Поход суворова через альпы

Подвиг, совершенный русской армией в Швейцарском походе, впечатляет. Шутка ли: за 17 дней солдаты прошли почти 300 километров опасных горных троп, преодолели 7 горных перевалов, два из которых были практически несовместимы с жизнью (Паникс, 2403 м, и Крюцли, 2400 м), а на других приходилось сражаться с противником. И все это, не имея ни малейшего опыта ведения боя в горах, при плохом снабжении и без поддержки так называемых союзников.

Солдатская косточка

По поводу даты рождения Суворова историки до сих пор не пришли к единому мнению. Одни предпочитают верить тому, что написал сам великий русский полководец, обладавший феноменальной памятью. Существует автобиографическая записка, в которой датой рождения названо 13 ноября 1730 года. Тем не менее часть историков предпочитает указывать 13.11.1929 – эта дата выбита на надгробной плите. Написано множество статей, посвященных этой теме, и каждый автор рьяно отстаивает свою точку зрения. Никаких документов вроде свидетельства о рождении не сохранилось, а все остальные доказательства можно считать лишь косвенными.

Карьера

Так или иначе, а в 1748 году Александр Васильевич Суворов поступил на действительную военную службу и сделал стремительную, головокружительную карьеру. Произошло это не в последнюю очередь благодаря тому, что в Европе XVIII века было где проявить талант полководца: континент сотрясали бесконечные военные конфликты.

В конце столетия возникла серьезная угроза – Наполеон Бонапарт. Его завоевания внушали сохранившимся монархиям серьезные опасения, которые заставили вчерашних противников объединиться. В 1798 году Суворова было решено назначить командующим объединенных австро-российских войск.

На тот момент фельдмаршал, излишне откровенно высказывавшийся о военных реформах новоиспеченного императора, пребывал в опале и жил в своем поместье на правах ссыльного. Однако когда пришла пора снова послужить Отечеству, отправился в путь незамедлительно.

Предательство союзников

Осуществленная кампания впечатляет: за четыре месяца Суворову удалось отбить у врага Северную Италию (за это он получил титул графа Италийского). В Милане русские войска встречали восторженно, а далее начался традиционный для Европы путь предательства, в котором поневоле участвовал Александр Суворов: событие, которое прославило полководца – его знаменитый Швейцарский поход – во многом стало результатом вероломства союзников Российской империи и легковерности (или же преступной недальновидности) императора Павла I.

На тот момент русские войска дислоцировались у южных границ Французской республики. Один решительный удар принес бы окончательную победу над пламенными революционерами. Но австрийцам и англичанам не слишком нравилась перспектива усиления русских позиций, поэтому они принялись настаивать на том, что сначала необходимо освободить Швейцарию, объединиться тройной силой и уж потом нанести поражение ненавистному Бонапарту.

Начало пути

Александр Васильевич получил разработанный маршрут следования с планируемыми сроками наступления и двинулся в путь. Так начался знаменитый переход Суворова через Альпы в 1799 году, который должен был стать концом его военной карьеры.

Поход и начался неблагополучно: в качестве главнокомандующего союзных войск Суворов отдал приказ австрийскому интенданту подготовить необходимую тягловую силу и продовольствие. Можно себе представить его гнев, когда в условленном месте не обнаружилось абсолютно ничего из затребованного.

Бой за каждый шаг

Русская армия двинулась вперед 10 сентября и почти сразу встретились с противником: перевал Сент-Готард пришлось брать с боем, было потеряно около 2 тысяч солдат.

Дальше была переправа через Чертов мост, ее одной с лихвой хватило бы, чтобы навсегда прославить переход Суворова через Альпы. Французы заняли выгодные позиции на противоположном берегу и принялись отчаянно обстреливать русских, которые залегли в укрытиях. И тут внезапно на скалах, со стороны, занятой французами, появилась русская колонна, которая двигалась в обход и перешла горный поток вброд несколько поодаль. От такого сюрприза неприятель дрогнул: поспешно разрушив часть моста, противник начал медленное отступление. Русских же было не унять: обнаружив неподалеку деревянный сарай, они разобрали его, связали доски шарфами и бросили этот щит над пропастью. Первый офицер, ступивший на шаткую перекладину, погиб, но следом бросились десятки отчаянных солдат.

Благодарные швейцарцы

Чертов мост был взят. Его отремонтировали более основательно, и к четырем часам пополудни главные силы Суворова переправились и двинулись за панически отступающими французами, которые понесли большие потери.

Сейчас неподалеку от переправы в память погибшим высечен 12-метровый крест. В Швейцарии к русскому полководцу вообще относятся с благоговением. В шести городишках по пути следования его армии организованы музеи. Экскурсоводы увлеченно рассказывают о его подвигах и о том, что во время знаменитого перехода Суворова через Альпы войско его не мародерствовало и не обижало местный люд, честно рассчитываясь за продукты и корм для лошадей.

Очередной сюрприз от союзников

15 сентября 1799 года, после Сент-Готардового перевала и форсирования Чертового моста, обессилевшие русские прибыли в небольшое селение под названием Альтдорф. И тут их ждал новый «подарок» от австрийцев: дороги дальше не существовало. Находящееся неподалеку Люцернское озеро нельзя было принимать в расчет: переправиться через него не представлялось возможным, так как все суда были захвачены французами, а «союзнички» не позаботились очистить Альпы от противника, несмотря на клятвенные заверения это сделать.

Армия альпинистов

Продолжался далее переход Суворова через Альпы, кратко говоря – самое настоящее чудо, ставшее возможным благодаря исключительной силе духа полководца и вдохновленных им солдат. Решено было, преодолев хребет Росток, двигаться к Муотенской долине. Сегодня этот маршрут доступен только альпинистам, у которых есть для этого необходимое современное снаряжение и специальная подготовка. У солдат суворовской армии не было ни того, ни другого, зато были груженые лошади, ранцы, орудия и раненые товарищи.

Альпы – горы для путешествий трудные. Форсировать их в ходе военной кампании удалось только двум полководцам: в 218 году до нашей эры этим прославился Ганнибал, а в 1799-м – Суворов. Русская кампания была намного сложнее, преодолевать и без того нелегкий путь приходилось под шквальным огнем противника.

Тяготы пути

По свидетельству очевидцев, переход Суворова через Альпы был, как сейчас бы сказали, экстремальным: карабкаться приходилось то по острым камням, то по скользкой глине. В некоторых местах некуда было даже ногу поставить, в других – невозможно закрепиться: мелкие камешки сыпались от каждого движения. Кроме всего прочего армия вязла в снегу на вершинах и прозябала от сырости в низине. Облака и туманы пропитывали солдат водой до такой степени, что они казались вымокшими под проливным дождем. Приходилось лезть на ощупь, так как ничего не было видно ни внизу, ни вверху, ни справа, ни слева.

Отдельные мучения доставляла транспортировка животных, которые поминутно шарахались от страха и едва волокли ноги от голода. Один неверный шаг лошади или мула мог привести к гибели нескольких людей.

Отступление

Только через четыре дня после боя в ущелье полководец наконец узнал о том, что армия Римского-Корсакова разгромлена, но переход Суворова через Альпы на этом не закончился. После всех немыслимых мытарств его армия оказалась в окружении намного превосходящей силы неприятеля. Против 60 тысяч французов полководец располагал всего 14 тысячами бойцов. Несмотря на это, легендарный фельдмаршал вышел из окружения и отступил через очень опасный перевал Паникс.

Заслуженная слава

За переход Суворова через Альпы в 1799 году знаменитый военачальник получил звание генералиссимуса. Павел I не скупился на похвалы строптивому военачальнику: писал, что всем предыдущим его подвигам недоставало только победы над природой – и вот наконец она состоялась. Самодержец дал приказ оказывать генералиссимусу царские почести даже в собственном присутствии.

Смерть генералиссимуса

Несмотря на болезнь, Суворов ехал в Санкт-Петербург, где его ждали торжества, но по дороге снова оказался в немилости. Официальная версия гласит, что Павел I оскорбился тем, что во время похода Александр Васильевич держал при себе дежурного генерала, а это исключительная привилегия императора. Многим историкам эта причина кажется надуманной (хотя от этого русского самодержца всего можно было ожидать).

Суворов прибыл в Петербург и остановился в доме своей племянницы. Тут он и скончался 6 мая 1800 года, не повидавшись с Павлом I, который до последних часов Суворова все требовал от него каких-то отчетов.

Война и искусство

Подвиг русских солдат вдохновлял многих художников на творчество. Наиболее знаменитым является полотно Сурикова «Переход Суворова через Альпы»: картина изображает стремглав скатывающихся с крутого склона солдат. Их подбадривает сам фельдмаршал – он верхом на лошади, его подчиненные глядят на него с обожанием, а он на них – с восторгом. Это самое известное полотно на данную тематику, но, строго говоря, живописцы разобрали на эпизоды практически весь переход Суворова через Альпы: картина А. Попова также посвящена этому событию, но скорее напоминает о мучительности длительного перехода. Суворов изображен укутанным в плащ всадником, который с тревогой вглядывается вдаль.

Посвящали суворовским подвигам свои полотна А. Коцебу, Н. Шабунин, Н. Авакумов, К. Венцо и многие другие.

Пленительна и личность Суворова: резкие изречения полководца давно стали крылатыми, а чудачества – легендарными. Его военный гений бесспорен, ведь под командованием этого щуплого человека со смешной характерной физиономией состоялось чуть меньше сотни сражений. И он выиграл их все.

Поход суворова через альпы

К концу августа 1799 года в результате Итальянского похода Суворова 1799 и Средиземноморского похода Ушакова 1799—1800 почти вся Италия была освобождена от французских войск. Остатки разбитой при Нови 35-тысячной французской армии генерала Жана Моро (около 18 тыс. человек) отступили к Генуе, которая осталась последним районом Италии под французским контролем. Наступление русско-австрийской армии под командованием Суворова (около 43 тысяч человек) на Геную, с последующим полным вытеснением французской армии из Италии, представлялось естественным следующим шагом.

Однако, в связи с планировавшейся высадкой 30-тысячного англо-русского десантного корпуса в Голландии, австрийским командованием было принято решение направить все находившиеся в Швейцарии австрийские войска (58 тысяч человек под под командованием эрцгерцога Карла) на соединение с англо-русским корпусом в Голландии. Взамен ушедших из Швейцарии австрийских войск туда предполагалось перебросить русские войска из Италии (около 21 тысячи) и соединить их с находившимся в Швейцарии 24-тысячный русский корпус под командованием Александра Римского-Корсакова. Российский император Павел I согласился на этот план, но поставил условием перехода русских войск в Швейцарию её предварительное очищение от французов. Австрийский кабинет, однако, этого условия не выполнил и отдал приказ об отходе своих войск из Швейцарии, что грозило оставить находившийся в Швейцарии 24-тысячный русский корпус под командованием Александра Римского-Корсакова один на один с 84-тысячной французской армией под командованием Массены.

18 (29) августа 1799 австрийская армия начала отход из Швейцарии. Понимая, в какое отчаянное положение ставит его уход русские войска, эрцгерцог под свою ответственность временно, до прибытия Суворова, оставил в Швейцарии 22-тысячный австрийский отряд под командованием генерала Фридриха фон Хотце. Тем не менее, у французов в Швейцарии сохранялось примерно полуторакратное превосходство в численности, и учитывая что Массена (будущий маршал Франции) вообще отличался решительностью и энергичностью, французская атака была только вопросом времени. В то же время своевременное (до атаки Массены) прибытие армии Суворова в Швейцарию существенно осложнило бы французам задачу вытеснения войск коалиции из Швейцарии.

Суворов, однако, задержался в Италии вплоть до капитуляции осажденного его армией французского гарнизона в Тортоне (англ.) — согласно заключенной 11 (22) августа 1799 конвенции, комендант крепости обязался капитулировать если до 31 августа (10 сентября) 1799 крепость не будет деблокирована французскими войсками. Предотвратив две попытки французской армии под командованием Моро по деблокаде Тортоны, Суворов дождался капитуляции гарнизона. В 7 утра 31 августа (10 сентября) 1799 русские войска выступили по направлению к Швейцарии.

Начало похода. Бои за Сен-Готард и Чертов Мост

10 (21) сентября войска Суворова выступили в Швейцарский поход. Войска двумя колоннами выдвигались к подошве Сен-Готарда. 12 (23) сентября левая колонна — корпус Вильгельма Дерфельдена с австрийской бригадой Готфрида Штрауха — расположился у Дацио. Последний занимала бригада Гюдена (4 300 чел) [3] , три батальона которой стояли на вершине и в селе Айроло, 1 батальон — на дороге в Валлис, у горы Фурк, 2 батальона — у озера Обер-Альп, на перевале между долинами Тавеч и Урзерн. Бригада Луазона (такой же численности) занимала позиции от Урзерна до Альтдорфа. В ходе сражения часть её сил прибыла на помощь Гюдену. Всеми французскими войсками правого крыла, оборонявшими Сен-Готард и долины реки Рёйс командовал К. Ж.Лекурб. Русские заняли Сен-Готард. Между тем Розенберг, выступив на рассвете 13 сентября из Тавеча, двигался по Рейнской долине, тесня неприятельские [нейтральность?] войска, и к вечеру оттеснил их к деревне Урзерн.

14(25) ноября, после соединения с Розенбергом в Урзерне, Суворов направил на левый берег Рёйс полк под начальством генерала Каменского для выхода на тыл неприятельских позиций у Чёртова моста. Полк двинулся вслед за прошедшими через Бетцберг войсками Лекурба, уничтожая отставшие во время ночного марша части противника. Суворов повел армию правым берегом на север, но встретил препятствие — так называемую Урнерскую дыру, узкую и низкую галерею (Картинную?), пробитую в обрамляющих Рёйс скалах, длиной 64 метра и шириной, дававшей возможность прохода только для одного человека с вьюком (в дальнейшем была расширена примерно до 3 метров). За ней дорога огибала скалу в виде карниза и круто спускалась к Чёртову мосту в том месте, где Рёйс представляет собой бурный поток с водопадами свыше 60 метров высотой. Сам мост состоял из узкой каменной арки без перил 20 метров длины, перекинутой через Рёйс на высоте 22—23 метров. Затем путь, упершись в отвесную скалу левого берега, круто поворачивал направо и спускался по искусственной каменной аппарели к другому мостику, по которому опять переходил на правый берег. Обойдя в этом месте крутую скалу, дорога снова выходила на левый берег реки и наконец, у деревни Гёшенен выходила из ущелья. Между Урнерской дырой и Чёртовым мостом — около 300 метров, а вся теснина до Гёшенена — около 2,5 километров. Когда полковник Трубников появился над выходом из Урнерской дыры, передовой отряд французов оставил свою позицию. Батальон Мансурова прорвался через проход и бросился на отступавших французов в штыки.

Французы, стоявшие на противоположном берегу, начали разбирать аппарель. Но в это время к месту боев со стороны хребта Бетцберг прибыла колонна генерала Каменского. Французы начали отступать от Чёртова моста, успев предварительно частично разрушить его. Для устранения этого препятствия русские солдаты разобрали находившийся по близости сарай, притащили брёвна и перевязав их офицерскими шарфами, перебросили их через образовавшийся провал. Первым, перешедшим по этой перекладине, был майор князь Мещёрский третий, тут же смертельно раненый. За ним перешли солдаты Тревогина и Свищова.

В донесении Павлу I Суворов писал:

«На каждом шагу в этом царстве ужаса зияющие пропасти представляли отверзтые и поглотить готовые гробы смерти… Там явилась зрению нашему гора Сен-Готард, этот величающийся колосс гор, ниже которых громоносные тучи и облака плавают, и другая, уподобляющаяся ей, Фогельсберг. Все опасности, все трудности были преодолены и, при такой борьбе со всеми стихиями, неприятель, согнездившийся в ущелинах и неприступных, выгоднейших местоположениях, не мог противостоять храбрости воинов, явившихся неожиданно на этом новом театре… Войска Вашего Императорского Величества прошли через темную горную пещеру Урзерн-Лох, заняли мост, удивительной игрой природы из двух гор сооруженный и проименованный Тейфельсбрюкке. Оный разрушен неприятелем. Но сие не останавливает победителей. Доски связываются шарфами офицеров, по сим доскам бегут они, спускаются с вершины в бездны и, достигая врага, поражают его всюду» [4] .

Переход русской армии от Альтдорфа в Мутенскую долину

Достигнув Альтдорфа, Суворов увидел, что далее дороги не имелось и Швица можно было достичь лишь по Люцернскому озеру, на котором неприятель захватил переправочные средства. На это обстоятельство ни Ф.Хотце, ни Г.Штраух не обратили внимания Суворова при обсуждении плана похода (по другим данным австрийские генералы уверяли Суворова в том, что дорога на Швиц вдоль Люцернского озера имеется) [6] . Из Альтдорфа существовали две дороги — из Шахенской долины к к верховьям р. Линт, где Суворов мог соединиться с отрядом Линкена, и из Мадеранской долины — к верховьям Рейна. Однако ни та, ни другая не вели к Швицу и соединение с войсками Римского-Корсакова и Хотце было невозможно. Находясь в столь критическом положении, Суворов узнал о существовании двух горных троп — через перевалы Роуз-Альп-Кульм (2 172 метра) и Кинциг-Кульм (2073 метра) [7] , ведущих через снеговой хребет Рошток к деревне Мутен, откуда шла дорога к западу на Швиц. Тогда он решил направить по кратчайшей из них (протяженностью 18 километров [8] ,—>идущей через перевал Кинциг, всю армию, намериваясь во что бы то ни стало дойти до Швица. О решении Суворова двигаться через Рошток Д. А. Милютин писал: «нужна была воля железная, чтобы решиться от Альтдорфа идти к Швицу; нужна была притом неограниченная уверенность в свои войска, чтобы избрать подобный путь… После семи дней тяжкого похода войска были утомлены до крайности; обувь изношена, провиант истощен» [9] . Клаузевиц писал о переходе:

«То, что Суворов потребовал этого от своей армии в том истощенном состоянии, в котором она прибыла в Альтдорф, свидетельствовало о невероятной силе воли полководца, и то, что он добился этого от неё, было свидетельством замечательной власти Суворова над духом своих войск» [10] .

С рассветом 16 (27) сентября армия выступила. Авангард вёл Багратион, за ним следовали войска генералов Дерфельдена и Ауфенберга, а за ними — вьюки. Розенбергу было приказано прикрывать тыл от нападений Лекурба и следовать за вьюками. Переход армии представлял огромные трудности. Множество людей, лошадей и вьюков погибло, сорвавшись в пропасти. Через 12 часов пути авангард достиг деревни Мутен и захватил стоявший там французский пост (150 чел), не успевший сделать ни единого выстрела. Остальные войска растянулись по всему пути и провели ночь на снежном перевале. Лишь вечером 17 (28) сентября хвост колонны добрался до Мутена. Затем ещё в течение двух дней той же дорогой тянулись вьюки. Арьегард за это время отразил два нападения Лекурба. Об этом Клаузевиц писал:

«Каким образом смелый и энергичный Лекурб не сумел предпринять ничего более значительного против арьегарда Суворова,… нам не вполне понятно. Если это является следствием очень хорошо организованного наступления русских, то следует только очень пожалеть, что нам не удалось познакомиться с его организацией, так как обстоятельные сведения об этой организации и совершении этого похода были бы во всяком случае весьма поучительны» [11] .

С 17(28) на 18(29) сентября арьегард двумя колоннами с интервалом в несколько часов двинулся вслед за главными силами. Лишь утром 29 сентября Лекурб, поняв, по какому пути ушла русская армия, послал сообщение Массене, Молитору, Мортье и Луазону о том, что Суворов во главе 20 — 25 тыс. армии вторгся в Мутенскую долину через перевал Кинциг-Кульм [12] .

Последние части арьегарда Суворова прибыли в Мутенскую долину 18 сентября. 18 сентября в Мутенской долине Суворов получил письменное донесение генерала Линкена о поражении Римского-Корсакова (14-15 сентября) и Хотце (14 сентября).

Выход русской армии из окружения. Сражение в Мутенской долине 20 сентября

Узнав о поражении Римского—Корсакова, Суворов понял, что продолжать движение к Швицу, занятому главными силами противника, бессмысленно. Казачьи разъезды, посланные в восточную часть долины, вместо австрийцев корпуса Линкена обнаружили там французов. После поражения Хотце тот отступил, позволив французам запереть выход из долины. Русская армия оказалась в каменном мешке, в окружении превосходящих сил противника, без продовольствия, с ограниченным количеством боеприпасов.

18 (29) сентября в трапезной женского францисканского монастыря Св. Иосифа собрался военный совет. Речь Суворова, записанная со слов Багратиона, произвела на всех огромное впечатление:

«Мы окружены горами… окружены врагом сильным, возгордившимся победою… Со времени дела при Пруте, при Государе Императоре Петре Великом, русские войска никогда не были в таком гибелью грозящем положении… Нет, это уже не измена, а явное предательство… разумное, рассчитанное предательство нас, столько крови своей проливших за спасение Австрии. Помощи теперь ждать не от кого, одна надежда на Бога, другая — на величайшую храбрость и высочайшее самоотвержение войск, вами предводимых… Нам предстоят труды величайшие, небывалые в мире! Мы на краю пропасти! Но мы — русские! С нами Бог! Спасите, спасите честь и достояние России и её Самодержца. Спасите сына его…» Старший после Суворова генерал Дерфельден от имени всей армии заверил Суворова в том, что каждый выполнит свой долг: «Всё перенесём и не посрамим русского оружия, а если падём, то умрём со славою! Веди нас, куда думаешь, делай, что знаешь, мы твои, отец, мы русские!» — «Благодарю, — ответил Суворов, — Надеюсь! Рад! Помилуй Бог, мы русские! Благодарю, спасибо, разобьём врага! И победа над ним, и победа над коварством будет победа!» [13]

На военном совете было принято решение пробиваться на восток, через Клентальскую долину (отделённой от Мутенской долины горой Брагельберг) к Гларусу.

19 (30) сентября бригада Ауфенберга была атакована французской бригадой генерала Габриэля Молитора и оказалась в опасном положении. Ауфенберг начал переговоры о сдаче, но на помощь австрийцам прибыл авангард Багратиона. Вечером 19 сентября передовые части русских войск обратили в бегство французов, атаковавших Ауфенберга. Пытаясь в поисках спасения переплыть через небольшое озеро Рутен, более 200 человек утонуло, многие, рассеившись по горам, в темноте срывались с круч, спасаясь от преследования, 168 солдат и офицеров во главе с командиром полка попали в плен [15] . 20 сентября (1 октября) произошли ожесточенные бои между русскими и французскими войсками поначалу равной численности (около 5 — 6 тысяч человек). Они окончились полным поражением последних, понёсших большие потери и отброшенных сперва на 6 километров, к деревне Нецсталь. Тем самым русской армии был открыт путь на Гларус. После упорного боя Багратион выбил их и оттуда, сходу захватив деревню Нефельс на берегу реки Линт. Однако в это время к Молитору, уже наголову разбитому, подошла свежая дивизия Газана. Французы, получив значительный перевес в силах, заняли Нефельс. Контратакой Багратион снова выбил их оттуда. Пять или шесть раз Нефельс переходил из рук в руки и остался за русскими, когда Суворов отдал приказ Багратиону во избежание лишних потерь отходить к Нецсталю. Вечером 20 сентября главные силы русской армии сосредоточились у Гларуса. В то время, как Багратион расчищал путь главным силам русской армии, в её тылу развернулись боевые действия между арьергардом А.Розенберга и войсками Андрэ Массены. Здесь произошло крупнейшее сражение Швейцарского похода.

19 сентября 10-тысячные французские войска атаковали русский арьергард численностью 4 тысячи человек. Войсками первой линии под командованием Максима Ребиндера французы были остановлены. С прибытием трёх полков второй линии под командованием Михаила Милорадовича русские войска перешли в контратаку, опрокинули французов и преследовали их на протяжении более 5 км до Швица, где преследование было остановлено по приказу Милорадовича. Ночью в долину спустились последние вьюки и шедшие за ними 3 полка пехоты. Силы Розенберга возросли до 7 тысяч человек. С этими силами Розенберг отступил в восточную часть долины на 3 километра, готовясь дать противнику решающее сражение. На следующий день Массена, в свою очередь, решил нанести решающий удар, в котором предполагал задействовать все имевшиеся у него силы — около 15 тысяч человек [16] . 20 сентября французы, выставив впереди густую стрелковую цепь, повели наступление тремя колоннами по обеим берегам реки Мутен. Между передовыми частями русских и французских войск началась перестрелка. Русские части стали отступать. За ними двинулась главная масса французских войск. Неожиданно для французов Милорадович развел передовой отряд в обе стороны по склонам и французские колонны очутились перед главными силами Розенберга, укрытыми в виноградниках по всей ширине долины. Русские войска были построены в две трёхшереножные линии, на расстоянии около 300 метров друг от друга, с кавалерией на флангах. В резерве стояли полки Ферстера и Велицкого.

— Из «Истории Русской армии»:

В это время главные силы русской армии отдыхали, собираясь с силами для нового похода. По прибытии в Гларус Суворов увидел, что пропала последняя надежда на помощь и содействие австрийцев. Генерал Линкен без всякой на то причины покинул долину Линта и отступил в Граубинден. 21 сентября (2 октября)от Суворова отделился и отступил за Линкеном Ауфенберг. Суворов, предоставленный собственным силам, решил повернуть на юг и вывести свои войска свободным от неприятеля, но тяжёлым путём через Шванден, Эльм, Рингенкопф, в долину Рейна. Это решение было принято 23 сентября на новом военном совете в Гларусе. На нём рассматривались две возможности: наступать на Нефельс и двигаться на Иланц. Однако ещё за день до военного совета Суворов послал австрийскому гарнизону в Иланце заготовить провиант на 2 дня, что говорит о заранее принятом решении. С 22 по 23 сентября (4 октября) Розенберг с пленными и трофеями присоединился к Суворову.

Движение русской армии от Гларуса на Иланц — Кур и выход из Швейцарии. Возвращение армии в Россию

Прибытием в Кур Швейцарский поход Суворова завершился.

В Кур армия отдыхала два дня, восстанавливая силы. 1 (12) октября войска встали лагерем у деревни Альтенштадт, близ Фельдкирха. Оттуда 3 (14) октября Суворов написал Павлу I реляцию о Швейцарском походе. В Фельдкирхе русская армия вновь обрела полевую артиллерию, которая была направлена кружным путем из Италии через Австрию. 5(16) октября Суворов прибыл в Линдау. 8(19) октября здесь произошло соединение войск Суворова и А. Римского — Корсакова (последний привел около половины сил своего корпуса, 10 тысяч пехоты и 3 тысячи кавалерии). В тот же день Суворов перевёл свои войска в Баварию и расположил их на зимних квартирах между реками Иллер и Лех, ожидая распоряжений от российского императора в ответ на посланные им донесения о походе в Швейцарию. Попытки австрийской стороны предотвратить выход России из коалиции, включавшие запоздалое награждение Суворова орденом Марии Терезии I степени [22] не оказали на Суворова влияния. Эрцгерцогу Карлу, напоминавшему Суворову об обязанностях «искреннего и верного союзника» и пытавшемуся убедить его продолжить совместные боевые действия, Суворов ответил: «я послал курьера в Петербург, увёл на отдых свою армию и не предприму ничего без повеления моего государя» [23] События в Швейцарии убедили Павла I в невозможности совместных действий с австрийцами. 11(22) октября он направил Суворову два рескрипта, в которых сообщал ему о разрыве союза с австрийцами и приказывал готовить армию к возвращению в Россию. К рескриптам была приложена копия письма Павла I императору Францу I:

«Видя из сего, что Мои войска покинуты на жертву неприятелю тем союзником, на которого я полагался более, чем на всех других, видя, что политика его совершенно противоположна Моим взглядам и что спасение Европы принесено в жертву желанию распространить Вашу Монархию, имея притом многия причины быть недовольным двуличным и коварным поведением Вашего министерства…Я…объявляю теперь, что отныне перестаю заботиться о Ваших выгодах и займусь собственными выгодами Моими и других союзников. Я прекращаю действовать заодно с Вашим Императорским Величеством» [24] .

15 (26) ноября русская армия двинулась от Аугсбурга в Россию. В это время Павел I под влиянием Англии склонялся к пересмотру разрыва с австрийцами при условии, что Австрия выполнит ряд политических требований России. Рескриптом от 20 ноября (1 декабря) Павел I приказал Суворову встать лагерем в той области, где он получит данный приказ. Суворов, получив распоряжение Павла I в Баварии, продолжил, однако, движение и в начале декабря остановился в Богемии вследствие трудностей продовольственного снабжения армии в Баварии [25] Наконец, 14 (26) января 1800 года русская армия выступила в Россию. 3 (15) февраля в Кракове Суворов сдал командование армией Розенбергу и выехал в Кобрин. Русская армия вернулась в Россию в марте 1800 года.

Причины, помешавшие достижению цели

Швейцарский поход Суворова, имевший целью разгром французской армии в Швейцарии совместно с войсками Александра Римского-Корсакова и Фридриха фон Хотце, не достиг своей цели по не зависевшим от Суворова обстоятельствам. [3]

Не только военные того времени, но и широкая общественность Европы видели причину неудачи Швейцарского похода в действиях австрийцев. Стендаль писал: «Великий Суворов явился в Италию лишь спустя 4 года [после того, как в 1795 г. там воевал эрцгерцог Карл ] и мелкие дрязги австрийцев помешали ему проникнуть во Францию» [26] . Аналогичное замечание сделал и Наполеон: «потеря Швейцарии и поражение Корсакова были следствием ошибочного маневра эрцгерцога» [27] Даже в условиях ухода из Швейцарии армии Карла французы находились в очень тяжёлом положении. Об этом однозначно сказал Наполеон: «он (то есть Андрэ Массена]) спас республику, выиграв Цюрихское сражение» [28] . Таким образом в сложившейся для французов обстановке единственным путём спасения армии (а заодно, как считал Наполеон, — и всей Франции) было не допустить соединения Суворова с Римским-Корсаковым, за которым мог следовать разгром главных сил французов в Швейцарии. Однако Массена, атаковавший Римского-Корсакова 14(25) сентября, не мог предпринять что-либо за 6 дней до этого, когда Суворов по своему первоначальному плану должен был вступить во взаимодействие с Римским-Корсаковым, так как: приготовления к сложному форсированию реки Лиммат заняли много времени и были закончены перед самим сражением; раньше начать приготовления к сражению Массена не мог, так как прибытие армии Суворова в Швейцарию через Сен-Готард не предполагалось противником и явилось для него полной неожиданностью [29] ; в сроке наступления против Римского-Корсакова Массена руководствовался лишь указанием Директории, желавшей изгнать союзников из Швейцарии и усилить частью войск Массены Рейнскую армию. [29] .

К.Клаузевиц, разбирая итоги Швейцарского похода, высказал мнение, что причина его неудачи кроется в нарушении одного из основных принципов военного искусства: «сначала собраться, потом бить» [30] . Эта точка зрения на протяжении XIX века была поддержана рядом военных теоретиков, в том числе и российских. Однако Клаузевиц не рассматривал действия австрийцев как предательство, ставя им в вину только неэнергичность [31] . Возражая этой оценке, Д.Милютин утверждал, что с самого начала «Суворов приказами обоих императоров был против своей воли поставлен перед необходимостью решать задачу, в исходных условиях которой крылись зародыши неуспеха». Однако, по его мнению, «в целом неудача союзников в Швейцарии была следствием не только неблагоприятной исходной обстановки, созданной австро — английским планом, но и совершенных австрийцами актов предательства, повлекших указанные задержки группы Суворова. Отсюда ясно, что отрицательный результат боев в Швейцарии не может служить критерием для оценки плана Суворова. Учесть в своем плане предательства союзников русский полководец, разумеется, не мог» [32] .

Суворов, не собиравшийся воевать в Швейцарии и незнакомый с топографией нового театра военных действий, готовя в Асти план похода, вызвал к себе офицеров австрийского генерального штаба. «Он говорил, что вся диспозиция была составлена одним австрийским офицером, при нем состоящим…» [33] . «Из девяти прибывших к Суворову австрийских офицеров старшим был подполковник Франц фон Вейротер. Скорее всего, именно он отвечал за разработку маршрута движения войск через Сен — Готард, Альтдорф, Швиц (то есть по дороге, которой не существовало) на Цюрих. Историком В. С. Лопатиным выдвинута гипотеза о прямом пособничестве Вейротера Франции на основании анализа всех военных планов Вейротера: 1796 г.: армия Вурмзера разгромлена Бонапартом в Северной Италии (Вейротер занимал должность генерал-квартирмейстера штаба, т.е начальника штаба армии); 1800 г. — план наступления армии эрцгерцога Иоганна, разработанный его начальником штаба полковником Вейротером, привел к разгрому австрийцев при Гогенлиндене; 1805 г. — сложное маневрирование русско — австрийской армии под Аустерлицем закончилось катострофой. План этого движения был навязан главнокомандующему Кутузову при посредстве Александра I, находившегося при армии. Автором плана был генерал-майор Вейротер» [34] . По мнению В.Лопатина, эту череду катастроф «невозможно объяснить педантизмом кабинетного стратега, не понимавшего сути военного искусства. Беспристрастный исследователь вправе поставить вопрос о прямом пособничестве Вейротера врагу». В пользу предположения о двойной игре Вейротера говорит следующая деталь: «именно Вейротер вел переговоры о поставке мулов в Таверну». Непосредственных документальных доказательств предательства Вейротера, тем не менее, не существует.

Таким образом, в силу неэнергичных действий (а, возможно, и предательства) австрийцев, Швейцарский поход Суворова не достиг своей цели и претерпел крупные изменения по сравнению с первоначальным планом. Хотя Суворов в одиночку нанес поражение сперва правому крылу противника под командованием Ж.Лекурба, оборонявшемуся на практически неприступных позициях, а затем — центру противника под командованием Андрэ Массены, разгром 70 — тысяч французской армии и очищение Швейцарии от французских войск достигнуты не были.

Итоги и оценка

Швейцарский поход был высоко оценен как современниками, так и позднейщими исследователями. По мнению Ф. Энгельса, Швейцарский поход, проведенный под руководством А. В. Суворова, «был самым выдающимся из всех совершённых до того времени альпийских переходов» [35] .

«Неудачная эта компания — писал Д. Милютин — принесла русскому войску более чести, чем самая блистательная победа.» [36]

Признавая безвыходность положения армии Суворова, К. Клаузевиц назвал прорыв её из окружения «чудом» [37] . Действия эрцгерцога Карла, имевшего возможность не только выждать прибытия соединения Суворова с Римским-Корсаковым, но и разбить французов в Швейцарии, Клаузевиц оценил следующим образом: «Эрцгерцог должен был до своего отхода использовать свой явный перевес сил, чтобы наголову разбить Массену. То, что он этого не сделал, больше чем осторожность, это — трусость!» [38] . Однако в российских исследованиях [39] отмечается, что при описании сражения в Мутенской долине он упомянул о тысяче французских пленных, не сказав о том, что большую часть потерь в сражении французы понесли убитыми и умолчав, что в плен был взят французский генерал [40] .

Швейцарский поход Суворова был одним из крупнейших для своего времени военных событий на горном театре военных действий по своему размаху и продолжительности действий. «Швейцарский поход русской армии является классическим примером ведения боевых действий в условиях горного театра военных действий. Он стал венцом военной славы полководца, апофеозом побед русского оружия» [44] .

За Швейцарский поход Суворов 28 октября (8 ноября) был возведен в звание генералиссимуса и было приказано воздвигнуть ему памятник в Петербурге.

«Побеждая повсюду и во всю жизнь нашу врагов отечества, — писал Павел I, — недоставало вам одного рода славы — преодолеть и самую природу. Но вы и над нею одержали ныне верх… Награждая вас по мере признательности Моей и ставя на высший степень, чести и геройству предоставленный, уверен, что возвожу на оный знаменитейшего полководца сего и других веков» [45] .

— Узнав о смерти Суворова, Массена сказал:

Памятники участникам

На перевале Сен-Готард находится каменная глыба («Суворовский камень»), на которой сделана надпись по латыни «1806 Suvorowii victoriis» («Суворова победам»). Считается, что ее высекли местные жители [46] .

Возле Чёртова моста, вблизи селения Андерматт 14 (26) сентября 1898 года был открыт памятник — 12-метровый крест, высеченный в скале. На подножье креста бронзовыми буквами высотой 0,5 метра надпись по — русски: «Доблестным сподвижникам генералиссимуса фельдмаршала графа Суворова — Рымникского, князя Италийского, погибшим при переходе через Альпы в 1799 году». Рядом — бронзовый меч с лавровым венком. Инициатива его создания принадлежала князю С. М. Голицыну, взявшему на себя все расходы. Первоначальная инициатива князя создать памятник Суворову была отклонена швейцарскими властями по той причине, что памятник русскому полководцу увековечит факт прохождения через территорию Швейцарии иностранных войск. Однако швейцарское правительство не возражало о создании памятника русским воинам, погибшим в Швейцарском походе. При этом община Урзерна, не уведомив власти Швейцарии, постановила безвозмездно уступить России земельный участок для сооружения памятника. С тех пор скала, в которой высечен памятник, небольшая площадка перед ней и ведущая к памятнику дорожка являются российской территорией [47] . Сооружение монумента продолжалось 3 года. Выступая на открытии, полковник швейцарской армии Сегессер заявил, что швейцарцы будут «свято хранить этот крест и что никто не нарушит его святыни, ибо никто уже более не пройдет через Сен—Готард» [48] .

В это же время, на рубеже XIX—XX веков, В. П.Энгельгардт прошел по местам Швейцарского похода Суворова и установил памятные доски на пути следования русской армии, на местах сражений и домах, где останавливался Суворов. Им был установлен металлический крест на могиле офицеров, погибших в сражении в Мутенской долине; собрана большая коллекция различных предметов русской армии — ядер, казацких ножей, штыков и сабель, подков, шпор и др., которая была подарена им открывшемуся в 1904 году в Санкт-Петербурге Суворовскому музею.

На перевале Кинциг-Кульм, по которому русские войска преодолели хребет Рошток, стоит небольшая часовня. Под ней, на скале, укреплена бронзовая доска с крестом и надписью на немецком языке: «в память о переходе русских войск под предводительством генералиссимуса Суворова осенью 1799 года».

19 июня 1999 года на высшей точке перевала Сен-Готард был открыт памятник Суворову (композиция включает Суворова, сидящего на коне и пешего итальянского старика — А. Гамма, проводника русских войск в Швейцарском походе. Скульптор — Д. Тугаринов)

Краткая историография

Исходными источниками для изучения Швейцарского похода являются приказы, реляции, донесения и письма Суворова, научная публикация которых началась во второй половине XIX века и была завершена в 50-е годы XX века изданием четырёхтомного собрания Суворовских документов под редакцией Г. П. Мещерякова. 4-й том этого собрания посвящён документам 1799 года, в котором и происходил поход. Французские документы, связанные со Швейцарским походом, начали публиковаться значительно позднее, уже в начале XX века. Публикация важнейших французских документов, доказывавших, что случайное совпадение перехода А. Массены в наступление против союзников с неожиданным для него наступлением Суворова позволило французской армии избежать разгрома, была осуществлена швейцарским историком Редингом Бибереггом в 1902 году. Наполеоном в кратком описании Швейцарского похода высказано предположение о том, что А. Массена, зная о планах союзников, опередил их [49] . Сам Массена в своих донесениях Директории [требуется прояснение] от 10 и 17 октября 1799 года, показывая свои тактические заслуги в Цюрихском сражении, не приписывал своей энергии и военному искусству отступление Суворова из Швейцарии [50] .

Фундаментальным исследованием Швейцарского похода стало 2-е издание книги полковника Генерального штаба Д. А. Милютина (впоследствии военного министра и реформатора русской армии) «История войны 1799 года между Россией и Францией в царствовании императора Павла I». (1-е издание, в котором Милютин выступал соавтором А. И. Михайловского-Данилевского, было им коренным образом переработано). Эта работа, содержавшая глубокое и всесторонне документированное описание войны 1799 года была удостоена Демидовской премии и стала классическим произведением русской и мировой военно-исторической литературы [51] . На этой работе практически целиком основываются все описания Швейцарского похода в дальнейших российских научных изданиях, в том числе в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона (статьи: Швейцарский поход Суворова; Сен — Готард; Муттенская долина»), работах А. Ф. Петрушевского, И. И. Ростунова и др.

Переход Суворова через Альпы

Переход русских войск генерал-фельдмаршала А.В.Суворова из Северной Италии через Альпы в Швейцарию во время войны второй антифранцузской коалиции. Суворов получил от Павла I звание генералиссимуса, принимавший участие в походе великий князь Константин Павлович получил титул цесаревича.

ХОД СОБЫТИЙ

На момент окончания царствования Екатерины II Россия находилась в союзе с Австрией, Англией и Пруссией, направленном против Франции. Екатерина даже приказала А.В. Суворову начать формирование 60-тысячного корпуса для борьбы с французской революцией и восстановления там монархии.

Павел I отказался от этого плана, заявив союзникам о невозможности войны с Францией, поскольку русская армия, находясь в «непрерывной» войне с 1756 г., нуждается в отдыхе. Но держаться политики невмешательства ему не удалось, и почти все царствование Павла Россия или вела войну с Францией, или находилась в состоянии войны с Англией и Австрией, достаточно часто меняя свои политические интересы. Внешнеполитическая деятельность Павла I отличалась такой же непоследовательностью, как и внутренняя.

Ряд действий французского правительства заставил Павла обратить внимание на европейские дела. Его беспокойство вызывали приготовления Наполеона к египетскому походу, арест русского консула на Ионических островах, покровительство Франции польским эмигрантам, слухи о намерении французов напасть на северный берег Черного моря. Однако непосредственным поводом к началу войны с Францией явились события связанные с Мальтийским орденом. В 1797 г. император Павел I взял Мальту под свое покровительство. Этот факт проигнорировал Наполеон, и, отправляясь в Египетский поход, захватил остров. Магистр мальтийского ордена бежал. Оскорбленный Павел принял на себя звание гроссмейстера ордена. Это обстоятельство подстегнуло его к участию в новой (второй) антифранцузской коалиции, которая была образована в 1798 г. В нее, кроме России вошли Австрия, Османская империя, Англия и Неаполитанское королевство.

Военные действия развернулись как на суше, так и на море. Объединенный русско-османский флот под командованием Ф.Ф. Ушакова, пройдя через черноморские проливы, вошел в Адриатическое море и летом 1798 г. овладел Ионическими островами и крепостью Корфу. (В конце марта 1800 г. в г. Константинополе была подписана конвенция об образовании там Республики Семи Соединенных Островов под вассалитетом Османской империи, но с внутреннем самоуправлением и правом иметь собственный флот). В 1799 г., высаженный Ф.Ф. Ушаковым десант успешно вел военные действия против французской армии на Аппенинском полуострове, освободив от французов Неаполь и Рим.

Во время итальянского и швейцарского похода Суворова Наполеон находился в Египте, входившем в то время в состав Османской империи. В ходе этого похода французская армия одержала знаменитую победу в битве у пирамид 20 июля 1798 г. Однако вскоре английский флот под командованием адмирала Нельсона у Абукира уничтожил французскую эскадру, доставившую войска Наполеона в Египет. Таким образом, французская армия оказалась в ловушке – выход из Египта ей был отрезан. Когда в Египет дошли известия об успехах второй коалиции в Италии, Бонапарт решился на рискованный шаг: оставив на произвол судьбы армию, он на двух кораблях с группой верных генералов сумел прорваться сквозь кольцо английской блокады и 16 октября 1799 г. прибыл в Париж. 18 брюмера (9 ноября) 1799 г. он совершил государственный переворот, свергнув правительство Директории. Власть перешла в руки трех консулов. Главная роль в этом триумвирате принадлежала Наполеону, установившему личный авторитарный режим.

Успехи А.В. Суворова обнаружили подлинные цели Австрии — стремление овладеть освобожденной от французов территорией. В этих условиях пребывание российской армии было нежелательным для австрийцев. Суворову было приказано отправиться в Швейцарию для соединения с корпусом Римского-Корсакова с тем, чтобы перенести военные действия на территорию Франции. Суворов избрал самый короткий, но самый трудный путь через Сен-Готардский перевал.

Суворов начал свой поход 21 сентября, когда в Альпах уже началась настоящая зима. Совершать переход в зимних условиях казалось откровенным самоубийством, так как большинство перевалов превращаются в неприступные снежные крепости, горные тропы исчезают под толстым слоем снега, а бесконечные метели не позволяют ничего видеть дальше вытянутой руки.

Первым серьезным препятствием, кроме погодных условий, стала бригада французов под командованием Луазона, которая прикрывала переход через перевал Сен-Готард. Умело действуя тремя колоннами, русско-австрийские войска под командованием Суворова смогли оттеснить неприятеля и выйти к деревне Урзерн.

Уже 29 сентября войска Суворова спускаются в Мутенскую долину через перевал Кинцинг-Кульм. В это же время фельдмаршал получает донесение о поражении сил Римского-Корсакова и австрийского полководца Хотца от Андре Массены – будущего маршала Франции. В результате Массене удалось окружить русские силы в долине. Суворов прекрасно понимал, в каком положении находятся войска. Накануне этого боя он обратился к офицерам: «Мы окружены горами… окружены врагом сильным, возгордившимся победою… Со времени дела при Пруте, при Государе Императоре Петре Великом, русские войска никогда не были в таком гибелью грозящем положении… Нет, это уже не измена, а явное предательство… разумное, рассчитанное предательство нас, столько крови своей проливших за спасение Австрии. Помощи теперь ждать не от кого, одна надежда на Бога, другая — на величайшую храбрость и высочайшее самоотвержение войск, вами предводимых… Нам предстоят труды величайшие, небывалые в мире! Мы на краю пропасти! Но мы — русские! С нами Бог! Спасите, спасите честь и достояние России и ее Самодержца. Спасите сына его…»

Старший из офицеров Отто Дерфольден ответил фельдмаршалу: «Все перенесем и не посрамим русского оружия, а если и падем, то умрем со славою! Веди нас, куда хочешь, делай, что знаешь! Мы твои, отец, мы русские!»

Переход Суворова через Альпы стал беспрецедентным в истории. Никто ни до, ни после Суворова не совершал его в зимнее время. Русские войска доблестно выполнили свои союзнические обязательства перед австрийцами, чего нельзя сказать о последних.

Переход, вызвавший изумление всей Европы, был успешно завершен, однако, помощь запоздала и корпус Римского-Корсакова, действовавший в Швейцарии, был разбит французами при Цюрихе. Вступив в Швейцарию после труднейшего перехода, русские войска не были вовремя поддержаны австрийцами и попали в окружение в Мутенской долине. С большим трудом Суворову удалось, одержав несколько побед, уйти в южную Германию. Он с полным основанием приписывал неудачи кампании плохим распоряжениям австрийского военного совета, желавшего из Вены руководить всем театром военных действий. Император Павел I разделил это мнение Суворова и, обвиняя именно австрийцев в поражении отряда Римского-Корсакова, отозвал свои войска в Россию. Суворову был пожалован чин генералиссимуса и почетный титул князя Италийского.

Воспользовавшись отзывом российских войск, Бонапарт вновь отправился в Италию, 14 июня 1800 г. разбил австрийскую армию у д. Маренго, вынудив тем самым Австрию заключить в феврале 1801 г. мирный договор. Одновременно в Египте была разгромлена турецкая армия. После выхода из войны России и Австрии, Англия в марте 1802 г также вынуждена была подписать Амьенский мирный договор с Наполеоном. Вторая антифранцузская коалиция распалась окончательно.

Распаду второй коалиции способствовало изменение внешнеполитических приоритетов Павла I. Свержение правительства Директории означало явное стремление Бонапарта к восстановлению монархии. Он обратился к Павлу с лестным письмом и возвратил всех русских пленных. С другой стороны английские войска, отняв у французов Мальту, не спешили возвращать остров Мальтийскому ордену. Результатом всех этих событий был мир Павла с Наполеоном, и разрыв союза с Австрией и Англией. В 1800 году он заключил направленный против Австрии союз с Пруссией, а против Англии была образована целая коалиция, состоявшая из России, Дании, Швеции и Пруссии.

Особенно деятельные приготовления велись к военным действиям против Англии. Желая нанести ей чувствительный удар, Павел послал 40 полков донских казаков на завоевание Индии. Армия выступила в поход без точных карт, без определенного плана действий, без знания местности и, вероятно, была бы обречена на гибель в среднеазиатских пустынях, если бы смерть Павла не остановила это предприятие (в ночь переворота Александр отдал распоряжение вернуть казаков домой).

Статья написана по материалам сайтов: dic.academic.ru, histrf.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector