение, оружие, утварь вели всю свою челядь. Их палатки блистали золотом, в обозе они везли все свои драгоценности. За обозами тянулись певцы, шуты, музыканты и скоморохи, развлекавшие во время остановки все рыцарское общество. Войска нарастали, как снежная лавина, потому что по дороге к ним присоединялись все новые и новые отряды.

Крестовые походы и захват большей части побережья ВосточногоСредиземноморья образовались четыре государства крестоносцев:Иерусалимское королевство в Южной Сирии и Палестине, графство Триполи на сирийском побережье, княжество Антиохское в Северной Сирии и графствоЭдесское в Верхней Месопотамии.

В государствах крестоносцев были заведены порядки, господствовавшие на родине большинства из них – во Франции. Феодальное обычное право получило здесь письменную фиксацию в так называемых«Иерусалимских ассизах», являвшихся как бы конституцией иерусалимского королевства. Отношения между феодалами строились на основе ленной зависимости. Крестоносцы подвергали местное население жестокой эксплуатации. Крестьяне облагались тяжелыми оброками в размере от 1/3 доЅ урожая, местами существовали и барщинные повинности. Коренное население неоднократно поднимало восстания против пришлых угнетателей. Крестоносцам с трудом удавалось удерживать власть над мусульманским населением. В то же время им приходилось напрягать силы для обороны своих весьмя уязвимых владений, растянувшихся более чем на тысячу километров с севера на юг. Чтобы иметь постоянную военную силу для оборонительных и наступательных войн, были созданы духовно-рыцарские ордена тамплиеров (храмовников) и госпитальеров (иоаннитов). Позже возник еще и Тевтонский орден, объединявший немецких рыцарей. (XII-XIII века) Членами этих орденов были рыцари, жившие по особым монашеским обетам.22 Тамплиеры носили белые плащи с красным крестом; госпитальеры – красные плащи с белым крестом; у тевтонских рыцарей был белый плащ с черным крестом. Члены ордена давали монашеские обеты (нестяжание, отказ от имущества, целомудрие, повиновение), носили схожие с монашеским одеяния, а под ними военные доспехи.

Члены орденов всегда были готовы к войне с «неверными». В распоряжении рыцарей находились слуги, которым отводилось низшее место в ордене. Во главе ордена стоял «великий магистр», подчинявшийся непосредственно папе. Ордена пользовались большими привилегиями и со временем превратились в богатейшие корпорации, владеющие землей и недвижимой собственностью. Тамплиеры, например, занимались ростовщическими операциями и располагали огромными денежными средствами.

Рыцарские ордена возникли как классовые феодальные организации, непременным условием вступления в них была принадлежность к феодальному классу, в некоторые рыцарские ордена принимались только представители родовой феодальной знати. Наибольшее распространение и значение ордена получили в период феодальной раздробленности, являясь одной из форм ополчения феодального класса в целях удержания в повиновении эксплуатируемого крестьянства и осуществления военных захватов. В XIV-XV веках некоторые ордена учреждались государями, превращавшими их в орудия укрепления своей власти (Орден Подвязки, учрежден английским королемЭдуардом III в 1350, орден Золотого руна, учрежден бургунским герцогомФилиппом Добрым в 1429 году и др.). большое распространение получили: орден Иоаннитов (1113), орден Тамплиеров (1118), Тевтонский орден(1128). Позже в Испании действовали ордены Калатрава, Сант-Яго, Алькантаре. В Прибалтике известен орден Меченосцев и Левонский. Организационно они строились на основе строгой иерархии, возглавляемой выборным магистром, утверждаемым папой римским. При магистре действовал капитул (совет), с законодательными функциями.

Значение крестовых походов. Наиболее важным крестовых походов дляЗападной Европы был западноевропейскими странами торговых путей поСредиземному морю, которые ранее находились в руках у Византии и странВосточного Средиземноморья. А то обстоятельство, что торговые пути поСредиземному мору попали в руки западноевропейских купцов, сильно способствовало их торговли с Востоком, сыгравшей в экономическом развитии западноевропейских государств большую роль. Северо-итальянские города получили в этой торговле первенствующее значение, так какВизантия, разгромленная в результате четвертого крестового похода, уже не могла с ними соперничать. Это имело большое значение для более быстрого роста северо-итальянских городов и облегчило возникновение в них ранних ростков капиталистических отношений.

На Востоке крестоносцы познакомились с шелководством, новыми земледельческими культурами (не известными до тех пор на Западе), рисом, арбузами, лимонами и фисташковыми деревьями. Именно во время крестовых походов в Европе начали пользоваться ветряными мельницами, познакомились с их употреблением в Сирии. Встретив более высокую материальную культуру на Востоке, население Западной Европы научилось также изготовлению более тонких тканей, различной обработке металлов. Феодалы, побывавшие наВостоке, приобретали там более изощренные вкусы. Расширение же потребностей высших классов западноевропейского общества вело к усилению эксплуатации крестьян, а следовательно, и к их обострению классовой борьбы в Европе. Таковы были экономические и социальные последствия крестовых походов для западноевропейских.

Крестоносцы первых рыцарских орденов

Западноевропейские рыцари обычно побеждали мусульман, не только когда действовали смело и решительно – этими-то качества они славились всегда, – но ещё и организованно, причем именно организованности-то им как раз и не хватало. Ведь каждый рыцарь-феодал в условиях ведения натурального хозяйства ни от кого не зависел, а в личной доблести мог запросто превосходить любого герцога, а то и самого короля! Прекрасную картину независимости такого вот феодального сеньора, представил Сюгер, настоятель Сен-Дени в описании «Жизни Людовика VI, прозываемого Толстым», в котором он рассказывает о том, как этот монарх в 1111 году решил наказать некоего Гуго дю Пюизе и осадил его замок в Босе за то, что он откровенно грабил местное население. Несмотря на большие потери, замок Гуго все-таки был взят, а самого его отправили в изгнание. Вернувшись, Гуго так искреннее раскаивался, что Людовик VI его помиловал. Но тот вновь отстроил донжон и опять принялся за старое, и королю пришлось собираться в поход опять. Донжон сожгли. Но наказанный, а затем вновь помилованный Гуго повторил все то же самое и в третий раз! На этот раз чаша королевского терпения переполнилась: донжон его сожгли до основания, а сам Гуго стал монахом-отшельником и умер во время путешествия в Святую землю куда он поехал каяться. И вот только после этого жители Босе вздохнули спокойно.

Подобным же своеволием, если не сказать самоуправством, отличались рыцари-феодалы и на полях сражений, которые сплошь и рядом проигрывались потому, что какой-нибудь рыцарь раньше всех прочих бросался грабить вражеский лагерь, или напротив – обращался в бегство, когда надо было всего лишь стойко стоять на месте и сражаться!

Заставить рыцарей повиноваться дисциплине было заветной мечтой многих военачальников, однако сделать этого долгое время никому не удавалось, вплоть до первых крестовых походов на Восток. Именно там, познакомившись с восточной культурой и узнав ее поближе многие военные и религиозные деятели Запада заметили, что тем самым «камнем» на котором можно построить «здание» рыцарской дисциплины и послушания является сама церковь. А для этого нужно было всего лишь… превратить рыцарей в монахов!

Вот так и возникли первые духовно-рыцарские ордена, объединившие под своими знаменами рыцарей-крестоносцев в их борьбе против мусульман. Причем важно отметить, что такие ордена, созданные крестоносцами в Палестине, также существовали и у тех же мусульман! В конце XI – начале XII века у них были созданы военно-религиозные ордена Раххасийа, Шухайнийа, Халилийа и Нубувийа, большинство из ко-торых в 1182 году халиф ан-Насир объединил в общесульманский духовно-рыцарский орден «Футувва». Обряд посвящения в члены «Футувва» включал опоясывание мечом, затем кандидат пил «священную» соленую воду из чаши, надевал специальные шаровары и получал символический удар по плечу рукой или же плоской стороной меча. Практически те же самые обряды совершались и при посвящении рыцари или при вступлении в один из европейских рыцарских орденов!

«Крестоносцы идут через лес» – миниатюра из «Большой хроники св. Дени». Около 1332 – 1350 гг. (Британская библиотека)

Впрочем, кто у кого первым позаимствовал идею духовно-рыцарского ордена это ещё вопрос! Ведь задолго до всех этих орденов на землях Африки, в Эфиопии, существовал… орден св. Антония который справедливо считается самым старым рыцарским орденом в мире.

По преданию он был основан негусом – правителем Эфиопии, известным на Западе как «Пресвитер Иоанн», в 370 году после смерти св. Антония в 357 или же 358 году. Тогда многие его последователи ушли в пустыню, приняли правила монашеской жизни св. Василия и основали обитель «с именем и наследием св. Антония». Из текстов того времени мы знаем, что орден был основан 370 году от Рождества Христова. Хотя считается более вероятным не столь древнее происхождение этого ордена.

Ордена с этим же именем в более позднее время существовали в Италии, Франции и Испании, являясь ответвлениями ордена находящегося в Константинополе, причем эфиопский орден существует до сих пор. Сюзереном ордена сейчас является его гроссмейстер и генерал-капитан Его Императорское Высочество Эрмиас Сале-Селассие Хайле-Селассие, Президент Королевского Совета Эфиопии. Новых членов принимают крайне редко, а их обеты истинно рыцарские. У ордена-знака есть две степени – Большой рыцарский крест и компаньон. Кавалеры ордена имеют право указать в официальном титуловании инициалы ордена KGCA (Knight Grand Cross – Рыцарь Большого Креста) и CA (Companion of the Order of St. Anthony – Компаньон ордена святого Антония).

1 – герб Добринского ордена, 2 – герб ордена меченосцев, 3 – крест Алькантары, 4 – крест Калатравы, 5 – крест Монтесы, 6 — крест ордена Сантьяго, 7 — Крест ордена Святого Гроба Господня, 8 – крест ордена Христа, 9 – крест тамплиеров, 10 – крест Ависа, 11 – крест госпитальеров, 12 – Тевтонский крест.

Знак ордена изготовлен в виде золотого эфиопского креста, покрыт синей эмалью, а сверху увенчан императорской короной Эфиопии. Нагрудная звезда – крест ордена, но без короны, который наложен на серебряную восьмиконечную звезду. Лента-перевязь ордена из муарового шелка, с бантом у бедра, черного цвета с синими полосками по краям.

Осада Антиохии. Крест на щите только лишь у одного из воинов. Миниатюра из «Хроника Сен-Дени». Около 1332 – 1350 гг. (Британская библиотека)

Рыцарям ордена полагались черные с синим мантии с синим трехконечным крестом на груди. У старших рыцарей были двойные кресты этого же цвета. Штаб-квартира ордена находилась на о-ве Мерое (в Судане), в резиденции аббатов, однако в Эфиопии повсюду орден имел женские и мужские монастыри. Годовой его доход составлял не менее чем два миллиона золотых. Так что впервые родилась эта идея даже не на Востоке, и не в Европе, а в Эфиопии!

Начальная буква «Р» изображающая султана Дамаска Нур-ад-Дина. Интересно, что султан изображен с голыми ногами, но в кольчуге и шлеме. Его преследуют два рыцаря: Годфри Мартел и Хьюг де Луизиньян-Старший в полных кольчужных доспехах и шлемах аналогичных изображениям в «Библии Мациевского». При этом обращает на себя внимание стеганый наколенник, надетый у Годфри поверх его кольчужных шоссов. Миниатюра из «Истории Аутремера». (Британская библиотека)

Ну, а если вести речь о самых известных рыцарских орденах, то здесь пальма первенства принадлежит иоаннитам, или госпитальерам. Традиционно его основание связывают с первым крестовым походом, но почва для его создания была подготовлена значительно раньше, буквально сразу же вслед за признанием христианства официальной религией в Риме. Тогда в Иерусалим приехал император Константин, пожелавший найти здесь (и нашедший!) тот самый крест, на котором римляне распяли Иисуса Христа. Вслед за этим в городе нашли и множество других святых мест, так или иначе упоминавшихся в Евангелии, причем на их месте тут же начали строиться храмы.

Именно так Палестина и стала тем местом, с которым любой христианин связывает свои надежды на получение благодати и спасение души. Но для паломников путь в Святую Землю был полон опасностей. Пилигримы добирались до Палестины с большим трудом, а если потом он покидать эту святую землю, то мог остаться, приняв монашеские обеты, и творить добро при монастырских больницах. Все это мало изменилось и после 638 года, когда Иерусалим захватили арабы.

Когда в X веке Святая земля сделалась центром христианского паломничества, Константине ди Пантелеоне – благочестивый купец из итальянской республики Амальфи – в 1048 году попросил у египетского султана разрешение построить в Иерусалиме приют для заболевших христиан. Название ему дали Иерусалимский Госпиталь Святого Иоанна, а его эмблемой стал белый крест Амальфи с восемью концами. С этих пор братство служителей госпиталя и стали называть обществом иоаннитов, а его членов — госпитальерами (от. лат. hospitalis — «гостеприимный»).

Карл Великий в бою. Понятно, что сам Карл Великий никакого сюрко не носил. Не было в его время такой моды. То есть изображение на миниатюре современно написанию манускрипта. Но обращает на себя внимание сюрко одного из воинов. Оно оранжевого цвета с белым крестом госпитальеров. Миниатюра из «Хроника Сен-Дени». Около 1332 – 1350 гг. (Британская библиотека)

Почти 50 лет их жизнь текла вполне мирно – они молились и ухаживали за больными, но тут осада Иерусалима крестоносцами прервала их покой. Согласно легенде, христиане, как и все прочие жители осажденного города должны были помогать армии египетского калифа его защищать. И вот тогда хитроумные иоанниты придумали бросать на головы рыцарей вместо камней свежий хлеб! За это мусульманские власти обвинили их в измене, но тут случилось чудо: прямо на глазах у судей хлеб этот чудесным образом обратился в камень, и иоаннитов пришлось оправдать! 15 июля 1099 года измученный осадой Иерусалим, наконец-то пал. И вот тогда один из вождей похода герцог Готфрид Бульонский щедро наградил иноков, а многие из его рыцарей вступили в их братство, и поклялись защищать паломников во время их путешествий. Статус ордена был утвержден сначала правителем Иерусалимского королевства Бодуэном I в 1104 году, а потом, спустя девять лет, и римским папой Пасхалием II. И хартия Бодуэна I и булла папы Пасхалия II сохранились до сегодняшнего времени и хранятся в Национальной библиотеке острова Мальта в Ла-Валлетте.

Восьмой крестовый поход 1270 г. Крестоносцы Людовика IX высаживаются в Тунисе. Одна из немногих средневековых миниатюр, на которой восточные воины изображены с саблями в руках. Миниатюра из «Хроника Сен-Дени». Около 1332 – 1350 гг. (Британская библиотека)

В статусе ордена о военных братьях не упоминалось вплоть до 1200 года, когда, вероятно, и сложилось их деление на три категории: военных братьев (получивших благословение носить и пользоваться оружием), братьев-лекарей, занимавшихся врачеванием, и братьев-капелланов, выполнявших в ордене религиозные обряды.

Что касается своего положения, то орденские рыцари приравнивались к монахам и подчинялись только папе римскому и своему гроссмейстеру (главе ордена), имели собственные земли, церкви и кладбища. Они были освобождены от налогов, и даже епископы не имели права отлучить их от церкви!

Первым великим магистром ордена, избранным госпитальерами в сентябре 1120 года, стал Раймон Дюпюи. Именно при нем орден стал называться Иерусалимским орденом рыцарей-госпитальеров Св. Иоанна, и тогда же к обычному монашескому одеянию для рыцарей был добавлен черный плащ с белым восьмиконечным крестом на левом плече. В поход рыцари надевали сюрко алого цвета с большим белым полотняным крестом с расширяющимися концами, который нашивался у него на груди. Толковали этот знак так: четыре креста обозначают, мол, христианские добродетели, а восемь углов на нем – это добрые качества христианина. Одновременно белый крест на красном фоне должен был символизировать безупречную рыцарскую честь на кровавом поле войны. Знамя ордена представляло собой прямоугольное красное полотнище с простым белым крестом.

В 1291 году, рыцари ордена перебрались сначала на Кипр, а 20 лет спустя – на остров Родос, где находились вплоть до нападения турок в 1523 году. Ещё через 42 года орден обосновался на острове Мальта из-за чего крест ордена как раз и стали называть «мальтийским крестом». Больницы же основанные орденом во многих странах Европы, долгое время являлись подлинными центрами врачебного искусства.

В 1798 году Мальту захватили войска Наполеона, и это обстоятельство положило конец пребыванию ордена на острове и началу рассеяния его членов по всему миру. Павел I приютил рыцарей в России, но после его смерти они вынуждены были уехать в Рим. Сейчас орден называется Суверенным Военным орденом Госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского, Родосского и Мальтийского. Интересно отметить, что на полях сражений в Палестине госпитальеры постоянно соперничали с рыцарями ордена тамплиеров, поэтому в походе их обычно ставили в арьергард, а тамплиеров в авангард, разделяя их между собой другими войсками.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Статья написана по материалам сайтов: studfiles.net, xstud.ru, topwar.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector