Первый поход на Крым

Со второй половины XVI, а в особенности в XVII веке запорожская казацкая вольница буквально устроила террор османским и татарским приморским населенным пунктам Черного и Азовского морей. Ватаги удалых бритоголовых молодцев с низовых порогов Днепра, внезапно появлявшиеся у берегов на небольших и мобильных лодках-чайках, прекрасно обращались с огнестрельным оружием, а также отличались необыкновенной удалью, бесстрашием и жестокостью. Более того, пешие запорожские отряды проникали также и в глубь Крымского полуострова, совершая внезапные налеты и грабя как ничем не защищенные деревеньки, так и могучие крепости.

Подобно хищным коршунам, казаки нападали на города и веси Крыма. Их добычей становились обильные трофеи и пленники. По мнению А. Фишера, тенденция к переселению из приморских регионов в глубь страны, наблюдавшаяся в Османской Турции и Крымском ханстве в XVII веке, связана как раз со страхом перед казацкими набегами.

Причины крымских походов

В разбойничьих налетах на Крым казаками двигали разные причины и факторы. Во-первых, будучи независимым военным объединением, Запорожская Сечь зачастую лавировала между Турцией, Россией и Польско-Литовским государством. Как русские цари, так и польские короли частенько отдавали казацким старшинам тайные приказы вторгнуться в Крым или напасть на ханские и османские войска. Таким образом, казацкие ватаги фактически выполняли тайные политические заказы крупных европейских государств.

Во-вторых, казаками часто двигала банальная жажда наживы: в Крыму можно было пограбить богатые мусульманские владения и взять в плен живую силу. Однако, не надо забывать о том, что порой запорожцами двигали и более возвышенные мысли: целью похода в Крым могла быть необходимость вызволить из татарской неволи товарищей-казаков, попавших в плен.

В-третьих, зачастую казаками двигала простая воинская удаль и желание продемонстрировать свое военное искусство, бесстрашие и презрение к смерти.

Ну и, наконец, бывали случаи, когда казаки посещали Крым для оказания военной помощи крымским ханам: так, в 1624 году казаки помогали опальному хану Мехмед Гирею III в войне против султана Мурада IV. При этом объединенное татарско-казацкое войско разбило турецкие войска под Карасубазаром (современным Белогорском).

Вторая половина XVI века: первые походы

Пожалуй, первый крымских поход запорожцев в Тавриду был организован легендарным казацким предводителем Дмитрием «Байдой» Вишневецким. В 1559 году, по приказу царя Ивана Грозного, товарищ Вишневецкого Даниил Адашев вторгся в Крым, разгромив несколько городов и освободив множество христианского полона (пленников). В 1574 году, грабя татарские и турецкие порты, по Черному морю плавал атаман Самойло Кошка. Пойманный турками, он был посажен гребцом на галеру, где провел около 25 лет.

В 1575 году казаки предприняли новый поход на Крым, на этот раз под предводительством князя Богдана Ружинского, известный также как «Богданко». Проникнув в Крым через северную крепость Перекоп (Ор-Капы), казаки предали огню и мечу многие города полуострова, освобождая русских пленников и зверски убивая местное мусульманское население. Рассвирепевшие казаки выкалывали глаза мужчинам и отрезали груди женщинам. В том же году сам Богданко погиб при штурме турецкой крепости Ислам-Кермен.

В 1588 году, пристав на лодках к крымскому берегу между Гезлевом (Евпаторией) и Перекопом, казаки разграбили 17 татарских деревень, а в следующем году, выйдя в море на малых стругах, ночью ворвались в сам Гезлев. Потеряв в бою атамана Кулагу и 30 товарищей пленными, казаки покинули полуостров.

Походы первой половины XVII века

В 1620 году казаки Петра Одинца успешно атаковали крепость Перекоп. Тем не менее, поход 1621 года окончился для казаков крайне неудачно. Казацкое морское войско в количестве 300 человек пленил под Кефе капудан-паша Халил, предав запорожцев лютой казни, повесив на крюки и посадив на кол. Головы убитых казаков были засолены и отправлены в Стамбул.

Эти карательные меры только раззадоривали запорожцев, продолжавших регулярно грабить османские и татарские владения Крыма в 1620-ые и 1630-ые годы. При этом страдали не только приморские города: порой казаки достигали населенных пунктов, расположенных в глубине полуострове. Так, в 1629 году штурмом была взята мощная османская крепость Мангуп.

Во времена Хмельницкого и Сирко

Ситуация резко поменялась в 1648 году: в это время казацкий гетман Богдан Хмельницкий, заручившись помощью хана Ислам Гирея III, не только запретил запорожцам нападать на Крым, но и заключил с татарами военный союз. Объединенные татарско-казацкие формирования нанесли несколько чувствительных поражений польскому войску в ходе т.н. «национально-освободительной войны» Хмельницкого против поляков.

Тем не менее, после воссоединения Украины с Россией в 1654 году казаки продолжили свои набеги на Крым. Последующие походы казаков были связаны преимущественного с легендарной личностью Ивана Сирко, избиравшегося кошевым атаманом с 1654 по 1680 год. Именно он был, по преданию, автором знаменитого апокрифического письма турецкому султану. Самым мягким выражением, каковым казаки именовали в письме султана, было «свинячья морда». Впрочем, это скорее легенда, чем истина, запечатленная также в картине Ильи Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану».

Неоднократно вторгаясь в Крым с севера, через Перекоп, Сирко, как правило, был во главе пешего войска, а не лодочной флотилии, как его предшественники. Особенно примечателен был набег 1675 года.

Войдя в Крым через Сиваш, Сирко предал огню и мечу Гезлев, Карасубазар и даже Бахчисарай, столицу Крымского ханства. После этого он разгромил под Перекопом многотысячное войско хана, едва не захватив того в плен. При этом Сирко взял с собой семь тысяч христианского полона, рассчитывая вывести их на волю в Россию. Тем не менее, в северном Крыму три тысячи из этих пленников решили вернуться назад в Крым, т.к. там у них оставалось домашнее хозяйство и имущество – а на родине их никто не ждал.

Разъяренный предательством, Сирко приказал уничтожить этих пленников, считая, что им было лучше погибнуть, чем «размножаться в Крыму между бусурманами». Более того, он обратил в православие 1500 татар, захваченных в Крыму.

Пожалуй, Сирко был последним значительным предводителем казаков, осуществлявшим походы в Крым. В конце XVII и в XVIII веках в походы на Крым ходила преимущественно регулярная российская армия, в то время как золотая эпоха вольного запорожского воинства постепенно сходила на нет.

§ 6. Крымские походы

§ 6. Крымские походы

Год спустя после заключения «Вечного мира» Россия, во исполнение обязанностей по «Священной лиге», начала войну с Крымским ханством — турецким вассалом и давним врагом России. 50-тысячную армию возглавил князь В.В. Голицын. В мае 1687 г . она подошла к р. Конские Воды. Вскоре, у р. Самары, к ней присоединилась 50-тысячная армия гетмана И. Самойловича. По Днепру плыл на судах отряд Г. Касогова к крепости Кизи-Кермен. В походе участвовали и донские казаки атамана Ф. Минаева.

Обстановка складывалась как будто благоприятная —-турки ие могли оказать помощи Крыму, так как воевали с Австрией, Польшей и Венецией. Но войска Голицына попали в очень затруднительное положение. Стояло жаркое лето. He хватало воды, продовольствия, фуража. Крымцы к тому же выжгли степь от Конских Вод до Перекопа. Сражений не было, а потери росли — не выдерживали и люди, и кони. Пришлось отступать. Через полтора года весной начали новый поход. Провели подготовку — сбор денег, ратников. На р. Самаре построили Новобогородицкую крепость, чтобы закрыть пути крымским вторжениям на Украину.

К тому времени сильно ослабли позиции Османской империи. Союзники России по «Священной лиге» разгромили турецкие войска в Венгрии, Далмации, Морее. Белград пал под ударами австрийской армии. В самой Турции возмущенные войска свергли султана Магомета IV.

В феврале 1689 г . русско-украинская армия В.В. Голицына (112 тыс. человек) снова двинулась степями к Перекопу. Хан выставил 250-тысячное войско. В середине мая начались ожесточенные сражения, разбитые крымцы отступали. Но опять началась жара, возобновились тяготы первого похода. После неудачных переговоров с ханом, который предлагал соглашение на условиях Бахчисарайского мира 1681 г . (Голицын не согласился с ними), русское командование начало отвод войск.

Оба похода видимой удачи не принесли. Русско-украинские военные силы подходили к Крыму, но на полуостров вступить не смогли. Немалыми были потери. Все же значение походов, и немалое, в том, что впервые за два столетия (после свержения ордынского ига) Россия предприняла два больших выступления против Крымского ханства. Крымцы испытали чувства страха и горечь поражений. Их военные силы не могли оказать помощь потерпевшей неудачи Турции.

Австрия и Венеция получили от России помощь и смогли ею неплохо воспользоваться. Россия продемонстрировала свою возросшую военную мощь. Характерно, что в Стамбуле, получавшем вести о подходе больших русско-украинских армий к Крыму и турецким владениям в Северном Причерноморье, не раз возникала паника: «Русские идут!»

В Москве постарались, особенно регентша Софья, изобразить оба похода как великие победы, каковыми они не были.

Царь Петр Алексеевич даже не хотел однажды принять Голицына, вернувшегося из похода. Но, несмотря на крайнюю свою нелюбовь к сестре и ее таланту-канцлеру, он после их свержения продолжил ту же политику в южном направлении Правда, внес в нее некоторые изменения.

31.Голицинские походы в Крым. Азовские походы Петра I в Крым.

Голицинские походы В 1683 г. турецкий султан Мехмед IV предпринял большой поход на Австрию. В июле 1683 г. его войска осадили Вену. Город был на грани гибели, но его спасло появление армии польского короля Яна Собесского. 1 сентября 1683 г. турки были наголову разбиты под Веной.

В 1684 г. в войну с Турцией вступила Венеция. В том же году австрийские войска заняли большую часть Хорватии, которая вскоре стала австрийской провинцией. В 1686 г., после полутора веков турецкого господства, город Буда был взят австрийцами и вновь стал венгерским городом. Венецианцы с помощью мальтийских рыцарей захватили остров Хиос.

Московское государство не могло упустить столь благоприятную возможность наказать крымского хана. По приказу царевны Софьи (формально — от имени малолетнего Петра и его брата слабоумного Ивана) осенью 1686 г. была начата подготовка похода в Крым.

Еще в 1682 г. царский посланник Тараканов дал знать из Крыма, что хан Мурад Гирей для получения подарков велел схватить его, привести к себе на конюшню, «бить обухом, приводить к огню и стращать всякими муками». Тараканов заявил, что ничего лишнего сверх прежней дани не даст. Его отпустили в стан на реку Альму, предварительно дочиста ограбив. Поэтому правительница Софья велела объявить хану, что московских посланников он уже не увидит больше в Крыму, что нужны переговоры, и прием даров будет производиться теперь за границей.

Осенью 1686 г. московское правительство обратилось к войскам с грамотой, где говорилось, что поход предпринимается для избавления Русской земли от нестерпимых обид и унижения. Ниоткуда татары не уводят столько пленных, как из нее; продают христиан как скот; ругаются над верой православной. Но и этого мало. Русское царство платит татарам ежегодную дань, за что терпит стыд и укоризны от соседних государств, а границ своих этой данью все ж не охраняет. Хан берет деньги и бесчестит русских гонцов, разоряет русские города. От турецкого султана управы на него нет никакой.

Во главе 100-тысячного войска выступил в поход «большого полка дворовый воевода, царственныя большия печати и государственных великих посольских дел сберегатель» и наместник Новгородский князь Василий Васильевич Голицын.

Крымскому походу царевна Софья придавала большое значение. Василий Васильевич Голицын был ее любовником, и его успех в Крыму существенно увеличивал потенциал Софьи в борьбе за власть со сторонниками Петра. Вместе с русскими войсками в походе должны были принять участие и украинские казаки под начальством гетмана Ивана Самойловича.

Лишь в начале 1687 г. голицынская армия двинулась на юг мимо Полтавы, через Коломак, реки Орел и Самару к Конским Водам. Двигалось войско крайне медленно, с большими предосторожностями, хотя о татарах не было и слуха.

Во время похода все войска сосредотачивались в одну громадную массу, имевшую форму четырехугольника, больше версты по фронту и 2 версты в глубину. В середине шла пехота, по бокам — обоз (20 тысяч повозок), рядом с обозом — артиллерия, прикрытая конницей, на которую возлагалась разведка и охранение. Вперед был выдвинут авангард из пяти стрелецких и двух солдатских (Гордона и Шепелева) полков.

На реке Самаре к армии присоединились 50 тысяч малороссийских казаков гетмана Самойловича.

Только через пять недель войско достигло реки Конские воды, преодолев за это время 300 верст. Но Голицын доносил в Москву, что он идет «на Крым с великим поспешанием».

13 июня армия переправилась через Конские воды, за которыми уже начиналась степь, и расположилась лагерем в урочище Большой Луг, недалеко от Днепра. Здесь вдруг выяснилось, что степь горит на огромной площади — с юга неслись тучи черного дыма, отравляя воздух нестерпимым смрадом. Тогда Голицын собрал старших военачальников на совет. После долгих рассуждений поход решили продолжить.

14 июня войско выступило из Большого Луга, но за двое суток преодолело не более 12 верст: степь дымилась, травы и воды не было. Люди и лошади едва двигались. В армии появилось много больных. В таком состоянии войска добрались до пересохшей речки Янчокрак.

К счастью, 16 июня пошел проливной дождь, Янчокрак наполнилась водой и выступила из берегов. Воеводы, приказав выстроить мосты, перевели армию на другой берег в надежде, что ливень оживил степь. Но ожидания эти не оправдались, вместо травы степь была покрыта грудами золы.

Совершив еще один переход, Голицын вновь, 17 июня, собрал совет. До Крыма оставалось не менее 200 верст пути. Армия, правда, не встретила еще ни одного татарина, но обессиленные бескормицей лошади не могли тащить пушки, а люди рисковали умереть с голода. На совете было решено возвращаться в пределы России и ожидать там царского указа, а для прикрытия отступления от нападения татар отрядить к низовьям Днепра 20 тысяч московских войск и столько же малороссийских казаков.

18 июня главные силы поспешно двинулись назад той же дорогой, оставив далеко позади себя обозы. 19 июня Голицын послал в Москву донесение, где главной причиной неудачи назвал пожар в степи и нехватку конского корма.

Татары и ранее постоянно поджигали степь при подходе неприятеля. Но тут малороссийские недруги Самойловича подали донос Голицыну, что поджог степи был совершен казаками по приказу Самойловича. Князю и его воеводам тоже надо было найти виноватого. Князь наябедничал Софье, и через две недели Самойлович был лишен гетманской булавы.

25 июля 1687 г. на реке Коломаке состоялась Рада, на которой «вольными голосами малороссийских казаков и гене- ральской старшины» был выбран гетман Иван Степанович Мазепа. Его избранию гетманом сильно способствовал князь В.В. Голицын.

Второй поход в Крым князь Голицын начал в феврале 1689 г. Голицын предполагал прийти в Крым ранней весной, чтобы избежать степных пожаров и летнего зноя. Войска собирались в Сумах, Рыльске, на Обояни, в Межеречах и в Чугуеве. Всего собралось 112 тысяч человек, не считая малороссийских казаков, которые, как и в первом походе, должны были присоединиться на реке Самаре. В состав армии входило 80 тысяч войск «немецкого строя» (рейтар и солдат) и 32 тысячи «русского строя», при 350 орудиях. Почти всеми полками командовали иноземцы, среди них Гордон и Лефорт.

В начале марта к Большому полку в Сумах прибыл В.В. Голицын. Гордон предложил главнокомандующему двигаться ближе к Днепру и через каждые 4 перехода устраивать небольшие укрепления, что должно было навести страху на татар и обеспечить тыл. Еще Гордон рекомендовал взять с собой стенобитные орудия и штурмовые лестницы, а также построить на Днепре лодки для захвата Кизикермена и других татарских укреплений.

Но Голицын оставил предложения Гордона без внимания и поспешил выступить в поход, чтобы успеть избежать степных пожаров. Войска выступили 17 марта. Первые дни стояла жуткая стужа, а потом внезапно наступила оттепель. Все это затрудняло движение армии. Реки разлились, и войска с большими сложностями переправились через реки Ворсклу, Мерло и Дрель.

На реке Орел к Большому полку присоединилась остальная часть армии, а на Самаре — Мазепа со своими казаками. 24 апреля армия с двухмесячным запасом продовольствия потянулась левым берегом Днепра через Конские Воды, Янчок-рак, Московку и Белозерку к Коирке.

От Самары войска шли с большой осторожностью, высылая вперед конные отряды для разведки. Порядок движения, в общем, был тот же, что и в 1687 г., то есть крайне громоздкий и способствующий чрезвычайной медлительности.

Достигнув речки Коирки, Голицын отрядил двухтысячный отряд к Аслан-Кирменю, а сам двинулся на восток в степь, по направлению к Перекопу. 14 мая отряд, высланный к Аслан-Кирменю, вернулся, так и не дойдя до крепости.

15 мая во время перехода армии в Черную Долину по Ки-зикерменской дороге появились значительные силы татар. Это было войско Нуреддин-Калги, сына хана. В авангарде завязалась перестрелка, в ходе которой обе стороны понесли незначительные потери. После этого татары отошли, а русское войско вошло в Черную Долину.

На следующий день татары напали снова, стремительно обрушившись на тыл армии. Задние полки замялись, конные и пешие бросились в вагенбург,[261] но сильный огонь артиллерии остановил татар. Понеся здесь большие потери, татары бросились на левый фланг и сильно потрепали Сумской и Ахтырс-кий полки украинских казаков. Но и тут артиллерия остановила татар. Видя бессилие своей конницы против татар, воеводы поместили ее за пехотой и артиллерией, внутри вагенбурга.

Утром 17 мая татары показались снова, но, видя повсюду пехотные полки, не решились на них напасть и скрылись. Общее число потерь в русской армии за эти дни составило около 1220 человек. Донесение Голицына о трехдневном бое, о жестоких нападениях неприятеля и о блистательных победах было спешно отправлено в Москву.

Армия сделала еще два перехода и 20 мая подошла к Перекопу — слабо укрепленному городку. Впереди Перекопа стоял сам хан с 50-тысячным войском. Соединясь с сыном, он окружил и атаковал Голицына со всех сторон. Отогнав татар огнем артиллерии, Голицын приблизился к Перекопу на пушечный выстрел и хотел было ночью его атаковать.

Но тут-то и обнаружилась нерешительность неспособного Голицына. Решись он сразу, как и сам наметил, атаковать, победа еще могла бы ему достаться. Войско уже двое суток было без воды, в частях обнаружился недостаток хлеба, лошади дохли; еще несколько дней, и пушки и обоз пришлось бы бросить. Готовясь к штурму, все воеводы на вопрос, как быть, дали ответ: «Служить и кровь свою пролить готовы. Только от безводья и от безхлебья изнужились, промышлять под Перекопом нельзя, и отступить бы прочь».

В результате слабовольный Голицын не рискнул штурмовать перекопские укрепления, а взамен этого вступил в переговоры с татарами. Он льстил себя надеждой, что хан, боясь нашествия на Крым, согласится на выгодные для России условия: на ук-райные города и Польшу войной не ходить; дани не брать и всех русских пленников освободить без размена. Хан же нарочно затягивал переговоры, зная, что русская армия не сможет долго стоять под Перекопом. Наконец 21 мая пришел ответ от хана. Он соглашался на мир лишь на прежних основаниях и требовал 200 тысяч рублей недополученной дани. Голицыну ничего не оставалось, как начать отступление.Отступала русская армия в очень тяжелых условиях, по всей степи бушевали пожары. Гордон, командовавший арьергардом, впоследствии писал: «Армия наша находилась в большой опасности. Положение ее было бы еще затруднительней, если бы хан вздумал преследовать всеми силами. К счастью, у него было менее войска, чем мы воображали». Впрочем, это не помешало татарам преследовать русских целых 8 суток, не давая покоя ни днем, ни ночью.29 июня на берег реки Мерло прибыл к войску окольничий Нарбеков «с царским милостивым словом» и с повелением распустить людей по домам. «За столь славныя во всем свете победы мы тебя жалуем милостиво и премилостиво и паки премилостиво похваляем», — так заканчивала Софья собственноручное письмо Голицыну. По возвращении из похода она осыпала богатыми наградами своего фаворита, воевод, офицеров и нижних чинов. Азовские походы

1695 и 1696 годов — военные кампании России против Османской империи; были предприняты Петром I в начале его царствования и закончились взятием турецкой крепости Азов. Они могут считаться первым значительным свершением молодого царя. Эти военные компании стали первым шагом на пути решения одной из основных задач, стоящих перед Россией в то время, — получения выхода к морю.

Выбор южного направления в качестве первой цели обусловлен несколькими основными причинами:

война с Османской империей представлялась более лёгкой задачей, чем конфликт со Швецией, закрывающей выход к Балтийскому морю.

взятие Азова позволило бы обезопасить южные области страны от набегов крымских татар.

союзники России по антитурецкой коалиции (Речь Посполитая, Австрия и Венеция) потребовали от Петра I начать военные действия против Турции.

Первый Азовский поход 1695 года

Решено было нанести удар не по крымским татарам, как в походах Голицына, а по турецкой крепости Азов. Изменён и путь следования: не через пустынные степи, а по районам Волги и Дона.

Зимой и весной 1695 года на Дону были построены транспортные суда: струги, морские лодки и плоты для доставки войск, боеприпасов, артиллерии и продовольствия из дислокации к Азову. Это можно считать началом, пусть несовершенного для решения военных задач на море, но — первого русского флота.

Весной 1695 года армия 3-я группами под командованием Головина, Гордона и Лефорта двинулась на юг. Пётр во время похода совмещал обязанности первого бомбардира и фактического руководителя всей кампании.

Русская армия отвоевала у турок две крепости, и в конце июня осадила Азов (крепость в устье Дона). Гордон стал против южной стороны, Лефорт влево от него, Головин, при отряде которого находился и царь — вправо. 2 июля войска под командованием Гордона начали осадные работы. 5 июля к ним присоединились корпуса Головина и Лефорта. 14 и 16 июля русским удалось занять каланчи — две каменные башни по обоим берегам Дона, выше Азова, с протянутыми между ними железными цепями, которые преграждали речным судам выход в море. Это стало фактически наивысшим успехом в ходе кампании. Были предприняты две попытки штурма (5 августа и 25 сентября), но крепость взять не удалось. 20 октября осада была снята.

Второй Азовский поход 1696 года

Всю зиму 1696 года русская армия готовилась ко второму походу. В январе на верфях Воронежа и в Преображенском было развёрнуто масштабное строительство кораблей. Построенные в Преображенском галеры в разобранном виде доставлялись в Воронеж, там собирались и спускались на воду. Кроме того, из Австрии были приглашены инженерные специалисты. Свыше 25 тысяч крестьян и посадских было мобилизовано с ближайшей округи на строительство флота. Были сооружены 2 крупных корабля, 23 галеры и более 1300 стругов, барок и мелких судов.

Реорганизовано и командование войсками. Во главе флота поставлен Лефорт, сухопутные войска вверены боярину Шеину.

16 мая русские войска вновь осадили Азов.

20 мая казаки на галерах в устье Дона напали на караван турецких грузовых судов. В результате были уничтожены 2 галеры и 9 малых судов, а одно небольшое судно захвачено. 27 мая флот вышел в Азовское море и отрезал крепость от источников снабжения по морю. Подошедшая турецкая военная флотилия не решилась вступить в бой.

16 июля завершены подготовительные осадные работы. 17 июля 1500 донских и часть украинских казаков самовольно ворвались в крепость и засели в двух бастионах. 19 июля после длительных артиллерийских обстрелов гарнизон Азова сдался. 20 июля сдалась также крепость Лютих, находившаяся при устье самого северного рукава Дона.

Уже к 23 июля Пётр утвердил план новых укреплений в крепости, которая к этому времени была сильно повреждена в результате артиллерийских обстрелов. Азов не имел удобной гавани для базирования морского флота. Для этой цели было выбрано более удачное место — 27 июля 1696 года основан Таганрог. Воевода Шеин за заслуги во втором Азовском походе стал первым русским генералиссимусом.

Значение Азовских походов

Азовская кампания на практике продемонстрировала важность артиллерии и флота для ведения войны. Она является заметным примером успешного взаимодействия флота и сухопутных сил при осаде приморской крепости, особенно ярко выделяющимся на фоне близких по времени провалов англичан при штурме Квебека (1691) и Сен-Пьера (1693).

Подготовка походов ярко проявила организаторские и стратегические способности Петра. Впервые проявились такие важные его качества, как умение делать выводы из неудач и собирать силы для повторного удара.

Несмотря на успех, по завершении кампании стала очевидна незавершённость достигнутых результатов: без овладения Крымом или, по крайней мере, Керчью выход в Чёрное море был по-прежнему невозможен. Для удержания Азова необходимо было укреплять флот. Необходимо было продолжать строительство флота и обеспечить страну специалистами, способными построить современные морские суда.

20 октября 1696 года Боярская Дума провозглашает «Морским судам быть…» Эту дату можно считать днём рождения русского регулярного военно-морского флота. Утверждается обширная программа судостроения — 52 (позднее 77) судов; для её финансирования вводятся новые повинности.

22 ноября оглашается указ об отправке дворян на обучение за границу.

Война с Турцией ещё не закончена и потому с целью лучше узнать расстановку сил, найти союзников в войне против Турции и подтвердить уже существующий союз — Священная лига, наконец, укрепить положение России, было организовано «Великое посольство».

Петр I крепко обосновался в Керчи

manager

фото: Константин Ходаковский

Петр I был первый Московский Государь, ступивший на землю Крымского полуострова, и первый, поставивший вопрос о присоединении Керчи к Русскому Царству. Памятник был подарен городу в прошлом году по просьбе Керченского союза монархистов руководителем проекта “Аллея российской славы” Михаилом Сердюковым.

На открытии присутствовали представители городских властей, руководство торгового порта (около которого и размещён бюст), сам даритель, представители союза монархистов и горожане. Праздник был хорошо подготовлен, и помимо использования звуковой аппаратуры атмосферу создавал духовой оркестр, исполнявший военные марши.

После исторической справки, произнесённой ведущими, была спущена драпировка и прозвучали торжественные речи. Выступающие рассказали о значении чествуемого события и выразили благодарность всем, кто приложил усилия к появлению в городе памятного знака, доставка и установка которого производилась на частные и муниципальные средства.

Бюст и постамент выполнены из архитектурного бетона. На пьедестале нанесены надписи в дореформенной орфографии. Текст на лицевой стороне “Императоръ Всероссійскій Пётръ І Великій” дополнен на боковых гранях краткой информацией о достопамятных событиях, которым посвящён монумент.

История посещения Крыма Петром І довольно примечательна и необычна. В 1683 году могущественная в то время Оттоманская Порта начала новый завоевательный поход против Священной Римской Империи.

Австрийская столица устояла лишь благодаря военному союзу и помощи со стороны Речи Посполитой. Тяжёлая оборона Вены показала огромную угрозу, которую представляла экспансия мусульманства в христианскую Европу, и заставила государства, постоянно враждовавшие с Турцией, заключить военный союз. В 1684 году при содействии католической церкви была создана Священная лига.

В неё вошли Австрия, Польша и Венеция. А в 1686 году при царевне Софье Алексеевне к альянсу присоединилась и Россия, чьи южные рубежи постоянно тревожило Крымское ханство — вассал Османской Империи.

Подписав выгодный трактат о вечном мире с Польшей, Россия завершила 32-летнюю войну за возвращение западнорусских земель и обязалась совершить военный поход против Крымского ханства, нарушив условия Бахчисарайского мира 1681 года, которые не соблюдались и татарами, продолжавшими совершать набеги на южнорусские земли.

В 1687 и 1689 годах Россия предприняла походы на Крым армией численностью более 100 тысяч под предводительством князя Василия Васильевича Голицына.

В ходе этих кампаний серьёзных боестолкновений не происходило, но они достигли своей цели: силы Крымского ханства были скованы и не могли присутствовать на балканском театре военных действий Турция лишилась необходимой помощи.

Однако проблема татарских набегов перешла в наследство новому Царю Петру Алексеевичу Романову.

Продолжая участие в Священной лиге, Пётр І предпринял в 1695 и 1696 годах военные походы с целью овладения крепостью Азов, запиравшей для России выход в Азовское море.

На этот раз удары оказались более решительными и были направлены против самой Османской Империи, а не её вассала. К тому же новые наступательные направления вдоль Волги, Донаи Днепра избавили от изнуряющих маршей по пустынной степи и позволили использовать флот, который сыграл решающую роль во взятии стратегической крепости, блокировав турецкий гарнизон с моря.

Помимо собственно Азова в ходе обоих Петровских походов были покорены ещё ряд мелких османских крепостей на Днепре и Дону.

В конце 1696 года Боярская дума утвердила программу строительства русского военно-морского флота.

На Воронежской и других верфях приступили к постройке мелких судов, а также трёхмачтовых кораблей типа баркалона и галеаса. В 1698 году был заложен город Таганрог с удобной гаванью. На рубеже 1698 и 1699 годов прошёл Карловицкий конгресс для заключения мира между Османской империей и Священной лигой.

На переговорах Россия потребовала от потерпевшей поражение Турции передачи в своё владение занятых ею Азова, поднепровских крепостей, а для установления надёжного мира и в качестве компенсации за понесённые военные расходы — и Керчи, открывавшей выход в Чёрное море.

В это время Пётр І обсуждал с инженером Джоном Перри проект создания сильной русской гавани на Керченском полуострове для развития русской морской торговли. Однако это не устраивало не только побеждённую сторону, но и союзников. В результате единственной страной-участницей конгресса, с которой не был подписан мир(вопреки соглашению союзников не входить в сепаратные договоры), оказалась Россия — заключённое двухлетнее перемирие предусматривало контроль только над фактически занятыми территориями.

В 1699 году между Россией и Турцией наметились очередные мирные переговоры. Чтобы продемонстрировать туркам силу нового русского флота Царь Пётр принял решение отправить своё посольство в количестве 72 человек во главе с думным дьяком Емельяном Игнатьевичем Украинцевым в Константинополь морем на 46-пушечном корабле “Крепость”.

До Керчи его должна была сопроводить русская эскадра, дабы обеспечить беспрепятственный проход через пролив. В течение ряда месяцев шли активные приготовления к Керченскому походу, корабли укомплектовывались судовыми командами и всем необходимым для предстоящего плавания, были проведены и военные учения на случай возможного морского сражения.

Тогда же Пётр І утвердил облик русского бело-сине-красного флага, который впоследствии стал национальным. Впервые это знамя было поднято на мачтах кораблей при походе в Керчь. Были также учреждены Андреевский стяг и высший орден Российской Империи — Святого апостола Андрея Первозванного.

Командовал эскадрой генерал-адмирал боярин Фёдор Алексеевич Головин, а капитаном корабля с говорящим названием “Отворённые врата” был сам Пётр І под псевдонимом Петра Михайлова.

Флотилия в составе 10 кораблей, 2 галер и ряда более мелких судов вошла в Керченский пролив 18 (28) августа 1699 года и приветствовала турок пальбой из всех орудий.

Керченский паша и адмирал турецкого флота были ошеломлены внезапно открывшимся перед их взором зрелищем: турки полагали, что строительство русскими своего флота ведётся без особых успехов, а спуск столь крупных кораблей по Дону и выход в Азовское море и вовсе невозможен. Переговоры о проходе посольского корабля велись в довольно напряжённой обстановке, на русских кораблях находилось более 2,5 тысяч человек и сотни современных артиллерийских орудий, поэтому турки всерьёз опасались захвата Керчи и сосредоточили на берегу войска.

В ходе этого визита высшие офицеры российского флота сходили 21 (31) августа на берег, осматривали крепость Керчь и её оборонительные сооружения, а также вымерили фарватер.

Вице-адмирал Корнелий Иванович Крюйс оставил в своём журнале описание города:

Под видом квартирмейстера в одежде Сардамскаго корабельщика Пётр І инкогнито ступил на керченскую землю в составе адмиральской делегации 25 августа (4 сентября) — в районе нынешней Еникале. После этого русская эскадра отправилась в обратный путь, а корабль “Крепость” совершил благополучное плавание в Константинополь, где русское посольство заключило мир с Турцией.

В письме от 3 (13) сентября 1699 года Царь Пётр І писал об этих событиях из Таганрога:

Самым большим и известным памятником посещению Крыма Петром Великим стала крепость Еникале, которую турки начали спешно возводить сразупосле неожиданного появления сильного русского флота у берегов Керчи.

В рамках Константинопольского мирного договора 1700 года Россия закрепила своё основное завоевание — выход в Азовское море — и Царь смог начать тяжёлую и победоносную Северную войну.

Поставленные Петром I внешнеполитические задачи на юге по овладению Керчью были решены лишь в 1774 году в правление Екатерины II, когда по Кючук-Кайнарджийскому мирному договору крепости Керчь, Еникале и Кинбурн были переданы в вечное и неприкосновенное владение Российской Империи, а Крымское ханство стало независимым от Турции.

Это событие предопределило присоединение к Российскому Государству в 1783 году всего Крымского полуострова, что обеспечило безопасность юго-западных приграничных территорий от татарских набегов и появление нового процветающего края, за считанные десятилетия застроенного множеством городов европейского уровня, — Новороссии.

Статья написана по материалам сайтов: history.wikireading.ru, studfiles.net, zerkalokryma.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector