Поход на хазарский каганат

Правление Святослава. Святослав продолжил дело Игоря и Ольги по объединению восточнославянских земель. При нем в состав Руси вошло княжество вятичей — последних славян, плативших до этого дань хазарам.

Святослав продолжил укрепление системы управления. При Олеге и Игоре во главе крупнейших русских княжеств еще сидели местные князья. Ольга ввела своих управителей в местах сбора дани. Святослав же был первым, кто послал в наиболее важные русские земли в качестве наместников своих сыновей. Уходя на войну, старшего сына Ярополка он оставил в Киеве. Второго сына Олега отправил управлять древлянской землей, третьего — Владимира послал вместе с его дядей по матери воеводой Добрыней руководить Новгородом.

Продолжил Святослав и активную внешнюю политику. Но он вдохнул в нее такую силу и страсть, достиг таких поразительных результатов, что недаром заслужил имя Александра Македонского Восточной Европы.

В 964 г. Святослав направился в свой первый поход. Главной его целью было окончательное сокрушение Хазарии.

К этому времени Святослав был уже вполне сложившимся человеком и опытным предводителем дружины. Его отличали прямота, честность, скромность. Он делил все тяготы походной жизни с рядовыми воинами. В бою он шел впереди войска и вдохновлял его своим примером.

Разгром Хазарского Каганата

Прежде чем нанести удар по Хазарии, он обрушился на ее союзников — лесные поволжские племена буртасов и на Волжскую Булгарию — государство на Средней Волге. Армия булгар была разгромлена, их столица город Булгар — взята штурмом. Теперь Хазария оказалась в одиночестве.

Русская рать спустилась на ладьях вниз по Волге и подошла к границам Хазарского каганата. Сам каган с войском вышел навстречу руссам, но был разбит, а столица Хазарии город Итиль была захвачена и разгромлена Святославом. Огнем и мечом прошла русская рать по хазарской земле, оставив после себя пожарища и пепелища. С Волги князь двинулся в хазарские владения на Северном Кавказе и на Дону. По пути он разбил союзных Хазарии аланов (осетин)и касогов (черкесов). На берегу Дона войско Святослава взяло штурмом мощную крепость Саркел, которая как заноза стояла на юго-восточных границах Руси. Следы пожаров, разрушенные здания, разбитые крепостные стены, горы наконечников от стрел — таким предстал Саркел раскопавшим его археологам. Город был буквально стерт с лица земли.

После похода Святослава Хазария, по существу, прекратила сове существование как сильное государство.

Походы на Дунай. Теперь Святослав задумал начать наступление на крымские владения Византии. Это весьма обеспокоило правительство империи, и греки послали к Святославу своего представителя с просьбой оставить в покое Крым и направить удар своего войска против Дунайской Болгарии, с которой Византия находилась во вражде. В поддержку своей просьбе греки прислали Святославу большое количество золота. Золото русский князь взял, от натиска на Крым отказался, но это вовсе не означало, что он собирался защищать византийские интересы на Дунае. Русь давно уже сама вынашивала план овладения устьем Дуная — важным военным и торговым плацдармом.

В 967 г. князь Святослав привел на Дунай против Болгарии большую армию. Война закончилась очень быстро. Верный своей молниеносной манере ведения боевых действий, Святослав прорвался через сторожевые форпосты и в чистом поле разбил войско болгарского царя. Болгары были вынуждены заключить мир, по которому нижнее течение Дуная с сильной крепостью Переяславец отошло к Руси. Теперь все северное побережье Черного моря, за исключением Крыма, принадлежало Руси. Лишь в степях кочевали печенеги, с которыми у Руси были тогда мирные отношения.

Вот тут и выявились истинные планы Святослава. Он перенес в Переяславец свою резиденцию и, согласно летописи, заявил: «Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае — там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли — золото, паволоки (дорогие ткани), вина, различные плоды, из Чехии и Венгрии — серебро и кони, из Руси же — мех и воск, мед и рабы».

Но присутствие рядом сильного правителя не входило в расчеты Византии. Греки договорились с Болгарией о совместной борьбе против Руси. Одновременно они подкупили одну из печенежских орд, и та осадила Киев. Срочный гонец из Руси принес Святославу тревожную весть и отчаянную просьбу княгини Ольги прийти на помощь. Князь поспешил к Киеву и разбил печенегов.

Русско-византийская война. За то время, что Святослав находился в Киеве, болгары при поддержке Византии выбили из дунайских городов русские гарнизоны. И тогда Святослав принял решение о втором походе на Дунай. В 969 г. он повел за собой 60-тысячное войско. Русский князь договорился и о помощи со стороны Венгрии и дружественных печенегов. Часть болгар, противников Византии, также поддержала русского правителя. Святослав быстро вновь занял все подунайские земли. Свои гарнизоны он поставил и в болгарских городах. Когда же греки потребовали от русского князя уйти, то он запросил за это огромный выкуп.

В это время к власти в Византии пришел новый император Иоанн Цимисхий, армянин по национальности, человек маленького роста, но огромной физической силы и ловкости. До этого он проявил себя как талантливый полководец, одержавший ряд побед над арабами. Цимисхий собрал для борьбы со Святославом все силы империи. Он создал специальный отряд «бессмертных» — воинов, закованных в тяжелые латы, и сам возглавил его. Но в решающей битве в 970 г. Святослав разгромил полководцев Цимисхия. Однако византийцы подтянули новые силы и сумели остановить один из отрядов Святослава, рвущихся к Константинополю. И тогда обе стороны заключили мир, по которому греки согласились на присутствие Руси на Дунае и обязались, как и прежде, выплачивать ей дань. Однако Цимисхий готовился к продолжению войны.

В 971 г. войско Цимисхия обрушилось на болгарские города с небольшими русскими гарнизонами. Все они были захвачены. Вскоре Святослав и Цимисхий встретились в решающей битве. К этому времени венгры и печенеги покинули Святослава, русская армия поредела: много воинов было убито и ранено в предшествующих сражениях. Греки выиграли это сражение, Святослав отступил и заперся в крепости Доростол на Дунае. Несколько недель Цимисхий осаждал Доростол. Наконец Святослав собрал последние силы и вывел свою рать на последний и решающий бой. Натиск руссов был столь стремителен, что греки дрогнули и побежали, и тогда, сияя золочеными латами, Иоанн Цимисхий сам повел в бой своих «бессмертных». Они остановили руссов. Святослав был ранен, и его унесли в крепость.

Силы противников были истощены длительным противоборством, и они решили начать мирные переговоры. По мирному договору Святослав должен был покинуть берега Дуная, но все прежние его завоевания в Причерноморье и Поволжье оставались за ним. Цимисхий обещал беспрепятственно пропустить остатки русского войска на родину. А в это время к враждебным Руси печенегам мчались с золотом византийские послы: Цимисхий просил нанести удар по своему ненавистному врагу.

Поздней осенью 971 г. русская рать появилась в устье Днепра, но все пути к Киеву были перекрыты печенегами. Тогда Святослав зазимовал в здешних русских селениях. Руссы терпели голод и холод, а весной 972 г. снова попытались прорваться к Киеву. Но на днепровских порогах, где им приходилось перетаскивать ладьи волоком, для того чтобы миновать бурлящие водовороты, их ждала печенежская засада. Русское войско было окружено и уничтожено, а сам Святослав погиб в бою.

Походы Святослава из «Повести временных лет»

В лето 964. Когда князь Святослав вырос и возмужал, начал он воев собирать многих и храбрых; ходя легко, как барс, вел он многие войны. В походах не возил за собой обозов, ни котлов, не варил мяса, но, тонко нарезав конину ли, или зверину, или говядину, жарил ее на углях и ел. Не имел он [походного] шатра, но [спал] постелив подклад и [положив] седло в головах. Таковы были и другие его вой. [Перед началом похода] он посылал послов к странам, говоря: «Хочу итти на вас». И пошел на Оку-реку и на Волгу и, встретив вятичей, сказал вятичам: «Кому вы дань даете?» Они же сказали: «Хазарам по шлягу и от рала даем».

В лето 965. Пошел Святослав на хазар. Услышав об этом, хазары вышли [ему] навстречу с князем своим Каганом и сошлись биться. И в битве одолел Святослав хазар и взял город их Белую Вежу; [после этого он] Ясов победил и Касогов.

В лето 966. Вятичей победил Святослав и дань на них наложил.

В лето 967. Пошел Святослав на Дунай и на болгар, и бились те и другие, и одолел Святослав болгар, и взял 80 городов по Дунаю, и сел княжить там в Переяславце, дань взимая с греков.

В лето 971. . И собрали греки против Святослава 100 тысяч [воинов] и не дали дани. И пошел Святослав на греков, а те вышли против Руси. Увидев это, Русь убоялась большого множества воинов. И сказал Святослав: «Уже нам некуда деться, волей или неволей должны мы стать против, да не посрамим землю Русскую, но ляжем костьми здесь, мертвые ведь позора не знают, если же побежим, то примем позор и не спасемся; но станем крепко, я же пойду впереди вас, и если погибну, то сами помыслите о себе». И сказали вой: «Где твоя голова ляжет, тут и мы свои головы сложим». И построила полки Русь, и была великая битва, и одолел Святослав, и побежали греки. Заключив мир с греками, Святослав пошел в лодках к порогам, и сказал ему воевода отцовский Свенельд: «Пойди, княже, на конях стороною, ведь стоят печенеги в порогах». И не послушал его [Святослав], пошел в лодках. Услышав это, печенеги преградили путь через пороги, и пришел Святослав к порогам, и нельзя было пройти пороги, и остался он зимовать в Белобережье, и не было у них пищи, и был большой голод, так что голова конская стоила полгривны. И зимовал Святослав тут.

Хазарские походы

До середины X века русы, неоднократно проникавшие в район Закавказья, так и не смогли там закрепиться. У этих неудач было несколько причин. Первая из них — отдалённость захваченных в Прикаспии территорий. Вторая — заведомо враждебное отношение со стороны местного мусульманского населения. Третья — препятствие в виде Хазарского каганата, закрывавшего важный торговый путь по Дону и Волге. В 912 году хазары пропустили ладьи русов, но на обратном пути совместно с волжскими булгарами и буртасами [8] перебили большую их часть. Естественно, что, учитывая такое отношение к ним хазар, следующий свой поход, произошедший в 945 году, русы совершили уже в обход каганата и союзников его на Волге и Оке, то есть посуху через Северный Кавказ.

Таким образом, и встал вопрос о том, чтобы освободить земли восточных славян из-под власти хазар и закрепить над ними влияние Киева. Впервые подобную попытку предпринял Олег, в 885 году направивший посольство к расселившимся по берегам реки Сож радимичам, сказав им не давать больше дани хазарам, а давать ему по шелягу [9] с плуга или с сохи.

Византия же издавна имела влияние в Северном Причерноморье, и именно каганат использовался ею как проводник её политики. Хоть между ними и случались конфликты и столкновения, но в целом их политические интересы совпадали. Возможно, свидетельством именно этого является тот факт, что в 834 году греческие инженеры по просьбе правителей Хазарии построили на нижнем Дону крепость Саркел [10]. Вероятно, согласие византийского императора Феофила было обусловлено как раз тем, что греки уже тогда предвидели опасность возвышения Руси и благоразумно стремились упредить её экспансию. Но Русь всё же начала действовать первой.

«Повесть временных лет» рассказывает, что в 964 году «пошел Святослав на Оку-реку и на Волгу и встретил вятичей». Тогда он, скорее всего, ещё не подчинил себе этот племенной союз, а как следствие того, и не обложил данью, поскольку в то время его первостепенной задачей являлось как раз таки нанесение удара по Хазарии.

Святослав атаковал Хазарию в 965 году. Однако Георгий Владимирович Вернадский связывает этот поход с 963 годом, объясняя это тем, что после Святослав совершает поход на юг в район Кубани и вступает в Тмутаракань, а предшествующий договор между Святославом и крымскими народами предполагал его признание в Тмутаракани как русского кагана [11].

В «Истории» Льва Диакона Боспор Киммерийский, район современной Керчи, упоминается как «отечество» русов, которое принадлежало им уже при Игоре Рюриковиче. Учитывая этот факт и то обстоятельство, что после победы над Хазарией Святослав основал на полуострове Тамань княжество Тмутаракань, становится понятной главная цель похода против каганата: влияние Киева в районе Северного Причерноморья резко возросло, и земли Руси уже вплотную придвинулись к византийским владениям.

Согласно «Повести временных лет» лишь в 966 году, уже после разгрома враждебных Руси хазар, произошла победа над вятичами и началось взимание с них дани. Это доказывает то, что только тогда, когда дружественный тыл более не требовался, Святослав окончательно захватил власть над этим племенным союзом.

Слова Ибн Хаукаля о том, что войско русов разделилось на две группы, подтверждаются действиями русского войска на Балканах, поскольку во время русско-византийской войны одна его часть сражалась под началом Святослава, тогда как другая находилась под предводительством другого вождя. Позднее основная часть войска во главе со Святославом стояла на Дунае, а русы под руководством Свенельда находились возле болгарского царя Бориса в Преславе.

Владимир Алексеевич Мошин, напротив, полагал, что это были два разных похода. Он был против отождествления походов, описанных русской летописью и Ибн Хаукалем, и считал 358 год хиджры годом похода Святослава на Восток.

Точка зрения Бартольда, Якубовского, Артамонова и Минорского позднее была оспорена Анатолием Петровичем Новосельцевым и Татьяной Михайловной Калининой.

Разгром Хазарского каганата имел очень важное внешнеполитическое значение для Киевской Руси. С одной стороны, были разрушены крепости и города, что раньше запирали торговые пути, и теперь Русь получила возможность вести торговлю с Востоком; водные пути по Дону и Волге также наконец-то открылись. С другой стороны, сводилась на нет угроза военного нападения с востока. С третьей стороны, те племена, что раньше находились в зависимости от Хазарского каганата, теперь попали под влияние Киевской Руси или же оказались полностью присоединены к ней.

В своей внешней политике Святослав Игоревич следовал по стопам своих предшественников — князей Олега и Игоря — и стремился к усилению на Балканах, на восточных торговых путях и в Северном Причерноморье позиций Киевской Руси. Его стараниями был устранён мощный противник российского государства в Северном Причерноморье, а именно Хазарский каганат: договор с жителями забранных у Хазарии территорий ещё больше упрочил здесь позиции Руси.

Восточный поход Святослава

Разорил Волжскую Болгарию, Хазарский Каганат, Итиль разрушен, завоеваны ясы (предки осетин) и касоги. После краха хазарского каганата власть над степью переходит к печенегам.

«ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ» О ПОХОДЕ СВЯТОСЛАВЕ НА ХАЗАР

В год 6472 (964). [. ] И пошел [Святослав] на Оку реку и на Волгу, и набрел на вятичей, и спросил вятичей: «Кому дань даете?» Они же ответили: «Хазарам по щелягу с сохи даем».

В год 6473 (965). Пошел Святослав на хазар. Услышав же, хазары вышли навстречу во главе со своим князем каганом и сошлись биться, и в войне с ними одолел Святослав хазар и город их Белую Вежу взял. И победил ясов и касогов, и пришел в Киев.

В год 6474 (966). Вятичей победил Святослав и дань на них возложил.

УДАЛЬ И УВАЖЕНИЕ

Сильнее всего развился дух удальства и предприимчивости при Святославе, когда удача следовала за удачей. Удалые толпы ходили с ним на степи, победили хазар, которым их предки некогда платили дань. Это должно было сильно возвысить народное чувство, еще более прикреплять народы к Киеву и внушать к нему уважение; ибо из Киева исходили такие славные подвиги.

Начальные слова предания о Святославе показывают набор дружины, удальцов, которые, как обыкновенно тогда водилось, прослышав о храбром вожде, стекались к нему отовсюду за славою и добычею. Поэтому Святослав совершал свои подвиги с помощию одной своей дружины, а не соединенными силами всех подвластных Руси племен: и точно, при описании походов его летописец не вы числяет племен, принимавших в них участие. Святослав набирал воинов многих и храбрых, которые были во всем на него похожи: так можно сказать только об отборной дружине, а не о войске многочисленном, составленном из разных племен. Самый способ ведения войны показывает, что она велась с небольшою отборною дружиною, которая позволяла Святославу обходиться без обозу и делать быстрые переходы: он воевал, ходя легко, как барс, т. е. делал необыкновенно быстрые переходы, прыжками, так сказать, подобно названному зверю.

ВОЙНЫ СВЯТОСЛАВА И КРУШЕНИЕ ХАЗАРСКОГО КАГАНАТА

Святослав приобрел известность как князь-воин. Первые походы он предпринял против Хазарского каганата. К X в. хазары утратили власть над Поднепровьем, и их главным форпостом на западных границах стал город Саркел (Белая Вежа) в нижнем течении Дона. Каганат сохранил власть над землями вятичей в бассейне Оки и Волги. Спор из-за того, кому собирать дань с вятичей, стал причиной столкновения Киевской Руси с Хазарией.

Пока Хазария сохраняла мощь, силы норманнов были связаны. Разгром каганата высвободил эти силы, и они немедленно обрушились на Византию. Отдаленным последствием крушения Хазарского царства было усиление натиска кочевников, рвавшихся через низовья Волги в Восточную Европу.

Хазарская элита, как полагают, проводила своекорыстную политику, принесшую много несчастий соседним народам и самим хазарам, из-за чего Хазарский каганат превратился в химеру (Л. Н. Гумилев). Факты опровергают такую оценку. В течение нескольких веков каганат служил своего рода барьером, затруднявшим проникновение кочевых орд из Азии в Европу. Теснившие хазар орды обладали огромным численным перевесом, но Хазария противостояла им с помощью сравнительно небольшой армии и хорошо налаженной дипломатической службы. Хазары выдержали длительную войну с Арабским халифатом. Арабы одержали победу, но отвоевать Северный Кавказ у Хазарии они так и не смогли. Прекрасные мореходы — норманны были грозой для приморских городов. Но их флотилии не могли вести войну со степными кочевниками. Сравнительно легко пройдя через финские и славянские земли, они надолго задержались у границ Хазарии. Каганат избежал затяжной войны с русами, открыв перед ними путь в Каспийское море. Торговые экспедиции русов чередовались с военными набегами, отвечавшими целям хазарской дипломатии.

Скрынников Р.Г. Древнерусское государство

РЕЗУЛЬТАТЫ БЫЛИ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫ

Описание Хазарского похода Святослава в летописи с двух сторон обрамлено упоминанием вятичей, плативших ранее дань (проездную пошлину?) хазарам. Это в какой-то мере определяет маршрут похода, во время которого русские войска воевали в Волжской Болгарии, в земле буртасов и в Хазарии, где взяли Итиль и древнюю столицу каганата — Семендер на Каспийском море. Затем были покорены народы Северного Кавказа — ясы (осетины) и касоги (адыгские племена). Поход был закончен на Таманском полуострове, который с этого времени стал русской Тмутараканью…

Хазарский каганат

ИЗ ИНТЕРНЕТА
http://www.lechaim.ru/ARHIV/131/660.htm

660 ЛЕТ ВМЕСТЕ И 50 ЛЕТ ЛЖИ

«Как ныне сбирается Вещий Олег отмстить неразумным хазарам. » Обычно имен­но этими пушкинскими строками ограничивается все знакомство современных россиян с историей русско-хазарских взаимоотношений, насчитывающей пример­но 500 лет.

Почему так случилось? Для того, чтобы понять это, нам нужно прежде всего вспом­нить о том, каковы же были эти отношения.

Хазарский каганат был гигантским государством, занимавшим все Северное Причерноморье, большую часть Крыма Приазовье, Северный Кавказ Нижнее Поволжье и Прикаспийское Заволжье. В результате многочисленных военных сражений Хазария превратилась в одну из могущественнейших держав того времени. Во власти хазар оказались важнейшие торговые пути Восточной Европы: Великий Волжский путь, путь «из Варяг в греки», Великий шелковый путь из Азии в Европу. Хазарам удалось остановить арабское нашествие на Восточную Европу и несколько столетий сдерживать рвавшихся на запад кочевников. Огромная дань, собираемая с многочисленных покоренных народов, обеспечивала процветание и благополучие этого государства. Этнически Хазария представляла из себя конгломерат тюркских и финно-угорских народов, ведших полукочевой образ жизни. Зимой хазары проживали в городах, в теплое же время года кочевали и обрабатывали землю, а также устраивали регулярные набеги на соседей.

Во главе хазарского государства стоял каган, происходивший из династии Ашина. Власть его держалась на военной силе и на глубочайшем народном почитании. В глазах простых язычников-хазар каган был олицетворением Б-жественной силы. Он имел 25 жен из дочерей правителей и народов, подвластных хазарам, и еще 60 наложниц. Каган являлся неким залогом благополучия государства. В случае серьезной военной опасности хазары выводили перед противником своего кагана, один вид которого, как считалось, мог обратить врага в бегство.

Правда, при каком-либо несчастье – военном поражении, засухе, голоде – знать и народ могли потребовать смерти кагана, так как бедствие напрямую связывалось с ослаблением его духовной мощи. Постепенно власть кагана слабела, он все более становился «священным царем», чьи действия были скованы многочисленными табу.

Примерно в IX веке в Хазарии реальная власть переходит к правителю которого источники титулуют по-разному – бек, пех, царь. Вскоре появляются заместители и у царя – кундуркаган и джавшигар. Впрочем, некоторые исследователи настаивают на версии, что это – лишь титулы тех же кагана и царя.

Впервые хазары и славяне столкнулись во второй половине VII века. Это было встречное движение – хазары расширяли свои владения на запад преследуя отступавших протоболгар хана Аспаруха, а славяне колонизировали Подонье. В результате этого столкновения, довольно мирного, если судить по данным археологии, часть славянских племен начала платить хазарам дань. В числе данников были поляне, северяне, радимичи, вятичи и упоминаемое хазарами таинственное племя «с-л-виюн», которым, возможно, были славяне, жившие в Подонье. Точный размер дани нам неизвестен сохранились различные сведения по этому поводу (беличья шкурка «с дыма», «щеляг от рала»). Однако можно предположить, что дань была не особенно тяжелой и воспринималась как плата за безопасность, поскольку не зафиксированы попытки славян как-то избавиться от нее. Именно с этим периодом связаны первые хазарские находки в Поднепровье – в их числе раскопана и ставка одного из каганов.

Подобные же отношения сохраняются и после принятия хазарами иудаизма – по разным датировкам это происходило между 740 и 860 годами. В Киеве, бывшем тогда пограничным городом Хазарии, примерно в IX веке возникает еврейская община. Письмо о финансовых злоключениях одного из ее членов, некоего Яакова бар Ханукки, написанное в начале Х века – первый аутентичный документ сообщающий о существовании этого города. Наибольший интерес у исследователей вызвали две из почти десятка подписей под письмом – «Иуда, по прозвищу Северята» (вероятно от племени северян) и «Гостята, сын Кабара Когена». Если судить по ним, то среди членов еврейской общины Киева были люди со славянскими именами и прозвищами. Весьма вероятно, что это были даже славяне-прозелиты. В это же время Киев получает второе название – Самбатас. Происхождение этого названия таково. В Талмуде упоминается загадочная субботняя река Самбатион (или Саббатион), обладающая чудесными свойствами. Эта бурная, перекатывающая камни река совершенно непреодолима по будним дням, но с наступлением времени субботнего отдыха она затихает и стано вится спокойной. Евреи, живущие по одну сторону Самбатиона, не имеют возможности перейти реку, поскольку это было бы нарушением шабоса, и могут лишь переговариваться со своими соплеменниками по другую сторону реки, когда она затихает. Поскольку точное местоположение Самбатиона не указывалось, члены окраинной киевской общины отождествили себя с теми самыми благочестивыми евреями.

Первое же соприкосновение хазар и русов (под именем «русы» я понимаю многочисленных скандинавов, в основном шведов, устремившихся в тот период на поиски славы и добычи) приходится на начало IX века. Позднейший источник – «Житие Стефана Сурожского» – фиксирует поход «князя русов Бравлина» на крымское побережье. Поскольку путь «из варяг в греки» еще не функционировал, вероятнее всего Бравлин прошел по установившемуся тогда пути «из варяг в хазары» – через Ладогу, Белоозеро, Волгу и переволоку на Дон. Хазары, занятые в тот момент гражданской войной, вынуждены были пропустить русов. В дальнейшем русы и хазары начинают соперничать за контроль над трансевразийским торговым путем, проходившим через хазарскую столицу Итиль и Киев. В основном по нему курсировали еврейские купцы, которых называли «раданитами» («знающими пути»). Посольство русов, воспользовавшись тем, что в Хазарии полыхала гражданская война, уже около 838 года прибыло в Константинополь и предложило союз императору Византии Феофилу правившему в 829 – 842 годах. Однако византийцы предпочли сохранить союз с хазарами, построив для них крепость Саркел, контролировавшую путь по Дону и волго-донской волок.

Около 860 года из-под хазарского влияния выходит Киев, где обосновываются русско-варяжский князь Аскольд (Хаскульд) и его соправитель Дир. По сохранившимся в летописях глухим упоминаниям можно установить, что это обошлось Аскольду и Диру недешево – почти 15 лет хазары, используя наемные войска, состоявшие из печенегов и так называемых «черных болгар», живших на Кубани, пытались вернуть Киев. Но он оказался потерянным ими навсегда. Примерно в 882 году пришедший с севера князь Олег убивает Аскольда и Дира и захватывает Киев. Обосновавшись на новом месте, он немедленно начинает борьбу за подчинение бывших хазарских данников. Летописец бесстрастно фиксирует: в 884 году «иде Олег на северяне, а победи северяны, и возложи на нь дань легку, и не даст им козаром дани платити». В следующем, 885 году, Олег подчиняет Киеву радимичей, запрещая им платить дань хазарам: «. не дайте козаром, но мне дайте. И взаша Ольгови по щълягу якоже и козаро даяху». Хазары отвечают на это самой настоящей экономической блокадой. Клады арабских монет, в изобилии встречающиеся на территории бывшей Киевской Руси, свидетельствуют – примерно в середине 80-х годов IX века арабское серебро перестает поступать на Русь. Новые клады появляются лишь около 920 года. В ответ русы и подчиненные им славянские купцы вынуждены переориентироваться на Константинополь. После удачного похода Олега на Византию в 907 году заключается мир и договор о дружбе. Отныне караваны русских купцов ежегодно прибывают в столицу Византии. Рождается путь «из варяг в греки», становящийся основным для торговых отношений. Кроме того, расцветает лежащая при слиянии Волги и Камы Волжская Булгария, перехватывающая роль основного торгового посредника у Хазарии. Впрочем последняя все еще остается крупным торговым центром: в Итиль приезжают купцы из многих стран, в том числе и русы, живущие в одном квартале с остальными «сакалиба», – так именовали в Х веке славян и их соседей, например, тех же волжских булгар.

Может статься, именно в той битве нашел свою смерть и князь Олег. Одна из летописных версий о его смерти гласит: умер Олег «за морем» (о возможных причинах возникновения нескольких версий смерти этого государственного деятеля мы поговорим ниже). Долгое время этот эпизод был единственным, омрачавшим отношения Хазарии и Киевской Руси во главе с династией Рюриковичей. Но в конце концов гром грянул, и инициаторами его оказались византийцы, видимо решившие передать звание своего главного союзника в регионе кому-то другому. Император Роман Лакапин, узурпировавший престол, решил поднять свою популярность посредством гонений на евреев которых он распорядился силой принуждать креститься. Со своей стороны хазарский царь Иосиф, похоже, тоже провел акцию в отношении нелояльных, по его мнению, подданных. Тогда Роман уговорил некоего «царя Русов» Х-л-гу напасть на хазарский город Самкерц, более известный как Тмутаракань. (Это – к вопросу о походе на хазар Вещего Олега.) Месть хазар была воистину страшной. Хазарский полководец Песах, носивший титул, который разные исследователи читают как Булшци или «баликчи», во главе большой армии сначала разорил византийские владения в Крыму, дойдя до Херсона, а затем направился против Х-л-гу. Он принудил последнего не только выдать награбленное, но и отправиться походом на . Романа Лакапина.

Поход этот, состоявшийся в 941 году и более известный как поход Игоря Рюриковича, окончился полным провалом: ладьи русов встретили суда, метавшие так называемый «греческий огонь» – тогдашнее чудо-оружие, и потопили многих из них. Высаженный же на берег десант, разоривший прибрежные провинции Византии, был уничтожен императорскими войсками. Впрочем, второй поход Игоря, состоявшийся примерно в 943 году, окончился более удачно – греки, не доводя дело до столкновения, откупились богатыми дарами.

В те же годы большая армия русов вновь появилась на Каспийском море и захватила город Бердаа. Однако восстание местного населения и эпидемии привели к провалу этого похода.

. Казалось бы, с момента похода Х-л-гу оказываются окончательно испорченными отношения русов и Хазарии. Следующее известие о них относится примерно к 960 – 961 годам. Хазарский царь Иосиф в письме к придворному еврею кордовского халифа Абд-арРахмана III Хасдаю ибн Шапруту категорически утверждает, что воюет с русами и не пускает их проходить через территорию своей страны. «Если бы я оставил их в покое на один час они бы завоевали всю страну исмаильтян, вплоть до Багдада», – подчеркивает он. Однако этому утверждению противоречат как сведения, сообщаемые самим Хасдаем, – его письмо Иосифу и ответ последнего проследовали через территорию Руси, – так и многочисленные упоминания авторов обной русской колонии в Итиле. Обе державы, вероятно, сохраняют взаимный нейтралитет и примериваются к будущей схватке.

Она оказывается связанной с именем князя Святослава Киевского. Большинство исследователей сходятся в том, что основной причиной похода на Хазарию стало стремление киевского князя ликвидировать весьма обременительное хазарское посредничество в восточной торговле русов, существенно снижавшее доходы купцов и тесно связанной с ними феодальной верхушки Киевской Руси. Так, «Повесть временных лет» фиксирует под 964 годом: «И иде [Святослав] на Оку реку и на Волгу и налезе вятичи и рече вятичемъ: “Кому дань даете ?” Они же реша: “Козарамъ по щълягу от рала даемъ”». В записи под 965 годом отмечено: «Иде Святославъ на козары, слышавше же козары изи доша противу с княземъ своимъ Каганомъ и съступишася биится и бывше бране, одоле Святославъ козаремъ и градъ ихъ Белу Вежу взя. И ясы победи и касогъ». Записсь за 966 год: «Вятичи победи Святославъ и дань на нихъ възложи». Комбинируя летописные упоминания, сведения византийских и арабских авторов и археологические данные, можно представить себе следующую картину. Войско русов, пришедшее из Киева, или, возможно, из Новгорода, перезимовало в земле вятичей. В 965 году русы, построив ладьи, двинулись вниз по Дону и где-то у Саркела (летописной Белой Вежи) разгромили хазарскую армию. Заняв Саркел и продолжив поход вниз по Дону, Святослав подчинил донских алан, известных под именем асов-ясов. Выйдя в Азовское море, русы пересекли его и овладели городами на обоих берегах Керченского пролива, подчинив местное адыгское население или заключив с ним союз. Таким образом, под контроль киевского князя перешел важный отрезок пути «из славян в хазары» а обременительные пошлины были наверное, снижены хазарами после поражения.

В 966 году Святослав воротился в Киев и более уже никогда не возвращался в Подонье, переключив свое внимание на Болгарию. Возвращаясь оттуда, он и погиб в 972 году. Таким образом, у Хазарского каганата появился шанс не только выжить, но и вернуть былую мощь.

Но к сожалению, беда никогда не приходит одна. В том же 965 году на Хазарию с востока нападают гузы. Правитель Хорезма, к которому хазары обратились за помощью, потребовал в качестве платы обращение в ислам. Видимо, положение хазар было настолько отчаянным, что все они, кроме кагана, согласились переменить веру в обмен на помощь. А после того как хорезмийцы отогнали «турок», ислам принял и сам каган.

Окончательно могущество Хазарии было повержено в результате похода большой армии норманнов, около 969 года разорившей земли волжских булгар, буртасов и хазар. Поскольку местное население да и арабские географы не очень различали русов и викингов то в восточной историографии участников этого похода обозначали как «русийи».

Выдающийся арабский географ и путешественник Ибн Хаукал в своем произведении «Книга облика Земли» так описывал результаты этого похода: «В Хазарской стороне есть город, называемый Самандар. Я спрашивал об этом городе в Джурджане в год (3)58 (968 – 969 годы. – Прим. авт.). и сказал тот, кого я расспрашивал: “Там виноградники или сад такой, что был милостыней для бедных, а если осталось там что-нибудь, то только лист на стебле. Пришли на него русийи, и не осталось в нем ни винограда, ни изюма. А населяли этот город мусульмане, представители других религий и идолопоклонники, и ушли они, а вследствие достоинства их земли и хорошего их дохода не пройдет и трех лет, и станет, как было. И были в Самандаре мечети церкви и синагоги, и свершили свой набег эти [русы] на всех, кто был на берегу Итиля, из числа хазар, булгар, буртасов, и захватили их, и искал убежища народ Итиля на острове Баб-ал-Абваб (совр. Дербент) и укрепился на нем, а часть их – на острове Сийях-Кух (совр. Мангышлак), живущие в страхе (вариант: И пришли русийи на все это, и погубили все, что было творением Аллаха на реке Итиль из хазар, булгар и буртасов и овладели ими). Булгар. город небольшой. и опустошили его русы, и пришли в Хазаран, Самандар и Итиль в году 358 и отправились тотчас же к стране Рум и Андалус”».

Восточный поход князя Святослава и связанные с ним события подвели черту под многолетним соперничеством Киевской Руси и Хазарского каганата за гегемонию в Восточной Европе. Этот поход привел к установлению нового баланса сил в Поволжье, Подонье, на Северном Кавказе и в Крыму. Результаты походов 965 – 969 годов были следующие. Хазарский каганат не прекратил свое существование, однако ослабел и утратил большую часть зависимых территорий. Власть кагана распространялась, по всей видимости только на собственный домен и, может быть, на часть прибрежного Дагестана куда вернулись беглецы из Дербента и Мангышлака.

Очень скоро хорезмийцы в лице эмира Ургенча ал-Мамуна решили, что обращение хазар к исламу – недостаточная плата за оказанную помощь, и оккупировали земли каганата. Вероятно, именно с этого времени в Ургенче появляется группа хазар-христиан и евреев, чье наличие зафиксировали путешественники XII – XIV веков. Потомками этих хазар могло быть существовавшее до недавнего времени в Хорезме племя Адаклы-хызыр (или Хызыр-эли). Данными о принадлежности Тмутаракани в 70 – 80-е годы мы не располагаем. Наиболее распространена точка зрения, что город перешел в руки касогов. Возможно также его подчинение Византии. Впрочем, нельзя еще полностью исключать и существования в городе хазарского княжества, о чем свидетельствует колофон из коллекции известного караимского историка и собирателя рукописей А. Фирковича, считающийся фальшивкой.

Что касается Саркела и Подонья вообще, то эти земли могли как оставаться под контролем русов, так и отойти обратно к хазарам. Еще один вариант – существование там асскоболгарского княжества.

В 986 году киевский князь Владимир, совершивший незадолго до того поход на волжских булгар, двинулся вниз по Волге. По свидетельству автора XI века Иакова Мниха, написавшего «Память и похвалу святому князю Владимиру», Владимир «на Козары шед, победи я и дань на ны взложи». Союзниками киевского князя в этом предприятии, видимо, были гузы, помогшие ему в походе на волжских болгар. Может быть, тогда и произошла встреча Владимира с «жидами хазарскими», попытавшимися обратить князя в иудаизм.

Вероятнее всего, именно этот поход и привел к исчезновению Хазарского каганата. После этого мы уже ничего не слышим о хазарском государстве с центром в Итиле. Однако это не принесло Киевской Руси особой пользы. Место хазар заняли печенеги и половцы, заставившие восточных славян оставить ранее обжитые земли в низовьях Днепра, на Среднем и нижнем Дону.

Впрочем, русам пришлось принять участие еще в одном походе против хазар. Согласно византийским историкам Скилице и Кедрину в январе 1016 года император Василий II послал в Хазарию (как именовали тогда Крым) флот под командованием Монга. Целью экспедиции было подавление восстания правителя крымских владений Византии (возможно, автономного или полуавтономного, так как Скилица называет его «архонт») Георгия Цулы. Найденные в Крыму печати Цулы именуют его стратигом Херсона и стратигом Боспора. Справиться с непокорным стратигом Монг смог лишь с помощью «брата» Владимира Святославича, некоего Сфенга. Вероятно Сфенг был воспитателем – «дядькой» Мстислава Тмутараканского, а византийцы перепутали его должность с родственной связью. Цула был пленен в первом же столкновении. Было ли это восстанием мятежного стратига или попыткой хазар образовать собственное государство – точно установить нельзя. Вероятно, именно с этих времен идет упоминание Хазарии в составе византийского императорского титула, зафиксированное в указе василевса Мануила I Комнина от 1166 года.

ХАЗАРЫ И РУСЬ ПОСЛЕ ХАЗАРИИ

После падения хазарского каганата в исторических сочинениях говорится о нескольких группах хазар. С Русью была связана лишь одна из них – хазары жившие в Тмутаракани.

После похода Владимира на хазар или после взятия Корсуня в 988 году Тмутаракань и Подонье переходят в руки киевского князя, который немедленно сажает там князем одного из своих сыновей. Согласно традиционной версии это был Мстислав. В 1022 году (или по другой датировке – в 1017-м) Мстислав совершает поход на касогов, которых возглавлял тогда князь Редедя (Ридадэ). «Зарезав» Редедю «пред полками касожскими», Мстислав присоединил его земли к своим и почувствовал себя настолько сильным, что в 1023 году явился с хазарско-касожской дружиной на Русь – требовать своей доли наследства Владимира. После кровавого столкновения при Листвене в 1024 году когда победу Мстиславу принес именно натиск его дружины, тмутараканский князь добился раздела Руси на две части по Днепру. После смерти Мстислава в 1036 году из-за отсутствия у него наследников (единственный сын Евстафий умер в 1032 году) все его земли отошли к брату. После смерти Ярослава Мудрого в 1054 году Тмутаракань и донские земли вошли в состав Черниговского княжества Святослава Ярославича. Но в 1064 году в Тмутаракани появился племянник Святослава Ростислав Владимирович. Он изгнал своего двоюродного брата Глеба, выдержал борьбу с дядей, пытавшимся согнать племянника с престола, и повел активную борьбу за расширение собственных владений.

Согласно летописной записи от 1066 года Ростислав «емля дань с касогов и иных стран». Одну из этих «стран» называет Татищев. По его данным, это были ясы, по всей вероятности донские. Сохранилась печать князя, гордо именующая его «архонт Матрахи, Зихии и всей Хазарии». Последний титул заключал в себе претензию на владычество над крымскими владениями Византии, которые до падения каганата возможно, подчинялись тмутараканскому тархану. Это не могло не вызвать тревоги у греков и, видимо, послужило причиной отравления Ростислава херсонским катепаном, прибывшим к нему на переговоры, в том же 1066 году.

После смерти Ростислава Тмутаракань последовательно находилась в руках Глеба (до 1071 года) и Романа Святославичей. К последнему в 1077 году бежал его брат Олег, и Тмутаракань втянулась в межкняжескую междоусобицу. В 1078 – 1079 годах город становился базой для неудачных походов братьев Святославичей на Чернигов. Во время второго похода подкупленные половцы убили Романа, а Олегу пришлось бежать в Тмутаракань.

По возвращении Олега в Тмутаракань хазары (которым, видимо, надоели постоянные войны, гибельно отражавшиеся на городской торговле, и они вероятно организовали убийство Романа) схватили князя и выслали в Константинополь. Олег провел в Византии четыре года, два из которых – в ссылке на острове Родос. В 1083 году он вернулся и, по выражению летописи, «иссече хазар». Но «иссечены» они были далеко не все. Так, например арабский географ Ал-Идриси упоминает даже о городе и стране хазар, проживавших рядом с Тмутараканью. Возможно, он имел в виду Белую Вежу подчинявшуюся Тмутаракани: после оставления города русскими в 1117 году там могло сохраняться хазарское население. Но, возможно, речь шла о территории к востоку от Тмутаракани. Подтверждением этому может служить глухое упоминание Вениамина Тудельского о существовании в Алании еврейской общины, подчинявшейся эксиларху в Багдаде. Вероятно, хазарское население продолжало сохраняться в Тмутаракани вплоть до ее завоевания монголами, а возможно – и позднее до окончательной ассимиляции. Сам город в 1094 году (или по другой версии в 1115 году) перешел под власть Византии и оставался в этом статусе по крайней мере до начала XIII века.

Кроме того, когда в 1229 году монголы подчинили Саксин, возникший в XII веке на месте Итиля, остатки саксинского населения бежали в Волжскую Булгарию и на Русь.

Да и в Киеве продолжала существовать еврейская община, жившая в своем квартале. Известно, что одни из киевских ворот именовались до XIII века «Жидовскими». Вероятно, основным языком общения у киевских евреев среди которых была велика доля прозелитов, был древнерусский. По крайней мере, первый игумен печерского монастыря Феодосий (умер в 1074 году) мог свободно спорить с ними, не прибегая к услугам переводчика. В XII веке известно о существовании еврейской общины в Чернигове.

Читая название этой главы, может быть, читатель улыбнется и спросит: какое же наследство я имею в виду? Однако при анализе источников можно установить, что русы, особенно на раннем этапе своей истории, довольно много заимствовали у хазар – главным образом в административной сфере. Правитель русов, пославший посольство в Византию в 838 году, уже именует себя каганом, как и правитель хазар. В Скандинавии же с тех пор появляется имя Хакон. В дальнейшем восточные географы и западноевропейские анналисты не раз упомянут кагана русов в качестве их верховного правителя. Но окончательно этот титул утвердится только после падения Хазарии. Вероятно, он сохранялся за князьями до тех пор, пока под их властью оставались какие-либо области коренной территории каганата.

Митрополит Илларион в «Слове о законе и благодати» говорит о Владимире и Ярославе как о каганах. На стене Софийского собора в Киеве сохранилось граффити: «Спаси Господи кагана нашего С. ». Здесь, по всей вероятности, имеется в виду средний сын Ярослава – Святослав, княживший в Чернигове в 1054 – 1073 годы и державший в подчинении Тмутаракань. Последним русским князем, по отношению к которому употреблялся титул кагана, был сын Святослава – Олег Святославич, княживший в Тмутаракани в конце XI века. Но русы не ограничились лишь титулами.

Историки давно обратили внимание, что летописец, рассказывая о событиях IX-X веков, почти всегда говорит о двух правителях, одновременно правивших на Руси: Аскольд и Дир Игорь и Олег, а после смерти Олега – Свенельд, сохранявший свои функции при сыне Игоря Святославе и внуке Ярополке, Владимир и его дядя Добрыня. Причем один из них всегда упоминается как военачальник, чья должность не является наследственной, а второй передает свое звание правителя по наследству. Это было очень похоже на систему соправления, сложившуюся в Хазарии. Предположения о существовании подобной системы подтвердились, когда в 1923 году была обнаружена полная рукопись «Книги Ахмеда ибн Фадлана» – секретаря посольства багдадского халифа к правителю волжских булгар, в которой он описывал нравы народов Восточной Европы. Там четко указано на существование у русов двух правителей – священного царя, чья жизнь была скована множеством запретов, и его заместителя, который и ведал всеми делами.

Это может многое прояснить. Например, существование нескольких версий смерти Вещего Олега можно объяснить тем, что этих самых Олегов а точнее Хельгу (если это вообще было имя, а не титул), было несколько. Затем для летописца они просто слились в один образ. Поскольку традиция подобного соправительства еще не успела прочно утвердиться, то она сравнительно быстро исчезает под натиском энергичного Владимира Святославича уступив место традиционному разделу государства на несколько уделов между правителями.

Вероятно, русы заимствовали также и налоговую систему хазар. По крайней мере, летописи прямо говорят о том, что бывшие хазарские данники платили киевскому князю такие же подати, какие раньше – хазарскому кагану. Впрочем, учитывая претензии правителей русов на каганский титул можно сказать, что для славян все не особенно менялось – система оставалась та же.

Большое влияние на древнерусскую культуру оказали реалии иудаизма, ставшие известными не в последнюю очередь благодаря киевской общине евреев. Известно, что какое-то время Киев и его окрестности рассматривались как новая Святая земля. Об этом свидетельствует сохранившаяся в народной памяти топонимика: Сионские горы, река Иордан – так именовалась протекавшая невдалеке от Киева Почайна, многие легендарные свойства которой сближали ее с Самбатионом. Причем, речь шла именно об Эрец-Исроэл, поскольку здесь ни гора Голгофа, как и ничто другое из христианской топонимики, не упоминались. Кроме того, несмотря на то что попытка «жидов хазарских» обратить Владимира в иудаизм потерпела неудачу, Киевская Русь проявляла большой интерес к древнееврейской литературе многие памятники которой были переведены на церковнославянский или русский язык.

ОТ ПРАВДЫ КО ЛЖИ

Дореволюционные русские профессиональные историки и археологи – Д.Я. Самоквасов, М.К. Любавский М.Д. Приселков, С.Ф. Платонов – с уважением относились к Хазарии и ее роли в формировании древнейшего русского государства. К их чести следует отметить, что ни еврейские погромы, ни антиеврейская пропаганда в конце XIX – начале XX веков не омрачили для них образ Хазарин.

Аналогичное отношение господствовало и в довоенной советской историографии. Общий тон работам по хазарской проблеме задал М.Н. Покровский, который написал первый советский учебник по русской истории. В противовес русским шовинистам он писал, что первые большие государства на Русской равнине были созданы вовсе не славянами, а хазарами и варягами.

В этом направлении развивали свои теории и некоторые украинские историки – Д.И. Дорошенко, академик Д.И. Багалей, эмигрант В. Щербаковский. Они подчеркивали, что защищенные хазарами от набегов степных кочевников восточные славяне смогли заселить южные степи вплоть до Черного моря, тогда как ослабление Хазарского государства заставило их покинуть эту территорию.

Украинский историк В.А. Пархоменко добавлял, что племена славянского юго-востока добровольно подчинились хазарам и под их эгидой начали строить свою государственность. Пархоменко предполагал даже, что пришедшие в Среднее Поднепровье с юговостока поляне принесли с собой не только элементы хазарского государственного устройства (к примеру, титул «каган»), но и иудейскую религию, чем и объясняется известный накал христанско-иудейского спора в первые столетия Киевской Руси. Пархоменко усматривал в поведении князя Святослава повадки воина, воспитанного в хазарской степи.

В 1920-е годы к хазарской проблематике не раз обращался известный историк Ю.В. Готье. Он выделял хазар из других степных кочевников и отмечал, что «историческая роль хазар не столько завоевательная, сколько объединяющая и умиротворяющая». Именно благодаря мягкой политике и религиозной терпимости, – полагал Готье, – хазары смогли веками сохранять мир в своих владениях. Он считал, что наложенная на славян хазарами дань не была обременительной.

Следующий этап изучения хазар связан с именем М.И. Артамонова (1898 – 1972), выдающегося археолога много сделавшего для изучения раннесредневековых памятников юга Восточной Европы.

В своем первоначальном подходе к хазарской тематике Артамонов полностью следовал советской концепции 1920-х годов. Ему было ясно, что недостаточная разработанность многих вопросов хазарской истории и культуры была следствием шовинизма дореволюционной историографии, которая «не могла примириться с политическим и культурным преобладанием Хазарии бывшей почти равной по силе Византии и Арабскому халифату, тогда как Русь только еще выходила на историческую арену и то в виде вассала Византийской империи». Артамонов сожалел о том, что и среди советских ученых распространено пренебрежительное отношение к Хазарии. В действительности, – писал он, – в недрах огромного Хазарского государства шло формирование целого ряда народов, ибо Хазария послужила «важнейшим условием образования Киевской Руси».

В 1940-е годы сходные позиции отстаивал историк В.В. Мавродин, отваживавшийся трактовать VII – VIII века как «период хазарского каганата» в истории русского народа. Он предполагал, что гипотетическая докириллическая древнерусская письменность могла сложиться под влиянием хазарских рун. Этот ученый позволял себе называть Киевскую Русь «прямой наследницей державы кагана».

Конец рассмотренной традиции положила сталинистская кампания «борьбы с космополитизмом», начатая в 1948 году. Одним из обвинений, выдвинутых против «космополитов», было «принижение роли русского народа в мировой истории». Эта кампания задела и археологов среди которых был и М.И. Артамонов.

В конце декабря 1951 года в партийном органе – газете «Правда» появилась заметка автор которой набрасывался на историков, осмелившихся ставить образование древнерусского государства в связь с хазарским влиянием, преуменьшая творческий потенциал русского народа. Основной удар наносился по Артамонову. Автор заметки пытался представить хазар дикими ордами разбойников, которые захватили земли восточных славян и других народов и обложили их коренных обитателей «грабительской данью». Автор не сомневался в том что хазары не могли играть никакой положительной роли в истории восточных славян. По его мнению, хазары якобы не только не способствовали формированию у русских государства, но и всячески тормозили этот процесс, изматывая Русь опустошительными набегами. И он настаивал на том, будто бы лишь с большим трудом Русь вырвалась из тисков этого страшного ига.

На чьи же взгляды опирался автор заметки в газете «Правда»? Еще накануне первой мировой войны некоторые историки-любители, русские шовинисты и антисемиты – А. Нечволодов, П. Ковалевский, А. Селянинов – попытались ввести «хазарский эпизод» в антисемитский дискурс: придать Хазарии облик степного хищника, зараженного ужасной бациллой иудаизма и стремящегося поработить славян. Небольшая заметка в «Правде», написанная никому не известным автором, перекликалась именно с этими антисемитскими писаниями. И именно эта оценка отныне на десятилетия определила отношение советской науки к хазарской проблеме. В частности, хазары рассматривались как всецело «пришлый народ, чуждый культуре исконного населения Восточной Европы».

Если бы в древности хазары не приняли иудаизма (часть народа или только знать, или знать и часть народа – не это главное!), то как бы вспоминали о них? Думается, что – по крайней мере, в русской науке и литературе – не чаще, чем, скажем, о берендеях, а споров вокруг хазар и их роли в истории Руси было бы не больше чем о печенегах!

Но было так, как было, – хотя никто не может сказать в точности: КАК было. И спор о хазарах, их завоеваниях и роли приобрел совсем не историкоархеологический характер. Основным глашатаем этой линии стал академик Б.А.Рыбаков (1907 – 2001). Вот, например, что он писал в сборнике «Тайны веков», вышедшем в 1980 году.

«Международное значение Хазарского каганата нередко чрезмерно преувеличивалось. Небольшое полукочевническое государство не могло даже и думать о соперничестве с Византией или Халифатом. Производительные силы Хазарии находились на слишком низком уровне для того, чтобы обеспечить нормальное развитие ее.

В древней книге мы читаем: “Страна хазар не производит ничего, что бы вывозилось на юг, кроме рыбьего клея. Хазары не выделывают материй. Государственные доходы Хазарии состоят из пошлин, платимых путешественниками, из десятины, взимаемой с товаров по всем дорогам, ведущим к столице. Царь хазар не имеет судов, и его люди непривычны к ним”.

В качестве статей собственно хазарского экспорта автор указывает только быков, баранов и пленников.

Отсутствие археологических следов хазарских городов делает очень неубедительными рассуждения о городском строе у хазар, а паразитарный характер государства, жившего по преимуществу за счет транзитной торговли, лишает нас возможности присоединиться к выводам о развитом феодальном строе каганата.

Размеры каганата очень скромны. Хазария представляла собой почти правильный четырехугольник, вытянутый с юго-востока на северо-запад стороны которого составляли: Итиль – Волга от Волгограда до устья Хазарского (Каспийского) моря, от устья Волги до устья Кумы, Кумо-Манычская впадина и Дон от Саркела до Переволоки.

Хазария была. небольшим ханством кочевников хазар долгое время существовавшим лишь благодаря тому, что превратилась в огромную таможенную заставу, запиравшую пути по Северному Донцу, Дону, Керченскому проливу и Волге. »

Есть основания думать, что именно Б.А. Рыбаков и инспирировал публикацию той самой заметки в газете «Правда» в 1951 году.

После обрушившейся на Артамонова критики этот ученый вынужден был пересмотреть свои позиции. В новой концепции, выдвинутой Артамоновым в 1962 году, ему пришлось коснуться проблемы иудаизма и евреев в Хазарии. Принятие иудаизма, считал он, внесло раскол в хазарскую среду, ибо иудаизм был национальной религией и не признавал прозелитизма. Историк пытался доказать, что фигура всемогущего бека возникла лишь к началу IX века когда потомки дагестанского князяиудея полностью отстранили кагана от реальной власти. Артамонов изображал это как «захват иудеем Обадией государственной власти и обращение правительства Хазарии в иудейство». Речь шла о полной смене государственного устройства: «Хазария стала монархией, покорной царю, чуждому народу по культуре и религии». Автор не сомневался в том, что христиане и мусульмане Хазарии влачили жалкое существование «в качестве вечных налогоплательщиков и запуганных слуг своих жестоких господ». Они, разумеется, сочувствовали восставшим и не поддерживали правительство, состоявшее из иудеев. Поэтому власти вынуждены были обрушить волну репрессий на обе эти конфессии. Однако иудаизм так и не стал государственной религией. Вот почему, – сделал вывод Артамонов, – «прославленная веротерпимость хазар была вынужденной добродетелью, подчинением силе вещей справиться с которой Хазарское государство было не в состоянии».

Наличие Хазарии стало тормозом для русов, стремившихся взять восточную торговлю в свои руки. Это и явилось причиной похода князя Святослава, который Артамонов рассматривал не как очередную разбойничью акцию а как шаг, направленный на овладение всеми хазарскими территориями с целью установления контроля над торговыми путями, чтобы покончить с «паразитическим существованием» хазар.

Итак, Артамонов четко разделил историю Хазарии на два периода. В первый из них ее роль оценена им как безусловно прогрессивная: арабы были отброшены от границ Европы а местные народы – в частности славяне – надолго получили мирную передышку и смогли свободно развиваться. Второй период, связанный с принятием иудаизма, рисовался Артамонову в более мрачных тонах: власть потеряла связь с народом на смену земледелию и скотоводству пришла посредническая торговля, которая позволяла знати вести паразитическое существование. Отныне, по мнению этого ученого, роль Хазарии стала резко отрицательной. Хазарский народ стал распадаться, а его меньшинство сконцентрированное в Итиле, «превратилось в паразитический класс с иудейской окраской».

Впрочем, в 1980-е годы теория Рыбакова оказалось отброшенной в сторону массивом археологических данных, неопровержимо свидетельствующих о том, что Хазария была одной из мировых держав раннего средневековья. Однако сохранялись и постулаты о том, что иудаизм внес раскол в хазарское общество, что его принятие привело хазарских правителей к отказу от традиционной веротерпимости, что развитие транзитной торговли превратило Хазарию в «паразитирующее государство» и привело к упадку ремесел и искусства.

Вот эти-то два положения и стали ядром антисемитской концепции, которую взяли на вооружение русские национал-патриоты, и она расцвела в околонаучной литературе в 1980 – 1990-е годы. В писаниях многочисленных «патриотов» Хазария изображалась и изображается как страна, основной целью которой было порабощение славян, в том числе и духовное, и навязывающая миру господство евреев. Вот как оценивает, например, хазарскую политику в отношении славян анонимный автор, опубликовавший свой исторический опус в газете русского национального единства (РНЕ) «Русский порядок».

«Жестокая, беспощадная политика продолжала осуществляться хазарами в отношении славян, земли которых стали для поработителей неисчерпаемым источником “живого товара”. Основной целью славянской политики Хазарского каганата было максимальное ослабление русских территорий и уничтожение Киевского княжества. Это превратило бы евреев в финансовых господ всего евроазиатского пространства».

Появился даже написанный неким А.Байгушевым роман о хазарах, в котором в одну кучу были свалены евреи масоны, манихеи и несчастный хазарский народ, притесняемый «ишой» Иосифом. Байгушев, как оказалось предпочел неверное чтение одного из титулов хазарского царя, приведенное в книге арабского географа Ибн Русте: в подлиннике было «шад» – «принц». Тем более это странно, ибо в точности неизвестно, кем же был сам Иосиф – царем или каганом?

Кроме того, из сочинения в сочинение кочуют утверждения, будто бы иудаизм был воспринят лишь верхушкой хазар, сделавших его религией для избранных, а рядовые хазары находились в наиболее приниженном положении и потому чуть ли не с радостью встретили войска Святослава.

Наиболее полно эта концепция получила свое развитие в трудах скончавшегося в 1992 году Л.Н. Гумилева оказавших значительное влияние на состояние умов современных российских антисемитов. Талантливый человек, с обширными познаниями в нескольких областях, Лев Николаевич при написании своих исторических трудов практиковал вещь, абсолютно недопустимую для историка, но возможную для любителя: там, где обрывалось изложение источников, он. «домысливал» историю, исходя из своих собственных версий. Яркий пример этого псевдонаучного подхода – одна из глав его труда «Древняя Русь и Великая степь» даже названа чуть ли не демонстративно: «В летописях есть не все». Впервые Гумилев соприкоснулся с хазарской историей в 1962 году, когда редактировал труд Артамонова. Вероятно, именно Гумилеву мы и обязаны разбросанными по всей книге его коллеги обличениями иудаистов-эксплуататоров, фразами о тлетворной роли иудаизма и паразитического характера хазарского государства.

Его теория заключалась в следующем. Первоначально хазары мирно соседствовали со славянами, взимая с них небольшую дань за защиту. Все изменилось, когда в стране появились «евреи-талмудисты», считавшие себя избранным народом и презиравшие всех остальных (кстати, Гумилев особо подчеркивал участие евреев в захвате рабов-славян). После того как власть в результате государственного переворота около 800 года захватил еврейский ставленник Обадия, отношения со славянами и русами испортились, поскольку иудейская верхушка Хазарии стремилась к их закабалению. (Заметим: из существующих источников сделать однозначный вывод, принадлежал ли Обадия к династии Ашина или нет, – не представляется возможным несмотря на безапелляционные заявления Л.Н. Гумилева.) А кроме того, он пытается доказать, что в Хазарии образовалась этническая химера, стремящаяся к мировому господству. Под химерой Гумилев как сторонник теории «чистоты крови» понимал этнос, возникший в результате смешанных браков. Что же касаемо обращения в иудаизм, то Гумилев повторяет неизвестно у кого взятую цитату о том, что иудаизм-де – религия не прозелитическая, а обращенные якобы считались «проказой Израиля». Поскольку цитированные выше слова были взяты из Талмуда, то перед нами (если цитата – подлинная) либо изречение одной из сторон давнего спора либо отражение ситуации, когда евреям было запрещено заниматься прозелитической деятельностью местными властями, что не было редкостью. Выбор Хазарии в качестве объекта исследования был далеко не случаен. Ведь главной целью Гумилева было показать, кто был друзьями Древней Руси, а кто – врагами. И автор не сомневался в том, что самым страшным ее недругом являлся «агрессивный иудаизм» как и в том, что именно Хазария оказалась «злым гением Древней Руси».

Гумилев всячески убеждал читателя в том, что иудеи проявили в Хазарии все коварство и жестокость своей натуры. Они захватили в свои руки баснословно выгодную караванную торговлю между Китаем и Европой. Путем смешанных браков иудеи проникли в среду хазарской знати. Хазарские ханы попали под влияние евреев, и те получили доступ ко всем государственным должностям. В конечном итоге иудеи произвели в Хазарии государственный переворот, и местная еврейская община превратилась в доминирующий социальный слой, осваивавший не природный, а антропогенный ландшафт (города и караванные пути). Поэтому Гумилев называл евреев колонизаторами хазарских земель. Так и возник «зигзаг» отклоняющийся от нормального этногенетического развития, и «на сцене истории» появилась «хищная и беспощадная этническая химера». Все последующие события в Хазарском каганате равно как и его внешнеполитическую деятельность, Гумилев изображает только в черных тонах, обусловленных «вредоносной деятельностью» иудеев.

Взаимоотношения же «иудеев» с русским каганатом, столицей которого якобы уже в первой трети IX века был Киев, оказались изначально враждебными, поскольку именно под защиту русов бежали якобы венгры, переселившиеся на Запад, и так называемые кабары – племена, потерпевшие поражение в гражданской войне в Хазарии. Затем хазарские евреи натравили на киевский каганат варягов для того чтобы остановить невыгодное им распространение христианства в Восточной Европе. (Заметим, однако: реально христианство стало массово распространяться на землях, населенных восточными славянами, уже после падения каганата; что же касаемо христиан, живших в самой Хазарии, то они вероятнее всего погибли под мечами норманнов.)

Автор пытается представить хазар «угнетенным меньшинством» в Хазарии, где все мыслимые и немыслимые блага доставались якобы еврейским правителям и торговцам. Поддавшись на уловки мифологии «всемирного еврейского заговора», Гумилев с увлечением описывает будто бы заключенный договор хазарских иудеев и норманнов о разделе Восточной Европы, – «забывая» о принципиальной невозможности заключения подобного соглашения. Потом иудеи, естественно, договор нарушили и к началу Х века захватили все восточноевропейские земли, в результате чего «перед аборигенами восточной Европы стояла альтернатива: рабство или гибель». Кроме того, Гумилев всячески изобличает «агрессивный иудаизм» как важнейший геополитический фактор эпохи раннего средневековья, тем самым повторяя зады старой антисемитской теории о стремлении евреев к мировому господству и изредка бросая замечания, составившие бы честь любому автору нацистской газеты «Дер Штюрмер» – например, о «типично еврейской постановке вопроса, где не учитываются чужие эмоции». В отношении зверств варягов-россов во время походов на Византию в 941году Гумилев как бы вскользь бросает фразу: «Все это указывает на войну совсем иного характера, нежели прочие войны X века. Видимо, русские воины имели опытных и влиятельных инструкторов, и не только скандинавов», имея в виду хазарских евреев. Однако сразу же возникает вопрос: а в 988 году, когда Корсунь брал князь Владимир, его что – тоже евреи инструктировали?

В целом Гумилев рисует мрачную судьбу восточноевропейских народов в годы правления хазарских царей-иудеев, не подтвержденную, кстати, ни одним историческим источником: русские богатыри массами гибли за чужое дело, хазары обобраны и оскорблены аланы потеряли христианские святыни, славянам приходилось платить дань, и т.д. «Это перманентное безобразие, – пишет он, – было тяжело для всех народов, кроме купеческой верхушки Итиля. »

Самое интересное, что нарисованная Гумилевым картина напоминает антисемитскую зарисовку первых лет власти большевиков: захватившие власть евреи удерживают ее с помощью иноземных наемников, низводя основную массу населения до положения скота и предоставляя невиданные преимущества евреям. В итоге Гумилев заключает, что чужеродный городской этнос, оторванный от земли и переселившийся в новый для себя ландшафт не мог поступать иначе, ибо само его существование в новых условиях могло быть основано только на жесточайшей эксплуатации окружающих народов. Таким образом, Гумилев изображает всю еврейскую историю в голусе как историю народа-эксплуататора.

Если судить по «доказательствам» Гумилева, то хазарское государство было без большого труда разгромлено Святославом, так как «истинные хазары» – простой народ – не видели ничего хорошего от своих правителей и встретили русов едва ли не как освободителей: «Гибель иудейской общины Итиля дала свободу хазарам и всем окрестным народам. Хазарам не за что было любить иудеев и насажденную ими государственность», – утверждает автор. Иудеи вели себя столь нетерпимо, что «против них поднялись и люди, и природа».

Сам поход Святослава описан так: обманув хазарскую армию, якобы ожидавшую его в Днепровско-Донском междуречье (затем эта армия куда-то таинственно исчезает и более Гумилевым не упоминается), князь спустился по Волге и у Итиля разгромил хазарское ополчение. После взятия Итиля Святослав двинулся к Самандару (Семендеру), отождествляемому Гумилевым с городищем у станицы Гребенской, . по суше, поскольку «речные ладьи не годились для плавания по морю». Таким образом, этот автор полностью игнорирует факты плавания русов на тех же «речных ладьях» по Каспийскому морю в IХ – ХII веках. Затем Гумилев отправляет пешую армию русов прямиком к Саркелу, заставляя ее шагать через безводные калмыцкие степи никак не объяснив «игнорирования» русами богатой Тмутаракани.

Последователь Гумилева, литературный критик, ставший писателем В.В. Кожинов даже изобрел термин «хазарское иго», бывшее якобы намного опаснее монгольского, поскольку оно-де заключалось в духовном порабощении славян. Кожинов доказывал будто бы Русь при Святославе свергла то самое «хазарское иго». Что имеется в виду – не разъяснено: то ли хазары собирались открывать в каждом лесу по Макдоналдсу, то ли массово обращать славян в иудаизм.

Последним в ряду писателей, демонизирующих хазар, оказался, к сожалению, А.И. Солженицын, посвятивший в своей книге «200 лет вместе» несколько строк российско-хазарским взаимоотношениям. Он доверился теории Гумилева о еврейской верхушке, якобы этнически чуждой остальным хазарам. И хотя писатель довольно благожелательно говорит о поселении иудействующих хазар в Киеве, однако уже через несколько строк опять ссылается на непроверенные данные, приводимые историком XVIII века В.Н. Татищевым о якобы непомерном лихоимстве евреев, чтоде и предопределило погром в Киеве в 1113 году, и об изгнании их Владимиром Мономахом. Однако по мнению ряда авторитетных историков, Татищев просто-напросто придумал эти рассказы для того лишь, чтобы «историческим примером» оправдать изгнание евреев из России при императрице Елизавете, которой и было посвящено его собственное историческое сочинение.

Русский каганат
Материал из Википедии — свободной энциклопедии

У этого термина существуют и другие значения, см. Русский каганат (значения).
Русский кагана;т — гипотетическое государственное образование во главе с русами в IX веке, хронологически предшествовавшее Киевской Руси.

В ряде источников IX века правитель русов назывался каганом (хаканом). Самое раннее сообщение об этом относится к 839 году, когда, согласно русским летописям, ещё не существовало Киевского княжества Рюриковичей. Каган — тюркский титул, который носили верховные правители кочевых империй. Вероятнее всего, русы могли заимствовать его у хазар. В источниках X века титул по отношению к правителям Руси не употребляется, что может свидетельствовать о том, что он вышел из употребления. Однако он появляется в ряде древнерусских текстов XI—XII вв. применительно к киевским князьям. Полагают, что в это время он использовался неофициально, как панегирик, так как не являлся христианским.

Общепринятого взгляда на историю Русского каганата не существует по причине недостатка источников. Время его возникновения и отождествление с каким-либо из «суперсоюзов» восточнославянских племён может быть определено только гипотетически. Исследователи согласны, что в своём первоначальном виде он мог существовать до 2-й половины или конца IX века, затем уступив место объединениям, описанным в русских летописях.

Содержание [убрать]
1 Упоминания
1.1 IX век
1.2 Киевская Русь
2 Историография Русского каганата
3 См. также
4 Примечания
5 Литература

Хазарский каганат
Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Столица Семендер, Итиль
Язык(и) Хазарский язык
Религия Тенгрианство позже Иудаизм у знати
Преемственность
; Западно-тюркский каганат
Половецкая степь ;

Хаза;рский кагана;т, Хаза;рия (650—969) — средневековое государство, созданное кочевым народом — хазарами. Выделился из Западно-Тюркского каганата. Контролировал территорию Предкавказья, Нижнего и Среднего Поволжья, современного северо-западного Казахстана, Приазовье, восточную часть Крыма, а также степи и лесостепи Восточной Европы вплоть до Днепра. Центр государства первоначально находился в приморской части современного Дагестана, позже переместился в низовья Волги. Часть правящей элиты приняла иудаизм. В политической зависимости от хазар находилась часть восточнославянских племенных союзов.

Содержание [убрать]
1 История
1.1 Под властью Тюркского каганата. VI век
1.2 Экспансия в Закавказье и Причерноморье. VII век
1.3 Войны с арабами. VIII век
1.4 Отношения с Византией. VIII век
1.5 Принятие иудаизма и возвышение династии Буланидов. Сер. VIII — нач. IX веков
1.6 Каганат в IX веке
1.7 Падение каганата. X век
1.8 Последние упоминания. XI век
2 Государственное устройство
3 Армия
4 Экономика
5 Религия
6 Список хазарских правителей
7 Основные источники
8 Археологические данные
9 Литература
10 Примечания
11 Ссылки
12 См. также

История
Основная статья: История хазар (хронология)
Под властью Тюркского каганата. VI век
Первоначально хазары представляли собой одно из многочисленных кочевых племен, перемещавшихся из Азии в ходе Великого переселения народов. Они говорили на одном из ранних тюркских языков[1] и, как можно судить по косвенным данным, по-видимому, принадлежали к племенам булгарской группы, первые из которых появились в Европе в 463 году[2]. Первое достоверное упоминание о хазарах появляется в списке племён, перечисленных Псевдо-Захарием в 555 году. В качестве их европейской родины в источниках фигурирует область Берсилия, локализуемая в равнинной части современного Дагестана[3].

В 1-й пол. VI в. хазары находились под влиянием объединения савиров, в составе их войск совершали успешные набеги на Закавказье. Владевший регионом Сасанидский Иран с трудом отражал этот натиск. При шахе Хосрове Ануширване (531—579) персы построили знаменитые Дербентские укрепления, которые перекрыли узкий проход между Каспийским морем и Кавказскими горами, но всё же не стали панацеей от нашествий кочевников. Традиция приписывает Хосрою строительство будущих хазарских городов в Дагестане — Беленджера и Семендера.

В 562 году савиры были разгромлены и вместе с частью хазар переселены в Закавказье. Осколок савирского союза продолжал существовать в Дагестане, где позже был известен под именем «гуннов».

Возвышение хазар связано с историей Тюркского каганата, с владыками которого хазарские правители, вероятно, состояли в родственных отношениях. Алтайские тюрки, возглавляемые каганами из рода Ашина, создали в 551 году огромную империю, которая вскоре разделилась на восточную и западную части. Во 2-й пол. VI в. орбита Западно-тюркского каганата достигла каспийско-причерноморских степей, и все местные объединения признали его главенство.
Экспансия в Закавказье и Причерноморье. VII векОсновная статья: Взятие Тбилиси (627)
Как значительная военная сила хазары впервые упоминаются в связи с ирано-византийской войной 602—628 гг., в которой хазарский правитель Джебу-каган стал главным проводником тюркско-византийского союза, направленного против Ирана. В 627 году хазарское войско разграбило Кавказскую Албанию и, соединившись с византийцами, взяло штурмом Тбилиси[4].

Начиная с 630, многочисленные междоусобные столкновения привели к развалу Западно-Тюркского каганата. Результатом этого стало появление на его периферии в степях Восточной Европы двух новых политических образований. В Причерноморье возникла Великая Болгария, основанная ханом Кубратом в 632 году, а в Прикаспийском регионе — Хазария.

Хазары первоначально себя никак не проявляли, в то время как Болгарское объединение стало мощной политической силой, но этот расцвет оказался кратковременным. После смерти Кубрата, болгарская орда раздробилась между его сыновьями. Хазары воспользовались этим, и в результате столкновения в 660-х гг. часть булгар откочевала за Дунай, положив начало современной Болгарии, а оставшаяся часть признала власть хазар[5]. По-видимому, после этого события правитель Хазарии принял высший в кочевой иерархии титул кагана. К кон. VII века хазары прочно контролировали большую часть степного Крыма, Приазовья и Северного Кавказа. Неясно, как далеко простирался их контроль над степями к востоку от Волги (история этого региона менее всего освещена в письменных источниках). Однако бесспорно, что историческим последствием хазарской гегемонии стала остановка непрерывного потока кочевников, следовавших из Азии в Европу, что имело позитивные последствия для восточнославянских племен и народов Центральной Европы.

В этот период внимание Хазарии было обращено на Восточное Закавказье, чьи земледельческие государства сулили кочевникам богатые источники добычи. Вторжения туда осуществлялись двумя путями: через Дербент — в Армению, Албанию, и далее в Иран или, реже, через Дарьяльское ущелье, расположенное на территории алан и ведущее в Грузию. Влияние хазар в регионе было столь значительным, что в ряде восточных языков Каспийское море получило название Хазарского.

Однако экспансия хазар натолкнулась здесь на встречный натиск, когда на месте Сасанидского Ирана возник Арабский халифат. В 653 году его войска оккупировали Армению, Грузию и Албанию, после чего вышли за Дербент и атаковали хазарское владение Беленджер. Столкновение закончилось разгромом арабского войска и гибелью его предводителя Салмана ибн Раби[6].

Из-за внутренних смут в последующие десятилетия Халифат на время утратил контроль над регионом. Хазары в это время взимали дань с Албании и совершили ряд набегов, из которых самый крупный состоялся в 684 году[7].

[править] Войны с арабами. VIII векОсновная статья: Битва при Ардебиле

С установлением в Халифате династии Омейядов арабские завоевания возобновились одновременно в нескольких направлениях: против вестготов на западе, тюрок на востоке и византийцев и хазар на севере. На этот раз арабы закрепились в Закавказье всерьёз, и в начале VIII в. начинается непрерывная череда арабо-хазарских войн, успех в которых сопутствовал попеременно как той, так и другой стороне. Временами противники совершали глубокие рейды на вражескую территорию. Хазария действовала в союзе с Византией, которая оборонялась от Халифата в Малой Азии. Когда в 716—718 гг. арабы осадили Константинополь, хазары вторглись в Кавказскую Албанию, оттянув на себя часть сил. В 730/731 году состоялся самый масштабный набег хазар. Нападению подвергся иранский город Ардебиль. 25-тысячное арабское войско было разбито, погиб один из высокопоставленных полководцев Халифата — Джеррах. Отдельные хазарские отряды дошли до окрестностей Мосула[8].

В следующем году свежее арабское войско под командой полководца Масламы (брат халифа Хишама ) выбило хазар со всех захваченных позиций. В 737 году арабский полководец Марван ибн Мухаммад (будущий халиф) во главе 120-тысячной армии внезапно вторгся в Хазарию одновременно через Дербент и Дарьял. Войска взяли штурмом хазарскую столицу Семендер, после чего стали преследовать кагана, который отступал вглубь своих владений. В погоне за ним арабы зашли на север дальше, чем когда-либо, вплоть до «Славянской реки» — по-видимому Дона или Волги. Хазарская армия была разбита, и каган запросил мира. В обмен на сохранение трона он пообещал принять ислам, но эта процедура, по-видимому, была номинальной[9].

Хазария сохранила независимость, а арабы ушли с Северного Кавказа. Вскоре в Халифате вновь возникла смута. К власти там пришла новая династия Аббасидов, которая отказалась от дальнейшей экспансии на север. Таким образом, Хазарский каганат заслонил собой от арабской экспансии Восточную Европу и помог выстоять Византии.

Во 2-й пол. VIII в. после двадцатипятилетнего перерыва хазары предприняли ещё два набега на Закавказье, в 762—764 и 799 годах, после чего их вмешательство в дела региона прекратилось.

Геополитическим последствием арабского натиска стало перемещение населения Хазарии от опасного кавказского пограничья во внутренние районы — Подонье, где расселились аланские племена, и Поволжье. В низовьях Волги возникла новая хазарская столица — Итиль, вскоре превратившаяся в крупный торговый центр. Дагестан со старой столицей Семендером из центральной области превратился в южную окраину Хазарии. Вероятно, в русле этих же процессов произошло появление булгар и савир (сувар) в Среднем Поволжье и Прикамье, где в IX веке возникла Волжская Булгария. С переориентацией внимания на север нередко связывают установление хазарской гегемонии над некоторыми союзами восточных славян, хотя сведений о точной дате этого события нет.
Отношения с Византией. VIII век
Соседство с византийскими владениями на Крымском полуострове приводило к участию хазар в политике Империи. Ок. 705 к кагану Ибузиру Глявану обратился за помощью свергнутый император Юстиниан II, находившийся в ссылке в Херсонесе. Каган дал ему в жёны свою дочь и пообещал помощь, однако затем под влиянием действующего императора изменил своё решение и приказал убить Юстиниана, но тому удалось узнать о заговоре и бежать к дунайским болгарам. С их помощью он вернулся к власти. Опасаясь гнева Юстиниана, жители Херсонеса добровольно перешли под покровительство хазар, и в городе при сохранении самоуправления появился хазарский наместник Тудун. Юстиниан попытался разрушить город, но был остановлен хазарами[10]. В итоге он был вновь свергнут (711), а императором при поддержке хазар стал херсонский ссыльный Вардан Филлипик. Союзные отношения между двумя державами были скреплены в 732 году браком между наследником византийского престола (будущим Константином V) и дочерью кагана Вирхора принцессой Чичак, названной при крещении Ириной.

В 787 хазары подавили восстание в Готии (область Горного Крыма), посадив его зачинщика — местного епископа Иоанна в тюрьму. Контроль хазар над Крымом сохранялся до сер. IX века, а над Таманью и зоной вокруг Керченского пролива — вплоть до падения каганата.

[править] Принятие иудаизма и возвышение династии Буланидов. Сер. VIII — нач. IX вековОсновная статья: Распространение иудаизма в Хазарии по данным археологии

Исключительно важным фактором для истории Хазарского каганата оказалось то, что на контролируемой им территории, в том числе на родине хазар — в Дагестане — проживало большое количество еврейских общин. Примерно в 740 году один из хазарских военачальников — Булан перешёл в иудаизм[11]. По-видимому, это укрепило позиции его клана, в то время как положение правящей языческой династии стало ухудшаться из-за сокращения военной добычи и невозможности продолжать традиционную завоевательную политику. В нач. IX в. потомок Булана — Обадия занял второй после кагана пост в государстве и сосредоточил в своих руках реальную власть. С этого момента в Хазарии установилась система двойного правления[12], при которой номинально страну продолжали возглавлять каганы из старого царственного рода, но реальное управление осуществлялось от их имени беками из рода Буланидов. Весьма вероятно, что установление нового порядка сопровождалось междоусобными столкновениями. Часть хазар, известных под именем каваров, восстала против правящей династии и после подавления мятежа перешла к венграм. Сын Обадии — Езекия и внук — Манассия правили достаточно мало, чтобы успеть передать трон брату Обадии — Ханукке, за линией которого он сохранялся до падения каганата[13].

Каганат в IX векеС этого момента политика Хазарии переориентировалась с завоевательных походов на развитие международной транзитной торговли. Однако внешнеполитическая ситуация для каганата складывалась неблагоприятно. В IX в началась новая волна Великого переселения народов, и новые азиатские кочевники стали переходить Волгу. Первым кочевым народом, вытесненным на западный берег Волги, оказались венгры. Некоторые исследователи считают, что венгры были активной политической силой во время разрушения т.н. Правобережной крепости, защищавшей западные границы Хазарии (810–815 гг.)[14]. В 830-е гг. они заняли Северное Причерноморье. Неизвестно, в какой мере добровольной или вынужденной была в этом процессе позиция хазар, однако венгры признавали их суверенитет. Венгерский вождь Леведия был утверждён хазарским каганом и женился на знатной хазарке. После этого венгры принимали участие в хазарских войнах[15]. В 889 году венгры (включая три этнически хазарских рода каваров) были вытеснены в Паннонию печенегами, которых в свою очередь теснили огузы, а тех — половцы. В результате хазары впервые потеряли контроль над причерноморскими степями. Известно, что хазарские цари периодически совершали походы на печенегов и огузов[16]. Конец IX в. считается закатом «Хазарского мира» — эпохи относительной стабильности в степи.

Дань полян хазарам, миниатюра Радзивилловской летописи, XV векНовый противник появился у хазар с формированием Древнерусского государства. Недостаточно понятным является вопрос о так называемом Русском каганате, который впервые упомянут в источниках под 839 годом[17]. Титул кагана позднее носили киевские князья, а его хождение в IX веке обычно расценивается как претензия на равенство с хазарами. Как бы то ни было, проникшие в Восточную Европу варяжские дружины начали успешно оспаривать гегемонию хазар над славянскими племенами. От хазар освободились поляне (864), северяне (884) и радимичи (885)[18].

Отвечая на возникшие вызовы, хазары с помощью Византии соорудили серию крепостей на северо-восточных рубежах. Ок. 834 года каган и бек обратились к императору Феофилу с просьбой помочь в строительстве крепости Саркел[19]. Крепость расположилась на левом берегу Дона и стала главным оплотом хазар в регионе. Кроме Саркела, как свидетельствуют археологические данные, была создана сеть аналогичных укреплений по притокам Дона[20].

В кон. IX-1-й пол. X вв. Хазарский каганат ослабел, но ещё продолжал оставаться влиятельным государством благодаря обученной армии и искусной дипломатии. Правители проводили политику лавирования между тремя крупными силами: Византией (утратившей интерес в союзных отношениях), кочевниками и Русью. В кон. IX в. в правление царя Вениамина против Хазарии выступила организованная Византией коалиция, состоящая из печенегов, чёрных булгар и нескольких других кочевых племен. Хазары разбили её при поддержке алан[21]. При следующем царе — Аароне Византия сумела разрушить хазаро-аланский союз, и теперь хазары одолели алан с помощью одного из кочевых вождей. Аланского царя пленили, но приняли с почётом. Он отдал свою дочь за сына Аарона — Иосифа[22].

[править] Падение каганата. X векУгроза со стороны русов до определённого времени успешно перенаправлялась хазарами в Закавказье. В 912/913 гг. за долю добычи хазары пропустили флот русов в Каспийское море, а когда поредевшее войско вернулось, напали на него и перебили[23]. В 30-е гг. один из русских вождей Хельг (возможно, князь Олег) по подстрекательству Византии напал на хазарскую заставу Самкерц на Таманском полуострове. Хазарское войско под командованием полководца Песаха разбило русов и разграбило византийские владения в Крыму[24]. После этого поражения русы повернули оружие на Византию (941). А затем снова совершили рейд в Закавказье (944). В отличие от прошлого набега, сопровождавшегося простым грабежом, на этот раз русы перешли к планомерному завоеванию территории, но закрепиться надолго не смогли[25].

Каспийские походы русов

Неблагоприятная ситуация складывалась для Хазарии и на южной границе, где на месте Халифата возникли независимые исламские эмираты. К нач. X века весь Южный Прикаспий оказался объединён в составе государства Саманидов. Новая держава стала активным проводником ислама. Под её влиянием религия Мухаммеда начала распространяться среди огузов и карлуков в Средней Азии, а затем и в Волжской Булгарии. Хазария оказалась в исламском окружении, что было вдвойне опасным в связи с наличием сильной исламской партии при дворе беков. В 900—901, 909, 916 годах хазары в союзе с местными дагестанскими объединениями совершили несколько походов на Дербент[26]. Отношения с мусульманским миром формально оставались мирными до падения каганата, а затем вассал Саманидов Хорезм на некоторое время подчинил себе Хазарию[27].

Освободиться от хазарского господства стремилась и динамично развивающаяся Волжская Булгария. Её правители перешли в ислам, рассчитывая на помощь единоверцев. В 922 году эту страну посетил посол багдадского халифа Ибн Фадлан[28].

Накануне своей гибели Хазарскому каганату удалось завязать отношения с Кордовским халифатом. Министр последнего Хасдай ибн Шапрут и хазарский царь Иосиф обменялись письмами. Из сохранившегося письма Иосифа (ок. 961 г.) видно, что он не считал положение своей страны катастрофическим и по-прежнему рассматривал себя в качестве правителя обширной территории от Хорезма до Дона.

Полная статья: Еврейско-хазарская переписка

Решающую роль в гибели Хазарии сыграло Древнерусское государство. В 964 году князь Святослав освободил последнее зависимое от хазар славянское племя вятичей и в следующем 965 году разбил хазарское войско с каганом во главе и захватил Саркел. Затем, в том же 965 (или, по другим данным, в 968—969) году русы, действуя в союзе с огузами, разгромили Итиль и Семендер[29]. Этот момент считается концом независимого хазарского государства.

После падения каганата причерноморские и прикаспийские степи попали в безраздельное господство кочевников. В Поволжье доминирующая роль перешла к Волжской Булгарии, а на Северном Кавказе — к Алании. Вновь под одной властью эти территории оказались объединены только в составе Золотой Орды.
Государственное устройствоПервоначально Хазария являлась типичным кочевым ханством. Политические традиции и титулатуру она унаследовала от Тюркского каганата.

Во главе государства стоял каган. Формально он обладал всей полнотой военной и административной власти, но не имел аппарата для навязывания своих решений. Положение каганов зависело, прежде всего, от способности успешно получать военную добычу и распределять её среди знати[30]. Другой важной опорой их власти была сакрализация. Каган являлся главой языческого культа и наделялся в глазах подданных сверхъестественными способностями. Его власть считалась установленной небом. Стать каганом мог только член одного царственного рода, власть в котором передавалась по принятой у тюрков лестничной системе от старшего брата к младшему[31]. Иногда ретроспективно полагают, что хазарами правила тюркская династия Ашина[32]. К сер. Х в каганский род оказался на грани вырождения, и один из его представителей, если верить источникам, торговал на базаре[33].

Вера в божественную силу правителя приводила к тому, что в случае несчастья, происходившего со страной, его могли обвинить в неудачах и сместить. Его жизнь подлежала строгой регламентации, фактически могла быть превращена в сплошные запреты. При возведении на престол кагана душили шёлковым шнуром, и он в полубессознательном состоянии должен был сам назвать число лет своего правления. По прошествии этого срока его убивали. Если же он называл непомерно большое число лет, его все равно убивали по достижении сорокалетнего возраста, так как считалось, что с возрастом божественная сила покидает его[34]. В доиудейский период династия каганов прочно контролировала армию и поэтому легко избегала сакральных ограничений. Однако после возвышения другого хазарского клана, исповедовавшего иудаизм, реальная власть оказалась у второго лица в государстве — бека. На иврите его называли «мелех» — «царь», арабы передавали его должность как «малик» — правитель или «халифа» — буквально «заместитель»[35]. Власть внутри новой династии, очевидно под влиянием иудаизма, стала передаваться уже строго от отца к сыну[36]. В новой системе за каганом остались сакральные функции (формально более значимые), а всеми земными делами руководил бек. При этом бек оказывал кагану ритуальные почести, граничащие с унижением. Входя к нему, он становился на колени и держал в руках горящую ветвь. Каган изолированно жил в своём дворце, выезжая обычно лишь раз в год во главе торжественной процессии или в случае бедствий, постигающих страну[37]. Признаваемые соседними языческими народами и имевшие непоколебимый авторитет у рядовых хазар каганы служили важным стабилизирующим фактором до самого конца Хазарского государства.

Высшим сословием в государстве являлись тарханы — родовая аристократия. Среди неё высший слой составляли родственники царственного рода, рангом ниже стояли эльтеберы — правители вассальных народов. Раннее хазарское государство не имело специфической бюрократии, но она начала складываться по мере знакомства хазар с устройством соседних высокоразвитых государств. В Закавказье хазары переняли сасанидскую налоговую практику и установили надсмотрщиков для наблюдения за ремесленниками и торговцами. В крымских городах, где хазарский контроль в ряде случаев сосуществовал с византийским, известны наместники кагана — тудуны, выполнявшие надзорные функции при местной администрации. В иудейский период в области управления был достигнут значительный прогресс. На узловых торговых путях существовали заставы, где специальные чиновники взимали пошлины. В столице страны Итиле сложилась развитая судебная система: существовало семь судей для каждого вероисповедания (двое для монотеистических религий, один для язычников). Судьи подчинялись назначаемому царскому чиновнику. Население столичной области несло натуральные повинности, иноэтничные ремесленники и купцы облагались ежегодным налогом.

Территория Хазарии IX-X вв. состояла из нескольких областей, различных по степени контроля со стороны центральной власти. Сердцевиной страны было Нижнее Поволжье. Здесь жили собственно хазары. По этой территории проходили кочевки царя и хазарской знати. Правитель совершал ежегодный объезд центральной области, начинавшийся в апреле и заканчивавшийся в сентябре.

Стратегические пункты контролировались центром непосредственно. В них находились хазарские гарнизоны. Из них наиболее известны два: Саркел — застава на Дону и Самкерц — у Керченского пролива. Особое положении занимала старая хазарская столица Семендер в Приморском Дагестане. Город был населён хазарами, но непосредственно в столичную область не входил. По одним данным в нём был собственный правитель, по другим — родственник хазарского царя — иудей.

Большая часть территории управлялась без административного вмешательства. Подчиненные народы: аланы, болгары, буртасы, венгры, славяне и другие сохраняли собственную социально-политическую структуру. Они имели своих правителей, которые были обязаны собирать и отправлять в Хазарию дань, отдавать дочерей в гарем кагана и выставлять войско. Известно, что волжские булгары платили по меховой шкурке с дома, а славянское племя вятичей по щелягу (серебряной монете) с сохи.
Армия
Хазарский воин с пленным. РеконструкцияВ эпоху арабо-хазарских войн основной силой хазарского могущества было ополчение. По требованию хазар зависимые народы выставляли военные контингенты. Численность войска могла доходить до 100—300 тыс. человек[38]. Основу армии составляла конница. Военная тактика была типичной для кочевников: часть войска скрывалась в засаде и вступала в бой в удобный момент. Хазары умели брать города, применяя осадные машины. Войско каганата оказалось способным к противостоянию с регулярной арабской армией, под командованием лучших полководцев Халифата.

В IX—X ситуация изменилась. Правительство, отказавшись от крупных завоевательных походов, стало опираться на иноэтничные, не связанные местными родоплеменными интересами силы. Ядром хазарского войска стала тяжёлая конная гвардия, состоящая из ларисиев — мусульманского племени хорезмийского происхождения, которое поселилось в Итиле и несло беку службу на особых условиях. Гвардия имела собственного везира и оговорила право не воевать с единоверцами (большинство противников хазар в этот период были язычниками). Воины получали жалование. Численность гвардии достигала по разным данным от 7 до 12 тыс. человек[39]. В Саркеле нёс службу регулярно сменяемый гарнизон из 300 воинов[40].

По существу хазарская армия стала профессиональной, и это позволило каганату продержаться 150 лет в борьбе с многократно превосходящими по численности противниками. Гвардия являлась очень влиятельной, но не единственной военной силой в стране. В распоряжении хазарских царей были наёмные контингенты славян и русов (также стоявшие в столице). Собственно хазарские силы состояли из всадников, которых знатные вельможи были обязаны поставлять сообразно своему положению. Зависимые народы (буртасы, булгары) продолжали выставлять ополчение.

Хазары не имели флота, хотя умели изготовлять небольшие лодки, которыми пользовались для сообщения по Волге.

Главным оружием хазарских воинов был лук. Помимо этого, хазарские всадники имели копья, мечи, палаши и сабли, а также топоры и кистени. Представители воинской элиты каганата носили кольчуги, ламеллярные кирасы, шлемы с бармицами[41].

Военные действия велись лично каганом и его ближайшими родственниками, либо полководцами из числа хазарской знати — тарханами. После отстранения каганов функция командования войском перешла к беку. Пленные хазарские воины служили в армии Аббасидского халифата, в ЭкономикаОснову хозяйственной деятельности рядового населения составляло кочевое скотоводство. Древним оседлым центром Хазарии был Дагестан, где получило развитие виноградарство. В VIII—IX в приморских областях Крыма, Тамани, в низовьях Кубани и Дона важным последствием хазарского господства стал процесс оседания кочевников на землю[42].

Для правящей верхушки основным источником обогащения первоначально была военная добыча, получаемая путём грабежа соседних стран. Однако затем произошла переориентация на невоенные источники доходов. Это стало возможным в результате того, что в общемировом масштабе во 2-й пол. VIII- нач. IX начался подъём международной торговли, основными агентами которой были еврейские торговцы — рахдониты. Через Хазарию проходило несколько международных торговых путей. В Восточной Европе основной торговой артерией стала Волга, нижнее и среднее течение которой находилось под хазарским контролем. Волжский торговый путь шёл от устья на Дон (через Переволоку), далее в земли славян и страны, примыкавшие к Балтийскому морю. Этот путь отмечен многочисленными кладами арабских дирхемов. Ключевую роль на нём с определённого времени стали играть русы. Из устья Волги, где находился Итиль, купцы попадали в акваторию Каспийского моря и, высаживаясь на его южных берегах, могли следовать по суше до Багдада или в Среднюю Азию. Археологические исследования обнаружили существование сухопутных маршрутов: цепь караван-сараев от Хорезма к Нижнему Поволжью. Через портовые города Крыма Хазария участвовала и в причерноморской торговле с Византией.

Контроль над важными транзитными путями привёл к тому, что в IX—X основной (но не единственный) источник доходов Хазарии стали составлять торговые пошлины. Итиль превратился в крупнейший торговый пункт. При этом сами хазары сохраняли традиционный кочевой уклад и международной торговлей не занимались. Она находилась в руках иудейских и мусульманских общин. Хазария славилась как крупный рынок по перепродаже рабов. Предметом собственного экспорта были рыбий клей и овцы.

Хазария чеканила собственную монету, хотя вопрос о регулярности этого процесса остаётся открытым. На территории хазарского Подонья обнаружена серия подражаний арабским дирхемам с надписью «земля хазар»[43]. Несколько монет относятся ко 2-й пол. IX — нач. X вв., остальные — к 30-м гг. IX в[44]. К этому же времени относится дирхем, найденный на острове Готланд в Швеции. На нём вместо надписи «Мухаммед — посланник Бога» стоит «Моисей — посланник Бога»[45].

РелигияПервоначально хазары придерживались традиционных тюркских верований. Главное место в пантеоне занимал бог неба Тенгри[46]. Каган считался воплощением покровительства этого бога. Он обладал кут’ом — особой жизненной силой, которая обеспечивала счастье народа[47]. Языческий культ правителя в конечном итоге превратил кагана в бездействующего сверхсакрализованного полубога.

Однако расположение на стыке христианского и исламского миров, а также исключительное влияние иудейских общин привело к сложению в Хазарии уникальной конфессиональной ситуации: проникновению и сосуществованию трёх монотеистических религий. Известны позитивные отклики о Хазарии от представителей всех этих вер[48]. По сообщениям источников, в Итиле мирно уживались христиане, мусульмане, иудеи и язычники.

Хронологически первым в пределы Хазарии пришло христианство[49]. Этому способствовала как близость Византии, так и знакомство хазар с христианскими государствами Закавказья. Уже в VII в. в Дагестане фиксируется появление христианских церквей. В 682 году[50] один из вассалов хазар князь дагестанских гуннов Алп-Илитвер крестился и принял армянского каталикоса Виро, который уничтожил языческую святыню — священный дуб. В традиционно христианском Крыму во время владычества хазар продолжалось строительство храмов. Византия придавала серьёзное значение миссионерской деятельности, что подвигло её на учреждение в кон. VIII века особой митрополии, центр которой находился в крымском городе Дорос (совр. Мангуп), а территория охватывала владения хазар. Большая христианская община существовала в Семендере. Из хазарских вассалов крупнейшей новообращённой территорией стала Кавказская Алания, хотя в среде её верхушки была и иудейская партия, и аланский царь под давлением хазар на время перешёл из христианства в иудаизм.

Знакомство с исламом произошло во время арабо-хазарских войн. После поражения, понесённого от арабов, каган будто бы временно принял ислам. Однако есть основания утверждать, что массовое проникновение данной религии началось в последующий период в результате становления торговых отношений. В Итиле возникла мощная мусульманская община, пополнявшаяся выходцами из разных стран Халифата. Исламской являлась царская гвардия, а по сообщениям арабских писателей исламские минареты были выше, чем дворец царя. В нач. Х в. ислам в качестве оппозиционной идеологии приняли зависимые от хазар волжские болгары. Ислам стал религией большой части хазар и чуть позже хазарского царя в последующие годы после разгрома и потери независимости Хазарским государством, но окончательно смог укрепиться в этом регионе только в эпоху Золотой Орды.

Миграции в Хазарию евреев шли из двух источников: с Ближнего Востока и Византии. В пределах Дагестана иудейские общины оказались в VI в в результате Маздакитского восстания в Иране. Источники сохранили легенду о религиозном диспуте, который был устроен по желанию хазарского царя между проповедниками трёх религий. Иудаизм был выбран по той причине, что его положения признали как ислам, так и христианство. Уникальность ситуации заключается в том, что иудаизм не предполагает обращение неевреев. Современные учёные среди причин хазарского выбора называют желание сохранить независимость как от Византии, так и от Халифата или указывают на связи иудеев с частью хазарской знати.

Согласно сохранившимся данным, процесс иудаизации был длительным и, по-видимому, иудаизм не сразу стал правящей религией. Установление ортодоксального (раввинистического) иудаизма связано с деятельностью царя Обадии, который выстроил синагоги и ввёл Мишну и Талмуд. В Хазарию начали переселяться евреи из других стран. Особенно массовой была миграция в правление Иосифа, когда в Византии начались еврейские гонения. Хазарский царь в ответ начал преследование христиан. В научной литературе принятие иудаизма часто безосновательно связывают с упадком каганата (на самом деле кризис начался примерно на 100 лет позже), и эта тема нередко является предметом недобросовестных спекуляций. Что касается степени распространённости этой религии в Хазарии, то взгляды исследователей весьма рознятся. Более взвешенные оценки, называющие только высший слой правящего класса, опираются на археологические источники, где следы иудейского культа ничтожно малы[51]. По-видимому, для более глубокого проникновения хазарскому иудаизму просто не хватило времени.

Список хазарских правителейПолная статья: Хазары (список персоналий)

Династическая информация чрезвычайно скудна из-за отсутствия собственно хазарских памятников VII—IX вв. В сообщениях иноязычных хроник вместо имён обычно фигурируют сильно искажённые титулы. Достоверно известны имена трёх каганов, правивших в VIII веке. По одному правителю известно за VII век (в период, когда хазары ещё не отделились от тюрок) и IX век (его достоверность вызывает вопросы). Сравнительно недавно в двух древнетюркских поминальных памятниках на территории Монголии было обнаружено упоминание о вожде Кадыр Касаре, который с высокой степенью вероятности может быть признан правителем хазар в VI веке.

Докаганатский период
Хазар (в визант. варианте Хазариг)
мифический прародитель хазар
Кадыр Касар
согласно надписи на Терхинской стеле современник тюркского кагана Бумына, 2-я пол. VI в.
Джебукаган (в визант. варианте Зиевил)
лидер хазар во время ирано-византийской войны, 626—630. Возможно, под этим именем скрывается каган западных тюрков Тон Ябгу.
Каганы
Ибузир Гляван
правил в период ссылки Юстиниана II, (705—711).
Барджиль
сын кагана, командовал армией в кампании 721/722 и знаменитом походе 730/731. В этом же походе, согласно «Еврейско-хазарской переписке», принял участие князь Булан — основатель будущей династии беков.
Парсбит
по информации армянского автора Гевонда регентша при малолетнем наследнике в 730/731.
Вирхор
каган, чья дочь Чичак в 732 вышла замуж за будущего императора Константина V. Правил до 50-х гг. VIII в.
Багатур
правил во время кампании 763/764. Его дочь несколькими годами ранее вышла замуж за арабского наместника Армении.
Захария (?)
По данным жития Константина каган в период посольства Константина в 861.
Беки
В русскоязычной литературе беков принято называть царями. Из письма Иосифа Хасдаю ибн Шапруту известен список 10 поколений династии, начиная с Обадии. Более подробная информация о деятельности трёх последних царей приводится в Письме неизвестного хазарского еврея. Там же первый правитель, перешедший в иудаизм (неясно Булан или Обадия), назван еврейским именем Сабриель. Арабский автор IX в. ал-Йа’куби (до 891) называет, по-видимому, первое (тюркское) имя правившего в то время заместителя кагана — Язид Булаш. А в Истории Дербента сохранилось искажённое имя малика, правившего в 901 — К-са ибн Булджан.

Обадия — предположительно современник арабского халифа Харуна-ар-Рашида (786—809)
Езекия
Манассия I
Ханукка
Исаак
Завулон
Манассия II
Нисси
Аарон I
Менахем
Вениамин 880-е-900-е
Аарон II 900-е-930-е
Иосиф после 932—960-е — написал письмо Хасдаю ибн Шапруту не позднее 961.
Основные источникиИстория хазар отражена в различных письменных источниках, большая часть из которых оставлена соседними с хазарами народами, имевшими устойчивую письменную традицию. Освещение хазарской истории не является равномерным. Источники IV-VI вв. хазар практически не знают, так как те в это время находились в тени более могущественных народов. В более поздних хрониках, сведения о хазарах применительно к данной эпохе есть, но они зачастую анахроничны. В период VII-VIII вв., когда хазарская держава находилась на пике могущества, преобладают сведения, связанные с хазарскими завоеваниями. Многие из этих данных были записаны позднее, не ранее сер. IX в. Во 2-й пол. IX в. с формированием арабской географической науки появились описания внутреннего устройства Хазарии. Самым информативным в источниковедческом плане является X столетие, так как от него дошли, во-первых, собственно хазарские памятники, а во-вторых, несколько произведений, написанных современниками событий и специально посвящённых описанию иностранных государств, в том числе Хазарии (Ибн Фадлан, Константин Багрянородный).

Хазарские источники. Текстов на хазарском языке не обнаружено, хотя какие-то хазарские летописи, скорее всего, существовали, так как о них есть упоминания. Тем не менее, собственные хазарские памятники существуют. Они представлены т. н. Еврейско-хазарской перепиской, включающей в себя два письма на иврите, из которых одно написано хазарским царём Иосифом (ок.961), а другое его подданным — анонимным евреем (ок. 949). В обоих документах приводятся сведения о происхождении хазар, обстоятельствах принятия ими иудаизма, правящих царях и их деятельности, а также географии Хазарии. Недавно был открыт ещё один источник еврейско-хазарского происхождения — автограф рекомендательного письма из иудейской общины Киева (X в.) Некоторые из его подписантов наряду с еврейскими носили хазарские (тюркские) имена, что стало подтверждением практики прозелитизма в каганате. Последняя фраза в письме написана разновидностью древнетюркских рун. Подобные надписи (очень краткие) обнаружены в ходе археологических исследований. Дешифровать их пока не удаётся.

Руническая надпись в письме еврейской общины Киева, X векАрабо-персидские источники. Самый большой и разнообразный массив сведений как в количественном, так и в качественном плане содержится в источниках из стран Халифата. Они представлены двумя жанровыми группами: историческими и географическими произведениями, которые отражают, соответственно, два рода контактов между Хазарией и исламским миром. Исторические сочинения посвящены хазаро-иранским и хазаро-арабским столкновениям, а географические — мирному взаимодействию, основанному на торговле. В первом случае речь идёт об эпохе VII — VIII вв., когда арабы сталкивались с хазарами в битвах за Закавказье, во втором — о IX — сер. Х в., когда через Хазарию была налажена торговля и в Итиле возникла мусульманская община. Для более раннего периода (VI в) арабы черпали сведения из Сасанидских хроник, которые до наших дней не сохранились. Среди авторов-историков нужно назвать Белазури, ал-Йакуби, ат-Табари, ал-Куфи, Халифу ибн Хайата и др. Сведения о роли хазар на Кавказе в эпоху заката каганата можно почерпнуть из более поздней по времени становления региональной историографии граничащих с Хазарией прикаспийских областей. К сожалению, она сохранилась плохо. Хроники Дербента и соседних областей, частично уцелели в составе сочинения турецкого автора Мюнаджи-Баши.

Многие вопросы хазарской истории было бы невозможно реконструировать без географических произведений. Эта группа источников обладает исключительной источниковедческой ценностью, поскольку сочинения, во-первых, создавались современниками событий, а во-вторых, были специально посвящены описанию внутреннего устройства чужих народов, чего не было в христианской историографии. До наших дней эти произведения дошли в поздних и сокращённых редакциях, благодаря тому, что каждое поколение географов воспроизводило в современных работах информацию предшественников. По представлениям арабов, Хазария располагалась в предпоследней из обитаемых областей — шестом климате Земли. Её территория первоначально представлялась страной демонических народов Гога и Магога, но по мере развития контактов, на смену фантастическому взгляду пришёл реальный. Именно из арабской географии известны подробности хазарского двоевластия (о лишённом власти кагане и беке), некоторые обстоятельства иудаизации хазар и степень распространения иудаизма, описания хазарских городов, из которых подробнее всего охарактеризована столица. Огромную важность имеют прямые и косвенные указания об этнической принадлежности хазар. Среди географических работ наибольшее значение имеют «книги путей и стран», посвящённые описанию торговых маршрутов. Первым из сохранившихся произведений этого рода является труд Ибн Хордадбеха (сер. IX в). К этому же времени восходит информация Ибн Русте. Обстановка X века отражена у географов т. н. «классической школы»: Истахри, Ибн Хаукаля, Мукаддиси). К этому кругу примыкают труды знаменитых путешественников Х в — Ибн Фадлана и Мас’уди, которые побывали у границ Хазарии. (Первый в 922 году посетил Волжскую Булгарию, а второй в 940-е гг. Южный Прикаспий).

Византийские источники. Греческие известия о хазарах относительно немногочисленны, поскольку византийская историография этого времени переживала состояние упадка. Для первого периода истории каганата имеют значение два произведения, восходящие к общему источнику: «Летопись Феофана», написанная в нач. IX и «Бревиарий» (Краткая история) патриарха Никифора, созданный чуть ранее. Византийцы сохранили наиболее чёткое определение момента возвышения хазар, которое они связывали с разгромом Великой Болгарии. Этот взгляд (подкреплённый хазарским преданием в письме Иосифа) перешёл в современную науку. Сведениями о поздней Хазарии мы обязаны императору Константину Багрянородному. В 948—952 он написал в качестве наставления для своего сына Романа трактат «Об управлении империей». где собрал информацию о народах, окружающих Византию, и дал откровенные советы, как себя с ними вести. Среди сообщений о Хазарии там есть подтверждение арабских данных об иудаизации хазар и двоевластии, уникальные свидетельства о построении Саркела, хазарско-венгерских, хазаро-печенежских и хазаро-аланских отношениях, а также едва ли не единственное упоминание о каких-то смутах в каганате (в связи с мятежом каваров).

Другой важный источник сведений представлен житийной литературой, герои которой, несмотря на специфику жанра, действуют в реальной политической обстановке. Памятники сохранились как в греческих, так и в славянских редакциях. О Хазарии упоминают Житие Иоанна Готского (для событий кон. VIII век), Житие Стефана Сурожского (2-я пол. VIII в.) и, особенно Житие Константина-Кирилла (пространная редакция), где описан визит миссионера в Хазарию в 860—861 и приводится христианская версия хазарской полемики.

В византийской литературе топоним Хазария сохранялся дольше всего. Это название закрепилось за Восточным Крымом. Позже оно перешло в итальянские документы и применялось вплоть до XVI века.

Закавказские источники. Важное значение имеют источники на древнеармянском и древнегрузинском языках. Они отражают период VII—VIII вв., когда хазары, которых здесь называли «северными варварами», хозяйничали в Закавказье. Армянская историография оставила наиболее ранние описания хазар, в некоторых из них деятельность хазар переносится в первые века нашей эры, что является анахронизмом. Незаменимыми источниками по начальной хазарской истории являются «Армянская География», созданная в кон. VII в. Ананием Ширакаци, и «История страны агван» Мовсеса Каланкатваци, посвящённая истории Кавказской Албании. Также стоит отметить «Историю» Левонда, где с позиции независимого наблюдателя описываются арабо-хазарские войны. Из грузинских источников ценные сведения о хазарских мероприятиях во 2-й пол. VIII в. содержатся в Летописи Картли и в агиографическом сочинении «Мученичество св. Або Тбилисского».

Сирийские источники. Считается, что первое бесспорно достоверное известие о хазарах содержится в сирийской хронике Псевдо Захария, 2-й пол. VI в. Событийная история хазар получила отражение в трудах поздних авторов Михаила Сирийского (XI в.) и Бар Гебрея (XII в.).

Русские источники. Свидетельств о хазарах восточнославянского происхождения относительно немного. Это связано с тем, что древнерусское летописание началось после падения каганата. Основной источник — «Повесть временных лет», куда данные о хазарах попали, частично из византийской литературы, а в своей оригинальной части, вероятно, из устной традиции. С точки зрения характеристики русско-хазарских отношений информация предельно лаконична, но она проливает важный свет на систему взаимоотношений хазар с зависимыми народами. А такие данные сами по себе очень редки. После 965 года, которым в летописи датируется разгром хазарского войска Святославом, упоминается посольство хазарских иудеев к Владимиру в 986 году, а затем хазары фигурируют только в связи с событиями в Тмутараканском княжестве. Другим древнерусским источником, упоминающим о хазарах, является «Память и похвала князю Владимиру» Иакова Мниха (вторая половина XI в.), где приводятся неизвестные по летописи подробности хазарской политики Владимира. В древнерусской литературе имеется повесть, сохранившаяся в Еллинском летописце XV в, «О царе Казарине и о жене его», являющаяся вариантом византийского произведения о Юстиниане II, женившимся на хазарской принцессе.

Еврейские источники. Отдельные упоминания о хазарах имеются у еврейских авторов. Из современников — у еврейского путешественника Эльдада га-Дани (2-я пол. IX в.) и в письмах главы вавилонской диаспоры — гаона Саадии (1-я пол. X в.), а также в итальянском хронографе Иосиппон (Х в.). Из поздних источников самым большим по объёму является книга Иегуды Галеви «Кузари», имеющая своим сюжетом религиозную полемику при обращении хазар. Автор стремился доказать торжество иудаизма, и построил повествование в форме вымышленных диалогов хазарского царя с еврейским проповедником. Галеви ссылается на хазарские летописи и называет точную дату хазарского обращения.

Западно-европейские источники. Произведения, созданные в христианской Европе, оригинальных известий о хазарах практически не содержат, но представляют определённый интерес с точки зрения подтверждения некоторых фактов и помогают понять, как сведения о хазарах распространялись во внешнем мире. Впервые в латиноязычных сочинениях хазары упоминаются ок. 700 г. в Равеннском анониме. Несколько раз они упомянуты в Баварском географе. Ок. 864 г. аквитанский монах Христиан из Ставелло, отметил, что хазары исповедуют иудаизм.
Археологические данные
Место хазарской крепости Саркел. Фото раскопок под руководством М. И. Артамонова в 1930 г.См. также: Распространение иудаизма в Хазарии по данным археологии
До настоящего времени не существует общепринятых критериев для идентификации собственно хазарского этноса, а территория коренной Хазарии (особенно Нижнее Поволжье) обследована недостаточно. Памятники на основной территории каганата (Подонье, Приазовье, Крым) связываются, по господствующей точке зрения, с салтово-маяцкой археологической культурой. Её носителями в лесостепной зоне было аланское население, а в степной тюркское[52].

Исследования, начавшиеся в начале XX века, были продолжены в советское и постсоветское время и позволили обнаружить большое количество протогородских центров и укреплений. Из них с городами письменных источников достоверно отождествлены только Саркел — Левобережное Цимлянское городище (затоплено Цимлянским водохранилищем) и Таматарха — Таманское городище. Идентификация Беленджера и Семендера среди дагестанских городищ носит дискуссионный характер. Что касается столицы Итиля, то его следы достоверно не обнаружены. Долгое время предполагалось, что он мог быть затоплен из-за изменения уровня Каспийского моря[53], однако к 2008 году у археологов появилось обоснование версии о нахождении Итиля на Самосдельском городище в Астраханской области на месте города времён Золотой Орды. Такая идентификация базируется на открытии городища домонгольских времён, единственного такого рода в Астраханской области. Планиграфия городища совпадает с тем, что известно о Итиле из письменных источников[54].

К числу проблем хазарской археологии относится более тесная интеграция полевых данных с письменной историей.

Статья написана по материалам сайтов: studbooks.net, histrf.ru, www.proza.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector