Поход за зипунами год

(Поэма о Степане Разине)

«Схороните меня, братцы, между трёх дорог:
Между московской, астраханской, славной киевской.
В ногах мне положите саблю вострую,
В головах поставьте животворный крест.
Кто пойдёт или поедет – остановится,
Моему ли животворному кресту помолится,
Моей сабли моей вострой испужается,
Что лежит тут вор, удалый добрый молодец,
Стенька Разин Тимофеев сын по прозванию».

(Песня по преданию будто бы сложенная самим Разиным).

1.
На стругах – плавучий базар,
Пьяный день очумел от оргий.
В горло Каспия заползала
Синяя кобра Волги.

Ширь морская, куда не кинь
Взгляд разбойный из-под папахи.
«Подавай, атаман, княгинь!
Подавай сокровища шаха!»

. Алебарды блестят и пики,
А вот, у стрельца-лихача
Пищаль, как цветок повилики,
Выглядывает из-за плеча.

Чайки над стругом кружатся,
Как души умерших славян.
Сжимает вольница ружья.
«Веди в поход, атаман!».

Он стоит на корме суровый,
Словно высеченный из скалы,
В кафтане под цвет свежей
крови,
Сапоги из сафьяна белы.

Он для них царь и бог в походе.
Трепещи окаянный враг!
Много всякого званья народа
Возмутил легендарный казак.

Русь плывёт,
ополчилась, сермяжная.
Кто зачем подался на юг.
Кто хоромы пошарпал княжие
И ступил на разинский струг.

Кто с семьей, со скарбом,
намылился
Лучшей доли у персов искать.
Кому белый свет опостылел,
Кто весь век готов воевать.

Бродит кровь по жилам, как брага.
А рубаха, увы, не у всех.
Паруса и те, как рубахи,
На четвертую часть – из прорех.

Плыли в ночь.
Поднимались вёсла,
Рассекая со свистом волну.
Очень буднично, очень просто
Отправлялась Русь на войну.

2.
Сине море,
гребни волн.
Парус струга
Ветра полн.

Солнце в очи –
Добрый знак.
Волю чует
Сердцем всяк.

Там, за морем –
Синь небес,
Тал мытарствам
Всем конец.

Там у шаха
Под рукой
Обретут донцы
Покой.

Без бояр
Да без стрельцов,
Да без дьяков –
Подлецов.

Думу злую
Нянчит люд:
«Доплывем, как
Не убьют!

Градом станем,
Весью ли –
Заживём, брат,
Весело!

Там, за морем –
Рай земной.
Сохрани, Бог,
Разина!

Сохрани, Бог,
Разина, –
Доживём до
Праздника!»

3.
Размечтался беспашпортный дядя,
Опираясь на пику-косу:
– По край жизни червончиков хватит,
Что из Персии я привезу!

Заимею тогда я корову,
На быках стану землю пахать.
Слушал люд стрелецкий сурово,
И казацкая слушала рать.

Кто зачем покидали хаты,
Побросав своих жён и детей.
Даже поп плыл со всеми.
брюхатый,
Примостившись на груде сетей.

Плыл поляк в жупане со шнуровкой, –
Шляхтич с верным холопом своим.
Плыл «ушкуйник», проныра ловкий.
Плыл татарин, еврей и эллин.

Плыл базар корабельный по морю,
Словно новый пришёл Вавилон.
И вздыхал поп, крестясь:
– Эка горе,
Православные,
ветру-то,
волн!

Богу душу отдать на земле бы,
Ну-ка здесь как приспичит беда!
Ни земли,
ни могилы,
Лишь небо,
Да вон чайки,
А вкруг
всё вода.

– Да, отец,
о душе позаботься, –
Усмехнулся тут шляхтич не зло.
– Ну а нам в той кровавой работе
Опасаться
нема за цо.1
Коль останешься в живе,
згода!2
А убьют, так
то бардзо зьле. 3
Всё равно убивать
кого-то
Ведь должно на любой
войне!

– Да, лиха ли беда начало.
Молвил тихо чубатый стрелец.
– Вот как к берегу шаха причалим,
Так всем страхам сразу конец!
Забываешь в бою о главном,
Рубишь, колешь,
ан, глядь, и тебе
Враг нанёс смертельную рану.
Он на то, братва, и набег!
_____________________________________
1. не ма за цо – не за что (польск.)
2. згода – хорошо (польск.)
3. то бардзо зьле — это очень плохо (польск.)

4.
А на другом конце планеты,
В Вест-Индии далёкой где-то,
Под парусами, что – как снег,
Шли бриги чёрные в набег.

Кривя в улыбках злые рожи,
Корсары свой «Весёлый Роджер»
Внизу держали до поры,
По пояс голы от жары.

Свирепый шкипер одноглазый
(Так, впрочем, и Степан наш Разин),
Как коршун, вражий берег зрел,
Как будто съесть его хотел.

Дымились фитили прислуги
(Орудья были и на стругах),
И всяк мушкет свой заряжал,
Иль примерял к руке кинжал.

Вот пушка с берега пальнула.
— На приступ, дети Вельзевула!
Взревел жестокий капитан.
(Примерно то ж кричал Степан).

И, в шлюпки сев, пошли корсары
(Пример Кортеса и Писарро)
Грести, чтоб жечь и убивать
(Пошла и разинская рать).

Но там грабёж, а здесь – стихия.
Внесу же разницу в стихи я:
Всегда, по наш двадцатый век,
Слыл мирным русский человек.

За меч не брался ради скуки,
К сохе тянулись больше руки.
Но нападал внезапно враг, —
И поднимайся княжий стяг!

И был удар дружин неистов,
Мечи работали со свистом.
И опадала вражья рать,
Как листьям в осень опадать.

И шли тогда дружины следом
За обезумевшим соседом,
Чтоб русских пленников спасти,
Коль смог их недруг увести.

5.
Горы подобьем стен
Усыпали берег.
Древний город Дербент
На пути набега.

Разбойничье гнездо
Кизилбашинское.
На стругах глухой вздох,
Навытяжку шеи.

– Скорей бы дорваться!
Мечтает пан Дега.
– Добра-то там, братцы,
А баб-то, а денег.

На саблю добудешь
Восточных кораллов.
Но встали орудья
Над каменным валом.

И шапки стальные
Усеяли стены.
А берег – пустыня:
Ни пня, ни растенья.

На приступ казаки
Направились скопом.
– Встречай, персияки,
Приплыла Явропа!

Кричал казак Ванька,
Отчаянный парень.
– Встречай, персиянка,
Выходь, погутарим!

Шёл Ванька на приступ,
Стрелец шёл Пеструхин.
В заливе капризно
В волнах бились струги.

И солнце чалмою
Дербент покрывало.
Готовились к бою
Защитники вала.

А на минарете,
Взывая к Аллаху,
Мулла пел с рассвета
В широкой рубахе.

И в горы по тропам
Стада уходили.
И вновь по воротам
Казаки палили.

Вздыхал Тимофеич:
И встряхивал
чубом:
– Вот так вот – в Расеи б.
Вот так вот – Москву бы.

6.
Сказка о Шемаханской царице и храбром разбойнике
пане Дега

Не глаза, а две зарницы –
Шемаханская царица!
Груди – персики, урюк,
Змеи белые двух рук.
У царя – звезда гарема.
Стража мимо смотрит немо.
Косы – чёрный водопад,
Росчерк молнии – не взгляд.
Всем взяла Юлдуз1-девица
Шемаханская царица!
Мысли – гром среди небес,
В сердце – дьявол,
В чреве – бес!
Речь – родник в горах Кавказа,
Зубы – золото, топазы,
Стан – берёзка, ножкой – лань,
Лист плакучей ивы – длань.
Как царю тут не гордиться
Шемаханскою царицей!
Как ей ласк не расточать.
Но пристала к граду рать!

День осада, ночь осада,
Нет подмоги, вот досада!
Ружья на валу трещат, –
Мало у царя солдат.
Уж в саду не веселится
Шемаханская царица.
Очи чёрные пусты,
Как погасшие костры.
Смех не слышен знатной девы.
Розы, радость – где вы, где вы?
Шум несётся со стены,
Близок, близок край войны!
Кончить жизнь в неволе разве?
«Кто он, хан урусов Разин?
Из каких заморских стран
Он приплыл в Азербайджан. »
Словно вспугнутая птица,
Мечется в саду царица.
Царь, в доспехи облачён,
Шлёт последний ей поклон.
И со свитой – прямо в пекло.
Солнце красное поблекло!
Дым кромешный, стоны, плач.
Царь неистов, царь горяч.
И стихает шум набега.
Но прорвался шляхтич Дега
Прямо к царскому крыльцу –
Нипочем всё молодцу!
Саблей стражникам грозится.
Глядь: в саду пустом – девица!
– Матка боска, дева – мёд!
Пан ей руку подаёт.
А кругом уж слуги, стража.
Рвут и мечут: «Кража! Кража!»
Пан с девицей – за забор!

Солнце. Крепость.
Гребни гор.
_______________________
1. Юлдуз – звезда (тюркс.)

7.
Ночь ложилась на море Хвалынское,
Потухали в тумане костры.
По ущельям шакалы рыскали,
Шевелились ночные костры.
Шёл дозор по лагерю сонному.
Поперёд всех Пеструхин Илья.
Был когда-то стрелецким сотником,
Да не стало служивым житья
На Москве после «Медного бунта».
И подался Пеструхин на Дон.
А теперь вот – одетый, обутый,
И в кармане, к тому ж ещё, – звон!
Дай здоровья, Бог, батьке Степану!
. Рядом Ванька идёт Воротник.
Он с зари до зари вечно пьяный,
До того парень к зелью привык.
Вот с копьём — запорожец Микола,
Что в Дербенте из плена спасён.
Оселедец на черепе голом,
Как бунчук, носит с гордостью он.
Здесь же Прохор – бродяга бродягой, –
Что мечту о бурёнке таит.
Он сжимает копьё и с отвагой
На шатры басурманов глядит.
И роняет заветную думу:
– Вот бы, где бы землицы хватить!
После наших шурумов-бурумов
Персам мира б как раз запросить.
– Да, неплохо когда б это дело!
Молвил сотник стрелецкий Илья.
– Кабы так, то остался б здесь смело,
В Кизилбашии, право ж, и я!
– Тут богато, мабуть, и без вас-то
Голутвы! — возразил им «черкасс».
– Зазеваешься, кроликом в пасти
Будешь ты у удава как раз!
– А по мне, – загорелся тут Ванька,
– Был бы ветер попутный, а там, –
Хоть на Волгу плыви, хоть на Яик.
Сам себе буду, чай, атаман!
– Тихо, дьявол! – прикрикнул Пеструхин.
Но казака вразнос понесло.
Словно конь, оборвавший подпруги,
Злую речь он ронял, как седло:
– Отойди, порубаю, зараза!
Сам хмельной ты, стрелецкая вошь!
Не указ мне и Стенька ваш Разин.
– Разин тут, ну чего, брат, орёшь?
Грозный голос раздался знакомый,
И ступил предводитель на свет.
Ванька саблю нетвердой рукою
Потянул,
только смелости нет.
Только зависть червивая гложет.
– Эй, объелся никак белены?!
Прокричал атаман ещё строже.
Грянул залп.
Рог качнулся луны.

8.
А Сулейман шах
Ополчается.
Каждый Стенькин шаг
Примечается.
По дорогам – пыль
Белым облаком.
С шахом – злой визирь
Рука об руку.
Он ведёт полки
Да под город Решт.
Берега реки –
Как у старца плешь.
Не укрыться там
Да не спрятаться.
И казаки в стан
Задом пятятся.
Отбивают штурм
Шахской конницы.
От тяжелых дум
Разин клонится,
Как зелёный дуб
Да под ветрами.
На простор ему б.
Песня спетая.
Не блестят клинки,
Порох кончился.
Помирать, братки,
Ох не хочется!
И решает тут
Атаман вдругорядь:
– Персы всех побьют,
Может, шашки отдать?
Ан ещё один
Шанс из тысячи.
А казачьих спин
Нет, не высечь им!
Не клевать орлам
Да очей лихих.
А пошлю-ка я
Трёх гонцов своих.
Что Илью стрельца
Со товарищи.
. Коль нашёл купца,
Так товар ищи.
Чем порадовать
Сердце шахово?
Слово – радугой
Да к ушам его!
Как дождём в лицо –
Всё посулами.
Рать донских бойцов –
Шаху слугами.
Чтоб была бы здесь
Сердцу воина
И станица-весь
Да и родина!

Разросся мирт вдоль всей стены дворцовой,
Вздымают кипарисы свой убор.
Дворец тройною стражей окольцован.
И вот проводят разинцев во двор.

Там шах сидит, подушками обложен,
Вздымают опахала два раба.
Телохранитель-негр сжимает ножны.
Пеструхин молвит: – Добрая изба!

Потом поклон кладёт глубокий шаху,
Склоняются и прочие послы,
Но лишь приличья ради, не со страху,
Чтоб за невеж за морем не прослыть.

– С чем шлёт людей своих коназ урусов? –
Из свиты выйдя, визирь их пытал.
– Инбиря, может, хочет он, мускуса?
Чуреков, иль одежд и покрывал?

Быть может, женщин нужно ему стройных?
Коней арабских? Жемчуга арбу?
И отвечал Илья ему достойно:
– Мол, всё мы это видели в гробу!

А дай ты нам, великий шах, землицы,
Да реку дай с угодьями, да лес.
На той реке поставим мы станицу,
И станем бить всех – кто б к тебе не лез!

Лишь басурманской верой не неволь нас,
Дозволь нести по жизни тяжкий хрест.
И, толмача прослушав, недовольно
Шах повторил:
– Вам землю надо? Лес.

. Садилось солнце за оскалом горным,
Пылали в стане разинцев костры.
Сидел Степан с лицом от скорби чёрным.
И ждал.
Но не пришли назад послы.

На стругах – плавучий базар.
Пьяный день очумел от оргий.
Сам Степан Тимофеевич Разин
Прополаскивал водочкой горло.

На коленях держал он княжну,
Как Высоцкий крутую гитару.
Поиграл и бросил
ненужную
За борт струга, в тартарары!

Ахнул люд запойный с кормы.
Всплеском Волга вздыбилась в небо.
Помутились казачьи умы.
На Дону такого, брат, не было!

И сквозь вод хрустальное зеркало
Долго видел народ как она,
Искажённая рябью мелкой,
Достигала волжского дна.

И крестились набожно люди,
Не одна тут скатилась слеза.
И желтели сквозь толщу вод груди
Не закрытые,
как глаза.

11. Думы Степана Разина

Слушал Разин ропот на струге
И ворочалась в черепе мысль:
«Всякий плыл лишь грабить на юге,
Ну а там,
хоть ты
застрелись,
Атаман Степан Тимофеевич.
Расползутся по норам с казной.
Им плевать на страну
Расею,
Им пограбить, пожечь
и домой!
Ну а я, что же я задумал,
Натравить народ на царя?!
Как всегда будет много шума,
А потом.
Неужели и я
Поплачусь головой за дерзость.
. Власть от бога?
Страдания.
Гнёт.
Сколько я уже бар перерезал,
Ну а им не уменьшен всё
счёт!
Эх, народ,
золотая Расеюшка,
Как ты сжился, братец, с кнутом!
На завалинках щёлкаешь семечки
И гори всё ясным огнём.
Вечно хата твоя на околице,
Постучись,
не дадут и пить!
Древний дух по кладбищам покоится.
Как тут быть,
как тут быть,
как тут быть.

Лежит задонье будто на ладони.
Кочуют ветры здесь из дальних стран.
В степи стоят стреноженные кони,
На взгорье у реки – казачий стан.

Скуластые, обветренные лица.
Запойный, с чёртом знавшийся народ.
Внизу – к воде – порочная девица,
Сняв сарафан разорванный, идёт.

У бочки винной с чинной чередою,
Заядлых выпивох опохмеля, –
Забеглый поп кропит «святой водою»
Прибрежные овраги и поля.

Араб клинком играет из Дамаска,
Цыган на торг ведёт в узде коня.
И атаману щедро дарит ласки
В шатре турчанка, взглядами пьяня.

И мужики с большой тверской дороги
Играют в кости, гривами тряся.
Хмельная баба спит, раскинув ноги,
В зловонной луже, словно порося.

И дезертир с казённою фузеей,
Посапывая трубочкой, притих.
Из-за гроша дерутся два еврея,
Зарылся писарь в груду толстых книг.

Рубака-шляхтич в красочном камзоле,
С друзьями на дурницу подгуляв,
Пересыпая речи густо солью,
Занятной байкой тешит круг раззяв.

Черкес вострит кинжал булатной стали,
Морской разбойник
вшивый шьёт жупан.
Татарочка, крутя осиной талией,
Меж бунчуков плывёт под барабан.

Сияет солнца огненный червонец,
Толпа многоязыкая гудит.

И вздрагивает царь в Кремле на троне, –
Как на бочонке с порохом сидит!

Разбудили Москву перезвоны колокольные,
Разбудили на заре ранней утренней.
Везут к месту лобному Стеньку Разина,
Следом Фролка бежит, его меньший брат.
А везут-то их на смерть лютую,
На смерть лютую, казнь жестокую
Пред очами царя православного
За разбой да за воровство зело тяжкие
Супротив бояр с воеводами.

За телегою народ валит поспешает,
Бабы крестятся, слезу смахивают,
Слезу смахивают со румяных ланит,
Да концами платков утираются.

Как привозят их к месту лобному,
Да становят как раз перед плахою,
Повалился тут ниц православный люд,
Да ударил над площадью колокол.
– А ответь ты, ответь, воровской казак,
Думный дьяк Степана выспрашивал,
– С кем разбой чинил,
Бар-господ побивал?
Да покайся-ка, тать, в злодеяниях!

Но стоял Стенька Разин помалкивал.
Он на плаху сложил буйную головушку,
И, очами сверкнув соколиными,
Брату слово молвил последнее:

– А прощай ты, мой брат, скоро свидимся,
На том свете с тобой повстречаемся.
Славно пожили мы на своём веку.
Не пристало робеть нам, детинушка,
Перед смертью, старухой беззубою!

Поход за зипунами год

Когда происходило:

Причины:

распространение крепостничества на юге и юго-востоке России, вызванное принятием Соборного уложения 1649г., начало массового сыска беглых крестьян, что вызвало народное недовольство, особенно на Дону, где была традиция « С Дону выдачи нет».

ухудшение положения служилых людей, « по прибору», охранявших южные рубежи страны: тяжёлые повинности и характер землепользования.

Где происходило

Дон, Заволжье, Поволжье.

Движущие силы:

нерусские народы Поволжья ( татары, марийцы, чуваши, мордва)

свобода « чёрным», то есть зависимым людям

наказать( « побить «) бояр , дворян, торговых людей, воевод за «измену»

захватить Москву, установить повсюду казачий порядок.

Руководители восстания

Степан Разин, сын зажиточного казака. Руководил казачьим войском в походах против Османской империи и Крымского ханства. После казни старшего брата за попытку покинуть театр действий решил отомстить, обеспечить свободную жизнь казакам.

Этапы восстания

2 этап: Поход на Москву. Царицын- Камышин-Чёрный Яр- Астрахнаь -Саратов- Самара. Осада Симбирска, неудачная. Поражение. Пленение и казнь Разина.

Ход восстания:

События

Весна 1667

С.Разин собрал группу голутвенных , то есть бедных казаков ,и беглых людей в поход « за зипунами»( обычный грабёж)- на Волгу и Каспий.

Август 1669

С богатой добычей вернулись на Дон, в Кагальницкий городок.

С 1670

Разин стал фактической главой донских казаков. Поход на Волгу. Появились антиправительственные лозунги. На местах создавали органы самоуправления. Убивали воевод, приказчиков, помещиков.

Призыв Разина: освобождение от налогов « чёрных людей».

Цель: захват Москвы.

Май 1670

Восставшие заняли Царицын

Апрель – июль 1670

Поход на Волгу.

22 июня 1670

Захват Астрахани, убийство воеводы и стрелецких начальников.

Август –сентябрь 1670

Движение вверх по Волге.10-тысячное войско двинулось на Саратов. Без боя сдались Саратов, Самара. Но не смоли взять Симбирск. Разин ранен, перевезён в Кагальницкий городок. Падает его авторитет.

Апрель 1671

Противоречия с казаками, они подожгли Кагальницкий городок, атаман бал пленён выдан казачьей верхушкой во главе с Корнилом Яковлевым.

16 июня 1671

Казнь Разина в Москве – четвертование.

Причины поражения

Стихийный характер восстания, отсутствие чёткого единого руководства.

Отсутствие чёткой дисциплины, бунтарский характер восстания.

Неясные, слишком обобщённые цели.

Отсутствие вооружения и военной подготовки основной части восставших.

Итоги

Жестокая расправ над восставшими, в некоторых городах казнено более 11 тысяч человек. Казнь Степана Разина.

Цели не были достигнуты: не уничтожено крепостное право и власть дворянства.

Восстание не облегчило положение крестьян, но изменило жизнь донских казаков. В 1671 году они присягнули на верность царю, казачество стало опорой царя, полупривилегированным сословием в России. Исторический портрет Степана Разина можно найти на моём сайтеistoricheskiy-portret.ru

Первый этап восстания — поход за зипунами

В начале марта 1667 года Степан Разин стал собирать вокруг себя казачье войско для того, чтобы отправиться в поход на Волгу и Яик. Казакам это было необходимо, чтобы выжить, поскольку в их районах была крайняя бедность и голод. Уже к концу марта численность войска Разина составляет 1000 человек. Этот человек был грамотным руководителем и сумел наладить службу так, что царские разведчики не смогли пробраться в его лагерь и выведать планы казаков. В мае 1667 года войско Разина перебралось за Дон на Волгу. Так началось восстание под предводительством Разина, а вернее его подготовительная часть. Смело можно утверждать, что на этом этапе массовое восстание не планировалось. Его цели были куда приземленные – нужно было выживать. Однако, при этом даже первые походы Разина были направлены против бояр и крупных помещиков. Именно их суда и поместья грабили казаки.

Карта восстания

Поход Разина на Яик

Восстание под предводительством Разина началось с того, что оно перебрались в мае 1667 года на Волгу. Там восставшие со своим войском встретил богатые суда, которые принадлежали царю и крупным помещикам. Восставшие ограбили суда и овладели богатой добычей. В числе прочего к ним попало огромное количество оружия и боеприпасов.

· 28 мая Разин со своим войском, которое к этому времени насчитывало уже 1,5 тысячи человек, проплывал мимо Царицына. Восстание под предводительством Разина могло вполне продолжиться захватом этого города, но Степан решил не брать город и ограничился требованием, чтобы ему сдали весь кузнечный инструмент. Горожане сдают все, что от них потребовали. Такая спешность и стремительность в действиях обуславливалась тем, что ему было необходимо как можно скорее попасть в город Яик, чтобы захватить его пока гарнизон города был мал. Важность города заключалась в том, что оттуда был прямой выход к морю.

· 31 мая недалеко от Черного Яра Разина попытались остановить царские войска, численность которых составляла 1100 человек, из них 600 – конница, но Степан хитростью избежал сражения и продолжил путь. В районе Красного Яра они встретили новый отряд, который разбили на голову 2 июня. Многие из стрельцов перешли к казакам. После этого восставшие вышели в открытое море. Царские войска не смогли его удержать.

Поход на Яик подошел к своей финальной стадии. Город брать было решено хитростью. Разин и вместе с ним еще 40 человек выдали себя за богатых купцов. Им открыли ворота города, чем воспользовались восставшие, которые прятались неподалеку. Город пал.

Поход Разина на Яик привел к тому, что 19 июля 1667 года Боярская дума издает указ о начале борьбы с мятежниками. К Яику направляются новые войска с целью присмирить восставших. Так же царь издает специальный манифест, который направляет лично Степану. В этом манифесте говорилось о том, что царь гарантирует ему и всему его войску полную амнистию, если Разин вернется на Дон и отпустит на свободу всех пленных. Казачья сходка это предложение отвергла.

Каспийский поход Разина

Отступает отряд к Миял-Кале, где и встречает зиму 1668 года. Отступая, Разин дает указание сжигать все города и деревни на пути, тем самым мстя персидскому шаху за начало боевых действий. С началом весны 1669 года Разин направляет свое войско к, так называемому, Свиному острову. Там летом того же года произошло крупное сражение. На Разина напал Мамед-хана, в распоряжении которого было 3,7 тысячи человек. Но в этой битве русское войско наголову разбило персов и с богатой добычей отправилось домой. Каспийский поход Разина оказался очень удачным. 22 августа отряд появился вблизи Астрахани. Местный воевода взял со Степана Разина клятву, что тот сложит оружие и вернется на службу к царю, пропускает отряд вверх по Волге.

Восстание Степана Разина. Причины. Итоги. Кратко

Восстание под предводительством Степана Разина

Восстание Степана Разина или Крестьянская война (1667—1669 гг. 1-й этап восстания «Поход за зипунами», 1670—1671 гг. 2-й этап восстания) — крупнейшее народное восстание второй половины XVII века. Война восставшего крестьянства и казачества с царскими войсками.

Кто такой Степан Разин

Первые исторические сведения о Разине относятся к 1652 г. Степан Тимофеевич Разин (рожд. около 1630 г. — смерть 6 (16) июня 1671 г.) — донской казак, предводитель крестьянского восстания 1667–1671 годов. Родился в семье зажиточного казака в станице Зимовейская на Дону. Отец — казак Тимофей Разин.

Причины восстания

Требования восставших

Разинцы, выдвинули Земскому собору такие требования:

• Отменить крепостное право и полное освобождение крестьян.
• Формирование казачьих войск в составе правительственной армии.
• Уменьшение податей и повинностей, возлагаемых на крестьянство.
• Децентрализация власти.
• Разрешение на посевы зерновых на Донских и Приволжских землях.

Предыстория

1666 год — отряд казаков под началом атамана Василия Уса вторгся с Верхнего Дона в пределы России, смог дойти почти до Тулы, разоряя на своем пути дворянские имения. Только угроза встречи с большими правительственными войсками заставила Уса повернуть назад. С ним ушли на Дон и множество примкнувших к нему крепостных. Поход Василия Уса показал, что казачество готово в любое время выступить против существующего порядка и власти.

Первый поход 1667-1669 гг.

Обстановка на Дону становилась все напряженней. Стремительно увеличивалось количество беглых. Противоречия между бедными и богатыми казаками усиливались. В 1667 г ., после окончания войны с Польшей, на Дон и в другие места хлынул новый поток беглых.

1) Степан Разин. Гравюра конца XVII в.; 2) Степан Тимофеевич Разин. Гравюра XVII в.

Восстание Степана Разина 1670—1671 гг.

1670 год, весна — Степан Разин начал новый поход. На этот раз он решил идти против «бояр-изменников». Без боя был взят Царицын, жители которого сами с радостью открыли восставшим ворота. Отправленные против разинцев из Астрахани стрельцы перешли на сторону бунтовщиков. Их примеру последовал и остальной астраханский гарнизон. Сопротивлявшихся, воеводу и астраханских дворян, перебили.

После разинцы направились вверх по Волге. По пути они рассылали «прелестные письма», призывая простых людей бить бояр, воевод, дворян и приказных. Для того что бы привлечь сторонников Разин распустил слухи о том, что в его войске находятся царевич Алексей Алексеевич и патриарх Никон. Основными участниками восстания были казаки, крестьяне, холопы, посадские и работные люди. Города Поволжья сдавались не оказывая сопротивления. Во всех взятых городах Разин вводил управление по образцу казачьего круга.

Надо отметить, что разинцы в духе тех времен не щадили своих врагов — пытки, жестокие казни, насилие «сопровождали» их во время походов.

Подавление восстания. Казнь

Неудача ждала атамана под Симбирском, осада которого затянулась. А тем временем, такой размах восстания вызвал ответные действия власти. 1670 год, осень — царь Алексей Михайлович произвел смотр дворянского ополчения и 60-ти тысячная армия выдвинулась на подавление восстания. 1670 год, октябрь — осада Симбирска была снята, 20-ти тыс. войско Степана Разина разбито. Сам атаман, был тяжело ранен. Его товарищи вынесли с поля боя, погрузили в лодку и ранним утром четвертого октября отплыли вниз по Волге. Несмотря на катастрофу под Симбирском и ранение атамана, восстание продолжалось всю осень и зиму 1670/71 г.

Степан Разин был схвачен 14 апреля в Кагальнике домовитыми казаками во главе с Корнилой Яковлевым и выдан правительственным воеводам. В скором времени он был доставлен в Москву.

Лобное место на Красной площади, где как правило читали указы, снова, как во времена ..Ивана Грозного…, стало местом казни. Площадь была оцеплена тройным рядом стрельцов, место казни охранялось иноземными солдатами. По всей столице стояли вооруженные ратники. 1671 год, 6 (16) июня — после жестоких пыток, Степен Разин был четвертован в Москве. Его брата Фрола, предположительно, казнили в тот же день. Участники восстания были подвергнуты жестоким преследованиям и казням. По всей России было казнено больше 10 тыс. бунтовщиков.

Итоги. Причины поражения

Ссылки, казни, топка виновных и подозреваемых.

Основными причинами поражения восстания Степана Разина были его стихийность и низкая организованность, разобщенность действий крестьян, которые как правило, ограничивались разгромом имения своего собственного барина, отсутствие у бунтовщиков ясно осознаваемых целей. Противоречия между разными социальными группами в лагере восставших.

Рассматривая восстание Степана Разина кратко, его можно отнести его к крестьянским войнам, сотрясавшим Россию в XVI столетии. Этот век получил название «бунташный век». Восстание под предводительством Степана Разина — только лишь один эпизод времени, которое наступило в российском государстве после Смутного времени.

Однако по ожесточенности столкновений, противостояния двух враждебных лагерей восстание Разина стало одним из самых мощных народных движений «бунташного века».

Восставшие не смогли добиться ни одной из поставленных целей (уничтожения дворянства и крепостного права): ужесточение царской власти продолжилось.

Интересные факты

• Атаман Корнило (Корнилий) Яковлев (пленивший Разина) был «по азовским делам» соратником отца Степана и его крестным отцом.

• Жестокие казни представителей знати и членов их семей стали, как сейчас можно сказать, «визитной карточкой» Степана Разина. Он придумывал новые виды казней, от которых подчас становилось не по себе даже его преданным сторонникам. К примеру, одного из сыновей воеводы Камышина, атаман приказал казнить, опустив в кипящую смолу.

• Небольшая часть восставших, даже после ранения и бегства Разина, осталась верна его идеям и обороняла Архангельск от царских войск до конца 1671 г.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector