Нелегальный поход в припять

Please complete the security check to access www.moscatalogue.net

Why do I have to complete a CAPTCHA?

Completing the CAPTCHA proves you are a human and gives you temporary access to the web property.

What can I do to prevent this in the future?

If you are on a personal connection, like at home, you can run an anti-virus scan on your device to make sure it is not infected with malware.

If you are at an office or shared network, you can ask the network administrator to run a scan across the network looking for misconfigured or infected devices.

Another way to prevent getting this page in the future is to use Privacy Pass. Check out the browser extension in the Chrome Store.

Cloudflare Ray ID: 4dd82f8cec0d75f2 • Your IP : 37.252.1.220 • Performance & security by Cloudflare

Поход в Припять — источник невероятных впечатлений

Припять с высоты птичьего полета

Загадочное и неизвестное всегда привлекало человеческую сущность. Особенно — если дело доходило до мистики или еще не раскрытых тайн. Сегодня наиболее захватывающим и манящим для туриста остается путешествие в зону отчуждения, в город, который уже давно погрузился в глубокий сон и до сих пор в нем пребывает.

Поросшие радиоактивным мхом ступеньки

Как можно попасть в Припять?

Поход в Припять сегодня является более чем доступным мероприятием. Попасть сюда может как украинец, так и гость из соседнего государства. Однако некоторые ограничения все-таки существуют.

На сегодняшний день есть несколько способов отправиться в чернобыльскую зону. Во-первых, можно забронировать экстрим-тур на один или несколько дней. Такой поход позволит увидеть множество достопримечательностей, которые, как и раньше, продолжают находиться на прежних местах.

Существует и другой способ, однако сегодня он считается нелегальным. Отряд для похода в Припять все чаще собирают так называемые сталкеры — люди, живущие историей зоны ЧАЭС. Эти люди отлично знают территорию и немало таких интересных мест в Припяти, о которых вам не расскажет ни одна легальная экскурсия.

Припять незадолго до катастрофы

Воспоминания сталкера

Нелегальный поход в Припять из года в год организует опытный сталкер Александр Сирота. Для этого человека город является не только примером катастрофической ошибки, но и родным домом.

Александру было 10 лет, когда он покинул зону отчуждения вместе с матерью. После этого жизнь изменилась — перестала быть беззаботной и спокойной, как было в молодой и цветущей Припяти.

Поржавевшие аттракционы в парке Припяти

Через некоторое время Александр начал худеть, а матери поставили диагноз «лучевая катаракта». Подобный диагноз нередко ставили тем, кто продолжительное время смотрел на зарево от пожара на ЧАЭС. Жизнь этих людей, как и всех пострадавших от аварии, изменилась не в лучшую сторону.

Когда юноша подрос, он захотел вернуться в те места, в которых провел свое сознательное детство. С тех пор он не разлучается с Припятью и часто проводит в город группы туристов, сопровождая гостей по отдаленным, но безопасным местам.

Мох — признак повышенного радиационного фона

Что нужно знать туристу, который отправился в поход в Припять?

Для тех, кто выбрал для себя нелегальный поход в Припять, опытный сталкер проведет вас по самым загадочным местам. Во время всего похода верным спутником будет дозиметр, который позволит отслеживать уровень радиационного излучения.

Каждому туристу стоит знать, что радиация по своей сущности пятнистая, и если в одном месте в комнате или открытой территории нет радиации, это не означает, что сделав один шаг вперед ее там не окажется.

Шагая все дальше по зараженной территории сталкер обязательно будет вести вас по дороге, устеленной прочным бетоном. Такой путь будет выбран неспроста. Учеными доказано, что радиация прочно оседает в почве. Это значит, что уровень содержания активных радионуклидов будет значительно выше, если вы решите пройти по неасфальтированной землянистой тропинке.

Поход в Припять со сталкером вам обязательно запомнится, ведь только у них есть особые места, предназначенные для ночевки. Они оборудованы минимальным количеством мебели, а окна в этих помещениях обязательно заклеены, чтобы не привлекать особого внимания.

Гуляя вместе со сталкером вы обязательно запомните, что самые опасные места в Припяти – это подвал в медицинской санитарной части, территория рядом с ЧАЭС, а также склады техники, которые как губка впитали в себя огромное количество радиационных элементов. Поэтому обходить эти места вы будете стороной.

Поход в Припять с экскурсионной группой, конечно, позволит вам узнать многое о той страшной аварии. Однако прогулка со сталкером приведет вас в те неожиданные места, которые в обычном туре недоступны.

Экстрим-туры в зону отчуждения организовывает и туристическое агентство Chernobyl heart. Перед взором туриста откроется выбор нескольких разновидностей туров. Среди них — однодневный групповой тур «Комфорт», двухдневный групповой тур «Эксклюзив», а также индивидуальный тур «VIP». Выбирайте то, что вам по душе. В любом случае захватывающие впечатления и яркие эмоции от похода в Припять гарантированы.

Нелегальный поход со сталкером

Мне улыбнулась удача, я нашел проводника. Им оказался один из основателей «сталкер-тура», настоящий фанат Зоны. Простой парень из Краматорска, перебравшийся ближе к своим незабвенным местам, ибо навсегда влюбился в Полесье.

Этот авторитетный самоход со стажем вызвался прогуляться со мной в Припять. Встретившись на нейтральной территории, мы расположились в кафе. Неторопливо потягивая пивко, он начал посвящать меня в суть происходящего. Я узнал о многочисленной братии сталкеров. О том, что в Припяти нет и дня, без нелегалов. Даже в самые лютые морозы. Узнал о велопоездках в Зону и о многом другом, что просто шокировало на тот момент. Взамен его услуг проводника в Припять я, к тому времени уже опытный диггер, облазивший почти весь подземный Киев, предложил спуститься под землю. Через несколько дней мы сходили в «консерву» — заброшенный перегон киевского метро. И вот спустя три недели наконец двинули в Припять.

В том походе я совершил существенную ошибку. По незнанию, надел броский иностранный камуфляж, по которому жители приграничных сел Зоны безошибочно определяют сталкеров. А водители маршрутных автобусов еще раньше, уже по выезду из Киева. И все они сообщают «куда надо». Знакомым пограничникам, участковому милиционеру, бойцам батальона охраны ЧЗО. В селах и маленьких городках люди хорошо знают друг друга и поэтому сразу замечают подозрительных чужаков. Проводник пожурил меня. По приходу на автостанцию выдал мне сменную неброскую одежду. Набитые рюкзаки мы погрузили в большие клетчатые сумки. С нами был еще один попутчик, планировавший доехать до колючки. Только его целью являлся более-менее целый еще на тот момент отстойник техники, что применялась в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. Он был расположен поблизости села Рассоха, всего в двух километрах от периметра Зоны.

“Заброс” прошел удачно. Попрощавшись с товарищем еще в маршрутке, высадились для конспирации на несколько остановок ранее. Двинули в сторону периметра. У каждого своя дорожка. Я, как и в 2009 г., сильно волновался в предвкушении похода. Боялся, что не справлюсь, и поэтому не спал всю ночь. Так как мы шли обходными дорогами, я устал еще до подхода к ограждению ЧЗО. Но терпел молча, сцепив зубы. Под линией электропередач 770 КВ «Дашава» мы встретились с нашим попутчиком. Долго сидели, спрятавшись в кустах, общались. Он удачно справился со своей задачей. Сделал замер сильно загрязненных радиацией траков на отстойнике. Но пришло время расставаться. Свой радиометр-дозиметр «Тэрра» он оставил в пользование нам и отправился в сторону выхода. А мы пошли под другой ЛЭП, идущей в направлении ЧАЭС, перпендикулярно «Дашаве». Надо признаться, расставаться с товарищем жутко не хотелось. Не то чтобы я успел к нему сильно прикипеть, просто перспектива длительного расставания с людьми пугала. На тот момент я вообще пожалел, что поддался на эту авантюру. Одно дело Полесское, расположенное рядом с жилыми пунктами, а другое — удаленная от всех Припять. Попутчик мой, между тем, был достаточно молчаливый.

В парке аттракционов. Фото автора, 2014 г.

Неторопливо форсировали реку Уж, искупались и набрали воды. После неприятно удивились подтоплению дороги, где пролег наш маршрут. И пошли по колено в воде, километров так семь. Вплоть до села Корогод. Добравшись до него, согласно нашему плану, пошли в сторону знаменитого заброшенного секретного городка Чернобыль-2. Там и по сей день стоит гигантская антенна-радар «Дуга». Давно не действующая, разумеется. Подробности восхождения на антенну приберегу для последующих глав. Проведя там половину светового дня, снова отправились в путь. До Припяти добрались лишь темной ночью, через 36 часов после выхода. Дальше было всё…

Незабываемые два дня, новые знакомства со сталкерами. Ночная гроза в Городе. Да, именно так, как я мечтал два года назад. Основных целей в Припяти было две. Радиозавод «Юпитер» и медсанчасть №126. Та самая, куда привезли первых пораженных излучением пожарных. “Юпитер” мне понравился, но не шибко впечатлил. В Киеве и других городах я посещал мертвые промышленные гиганты куда масштабнее. Да и лучше сохранившиеся. А вот МСЧ №126 оправдала себя с лихвой. Мой проводник Костя остался ждать на крыше. Мне же выпала возможность прогуляться самостоятельно по брошенным кабинетам и палатам. Солнце уже заходило, и последние его лучи озаряли мрачную картину здешнего интерьера. Разбросанные медицинские приборы, кресла, ампулы, одежда. Казалось, тени погибших ликвидаторов незримо следовали за мной, отчего становилось немного жутко. Воображение судорожно рисовало всё новые и новые сюжеты давно прошедших дней. Но все же я неторопливо обошел практически каждый кабинет…

Медсанчасть №126. Реанимационная…Фото автора, 2011 г.

Не особенно торопяcь, мы вышли из Зоны в районе села Андреевка к 18-00. Опоздали на маршрутку. На наших глазах автобус проследовал мимо, всего в каких-то 400 метрах. Делать нечего, пошли в Дитятки. В магазине встретили бойца 1-й роты МВД по охране ЧЗО, что дислоцируется в этом селе. Он ничего не сказал, лишь окинул нас затяжным взглядом. В глазах правоохранителя читалась брезгливость и сожаление. Ну а мы купили сладости, квас, пиво и сели ждать друга Кости, вызвавшегося приехать из Киева и эвакуировать нас. Скоро я вернулся домой, со сбитыми ногами, мокрый до нитки, дурно пахнущий. Но с полной торбой впечатлений. Долго переваривая случившееся со мной, я не был уверен, что вернусь сюда. Слишком двойственный осадок оставили полученные ощущения. С одной стороны довелось вкусить с лихвой вожделенных “заброшек”, а с другой меня посетило глубочайшее одиночество. И ощущение человеческого горя, что навеки въелось в эти бетонные стены брошенных домов. Только намного позже понял – это всего лишь Зона присматривалась ко мне, чтобы гостеприимно раскрыть свои объятья. А без мистики – просто процесс адаптации. К такому привыкаешь не сразу. Не каждый день ты разгуливаешь по мертвым городам.

Так или иначе, походы в Припять почти на год были прекращены. Нет, случались короткие вылазки в Зону. Однодневная прогулка в отстойник «Рассоха». Довольно глубокий рейд на Чернобыль-2, заброшенную ракетную часть ПВО С75 «Волхов», станцию внешнего наклонного зондирования «Круг» и даже в столицу Зоны г. Чернобыль. Сходил в пионерский лагерь «Сказочный», еще раз в Полесское и даже успел получить еще один протокол по статье 46-1. Тогда меня поймали в окрестностях села Карпиловка. Но Припять была далеко, требовала большего времени, и каждый раз я слабовольно находил повод отложить новый визит.

Девушка-сталкер возле одежды первых ликвидаторов, тушивших пожар страшной апрельской ночью 1986 года. Радиоактивность этих предметов до сих пор зашкаливает бытовые радиометры. В подвал медсанчасти не рекомендуется заходить без респиратора или другого средства защиты дыхания. Можно запросто вдохнуть “горячую” частицу. Эта сталкерша рискует… Фото Вероники Ч., 2013 г.

В целом это был сложный поход. Мелкая поросль сосняка под ногами, снег, слепящий глаза. Я крупно прогадал с обувью, одев старые лыжные ботинки «Адидас». В Киеве они казались эталоном надежности, теплоты и стойкости к влаге и снегу. А теперь безнадежно промокли уже после 15-километрового марш-броска. Пальцы отмерзают, но мы рвёмся вперед. Миновали село Залесье, с тамошними недовольно фыркающими в брошенных коровниках лошадьми Пржевальского. Обогнули по окружной дороге Чернобыль. До рассвета оставалось пару часов, и предстояло обойти контрольно-пропускной пункт десятикилометровой Зоны отчуждения «Лелёв». Тут была допущена грубая ошибка. Мы решили обойти пропускной пункт слева по сильно заснеженному полю. Это было ужасное испытание. Проваливаясь по колено в снегу, я и товарищ брели по проклятым корчам. Делая петли, кренделя и наворачивая лишние круги. К рассвету выбрались на основную дорогу «централ», в нескольких километрах за КПП. Уже совсем светло, а до Припяти еще добрых два часа ходу. Не успеем, это и ослу ясно. Решили отдохнуть в самом селе Лелёв, расположенном между «централом» и прудом-охладителем ЧАЭС.

Окончательно выбившись из сил, мы добрели до ближайшей целой хаты. Пальцы отмерзали, я практически не чувствовал свои ступни. На чердаке нашел лишь ссохшиеся женские тапочки. Пришлось переобуться в них, за неимением лучшего. После вышел во двор, и меня обуяла всепоглощающая тоска. Я отрешенно уставился на стадион школы, расположенный совсем рядом с избой, где мы остановились. И тут пришло осознание, вероятно и ставшее судьбоносным, если принять на веру, что все мысли людей материальны. Мне неистово захотелось домой, и я не находил никакого объяснения таким жертвам. Лишениям, которые мы испытываем, чтобы добраться сюда. Зачем я здесь, что я тут делаю? Кругом погашенные очаги людской тоски от невозврата в родной дом, покосившиеся срубы. Падает снег, дикая грусть, ведь и до моего дома было сто с лишним километров. Такой неласковой Зону видеть еще не приходилось. Хотя сейчас понимаю, что просто не смог разглядеть еще одну сторону ее обличья. Да, мы, сталкеры, часто обожествляем или оживляем Зону. И трепетно относимся к ней, как к чему-то сакральному. К сожалению, далеко не все. Это не распространяется на тех, кто оставляет за собой на виду консервные банки, пустые баллоны из-под газа и полиэтиленовые упаковки от еды. Не понимаю, как можно губить такие немногочисленные анклавы по-настоящему дикой природы?!

Популярная сталкерская стоянка на ул. Леси Украинки. Фото автора, 2011 г.

Но вернемся в село Лелёв. Отряхнувшись от упаднических мыслей, вхожу в хату. Мой друг уже раскочегарил печку. Не вдаваясь в подробности состава дров, принесенных со двора, начинаю сушить ботинки. Хм, а село ведь в десятикилометровой Зоне. Тут до ЧАЭС совсем недалеко, и дрова наверняка “грязные”. Значит, теплая печурка сейчас превратилась в маленький ядерный реактор. Побоку, ведь у меня мерзнут ноги! Уже почти высушил ботинки, как вдруг приятель тихо но взволнованно изрёк: «Братан, у нас компания». В дом, выбив ногой двери, ввалилось два рослых мужчины в белых маскировочных халатах. Милиционеры (а это были они, разумеется) жестко потребовали документы и устроили допрос. Почти сразу узнав в нас своих постоянных клиентов-сталкеров, они сменили гнев на милость и повели нас к «бобику». В душе я даже ликовал, снежный ад закончится! А мы уже сутки почти не ели и не спали. Дальше процедура пошла по стандарту. Привезли в расположение 3-й роты в г. Чернобыль, оформили протоколы, обыскали все вещи, отпоили горячим чаем. Так как скоро должна была приехать проверка, нам просто дали пинка и сказали, чтобы мы самостоятельно шли на автостанцию и ехали в Киев.

Город и станция на рассвете. Фото автора, 2014 г.

До автобуса было еще три часа, мы пошлялись по городку. Нашли давно потерянную и полумифическую инженерную машину разграждения (ИМР) во дворе одного из домов бывшего частного сектора Чернобыля. Эти машины активно применялись при ликвидации аварии на ЧАЭС, и еще иногда попадаются в отдельных уголках Зоны. Но с каждым годом их становится всё меньше. После ликвидации отстойника «Рассоха» в 2012 году их осталось совсем мало. Тогда даже не был особо рад этой находке, ведь полностью возненавидел Зону. Такой неудачи я не ожидал. Столько надежд было возложено на этот поход. Очень хотелось походить по заснеженной Припяти. После этого было несколько месяцев глухого затишья, я устроился на работу и стал понемногу забывать свой опыт нелегального туризма.

В конце мая всё тот же черниговский радиоэкологический отряд пригласил меня на экскурсию в Припять и Зону. Ехать должны были через Чернигов, сквозь сопредельную Беларускую часть отчужденных земель, так называемый Полесский радиоэкологический заповедник. Я сразу же согласился, хотя на что-то стоящее не рассчитывал. Но был очень приятно удивлен, когда по прибытии в Припять нас отпустили на все четыре стороны. Безо всякого контроля гулять по развалинам Города целых полтора часа! Это же почти полноценная нелегалка, только я щеголяю повсюду в белых кроссовках и светлых джинсах. Забрались на один из шестнадцатиэтажных домов, чей фасад обращен в сторону центральной площади, и сверху зиждется герб СССР.

Года полтора назад нелегалы-сталкеры завезли в город краску на день открытых дверей и заново его перекрасили. Хотели восстановить первоначальный облик. Вот это шороху было, даже СБУ на ушах стояло. Позднее те же нелегалы восстановили советский лозунг из огромных букв на крыше одного из домов: “Хай буде атом робітником, а не солдатом”. Чем заслужили определенное уважение среди бывших жителей города, ведь из этих букв раньше складывали разные сочетания, в том числе и матерные. Чтобы это не повторялось, их закрепили проволокой.

Уютненькая”. Фото А. Штрыкуновой, 2013 г.

Но вернемся к прогулке по Припяти. Кстати, черниговский отряд сильно рисковал. Ведь посещение зданий, а тем более крыш в Припяти запрещено администрацией. В нашем случае сопровождающие просто сидели в автобусе и закрыли на это глаза. Но если бы кто-то травмировался или хуже того, погиб — дело светило бы уже не радиацией, а тюремным сроком. Поездки хватило, чтобы зарядиться на несколько месяцев. И в августе я снова топал в Припять ночными тропами. Успех и сопровождающий поход огромный позитив, приятная компания (в том числе и женская) снова поставили меня на старую проверенную нелегальную стезю.

С тех пор десятки раз проворачивались различные похождения по Зоне, самыми разными маршрутами и почти всегда мы ходили в Припять. В некоторых случаях просто транзитом, но чаще попасть сюда и было целью. Я многому научился с тех пор. Приобрел почти звериную чуткость к малейшим шорохам и звукам.

Неподготовленному человеку трудно отличить тихий звук двигателя «Ланоса» от летящего в километрах над землей самолета. А правоохранители в целях экономии топлива зачастую патрулируют Зону на личных малолитражках, предпочитая их прожорливым служебным «газелям» и «уазикам».

Фанатизм дошел до того, что новый 2014 год мы встречали с друзьями в Припяти. Хотя скажу откровенно, это была спонтанная прогулка. Я не люблю этот праздник, так как не употребляю алкоголь. А в этот день почему-то все предпочитают напиться. Нельзя просто взять и уснуть, ибо везде взрываются фейерверки. За день до праздника с группой безбашенных друзей добрались до Припяти. И надо сказать, я не пожалел. На Новый год у нас даже была своя молодая елочка, которую мы дернули в парке возле “Юпитера”. Ее украсили старыми советскими елочными игрушками, найденными конечно тут же, в Припяти. Зима благоволила нам, было достаточно тепло и без снега. Обычно в брошенных панельных домах очень тяжело находиться. Поэтому на зиму сталкеры уходят отcюда зимовать в Новые Шепеличи, где в 4-этажных домах стоят буржуйки. Там изначально и не было отопления. Вернувшись домой, я написал в живой журнал небольшой отчет, который быстро приобрел скандальную известность. Мы стали героями знаменитой картинки “Я знаю, где есть свободная хата на Новый год” c изображением Припяти на фоне ЧАЭС.

Припять — маленький городок. Новообращенные сталкеры начинают очень быстро в нем ориентироваться. Как правило, уже после третьего похода. Его территория составляет 8 км². Тут 11 улиц, общая протяженность которых 12 км. Большая часть из них используется милицией для автомобильного патрулирования. Неофитам Припять почему-то кажется огромной. Но чем больше туда ходишь, тем больше понимаешь, какой же это был компактный и слаженный городок. Тем не менее, здесь насчитывалось 14 детсадов и 5 школ. Город детей… А теперь сталкеры иронизируют, что это самый зеленый город в мире. В Припяти 160 жилых домов. И эпопея с поиском новых “хат” для нелегалов будет продолжаться. А задачей милиции будет их найти.

Нелегальный поход в Припять… (65 фото)

В середине ноября я в компании четверых ребят из Питера ходил в нелегальный поход к центру зоны отчуждения. Основной целью была Припять и окрестности, но до финишной точки предстоял долгий и непростой путь, наполненный опасностями и приключениями. Побывать нелегально внутри зоны, как говорится, бесценно 🙂 Ведь это возможность, без чуткого контроля экскурсовода, не только полазить по брошенным жилым домам, сооружениям и местам, где ранее протекала жизнь, прекращенная в результате глобальной катастрофы, но и проникнуться абсолютно дикой природой и животным миром, выросшим на зараженных территориях. Период «распада» будет длиться еще сотни, а то и тысячи лет и речи об открытии границ в ближайшем будущем нет, поэтому зона стала настоящим заповедником. Природа постепенно отвоевывает захваченные человеком земли, оплетая бетонные сооружения и прорываясь сквозь толщи асфальта…
Экскурсионные прогулки на передадут вам всей апокалиптической красоты и атмосферы этих мест. Не получите вы и адреналина от громко трещащего дозиметра, посторонних шорохов, звуков диких животных, или внезапно появившегося рядом патруля. Адреналин и незабываемые впечатления обеспечены. Обо всем и по порядку я расскажу в нескольких частях. Устраивайтесь поудобней. В этом обзоре путь до Припяти.

С самого начала предстоящий поход попахивал дилетантством — никто из нас раньше не был в ЧЗО, кроме Андрея, да и он легально. Общее представление было получено, из отчетов в сети, но оставалось множество нерешенных вопросов с маршрутом и автономным пребыванием на протяжении недели. После перебора вариантов, решили идти к центру зоны по «Западному следу». Часть пути предстояла по брошенной ж/д линии, часть лесами и полями. В отличие от популярного варианта по обочине дороги, идти предстояло примерно в 2 раза больше, но зато не требовалось постоянно прятаться от шныряющих регулярно автомобилей и переходить реки вброд.
Наша скромная компания пятерых стартовала из Киева в обед. Перед походом я успел провести в в столице Украины пару дней и слазить в несколько интересных мест, об этом я напишу как- нибудь отдельно…

К подступам границы зоны мы доехали на автомобиле и оставили его под присмотром одного из жителей близлежащих сел. В путь выдвинулись уже в потемках.

Впрочем долго идти не стали т.к. ориентироваться по местности было трудно, да и энтузиазма пробираться сквозь ветки и кустарники не было. Решили встать на ночевку в брошенном поселке в нескольких километрах от границы зоны, чтобы бодро продолжить путь с утра.

Как таковой, границы «зоны обязательного отселения» по периметру, мы не обнаружили. Быть может, когда — то была натянута колючая проволока, однако сейчас о переходе на запретную территорию практически ничего не свидетельствует.
Пересекаем последнюю «живую» асфальтную дорогу возле ПГТ Вильча.

Поселок официально расположен внутри территории обязательного отселения, ставшей таковой сразу после аварии. Однако последний житель покинул свой дом только 1993 году.
Несколько слов о железнодорожном сообщении внутри зоны. Прекращено оно по разным слухам где- то в начале 90ых, и вся линия от ст. Вильча до ст. Шепели изрядно поросла непроходимыми зарослями. Полотно до ст. Вильча находится в удовлетворительном состоянии и иногда используется. Судя по бетонным шпалам его относительно недавно меняли.

До 2005 года от г. Овруч до сюда даже ходила дизельная электричка, несмотря на то, что население поселка было давно выселено. Дело в том, что только здесь имелось необходимое путевое развитие для разворота локомотива. Грузовой поток здесь поддерживается и по сей день — ведутся разработки леса.
Часто именно в этих местах ловят «нелегальных туристов», поэтому на открытой местности начинающему «сталкеру» следует быть предельно осторожным.
Здание вокзала.

Неподалеку от станционных путей расположены заброшенные заводские цеха.

Назначения цехов я не определил, да и лишнего времени на их изучение у нас не было.

Как я уже писал, движение поездов по зоне отчуждения было прекращено еще в 90ых. За десять с небольшим лет, природа буквально «захватила» железнодорожные пути и теперь они выглядят так:

Поэтому наш дальнейший путь преимущественно проходил лесами. К вечеру мы добрались до второй, уже бывшей, ж/д станции на территории зоны — П*. Здесь же произошло наше первое знакомство с животным миром. Устроив привал на платформе, мы внезапно услышали глухое, но громкое хрипение на расстоянии 150 метров. В последующие 10 минут наша бравая компания была тише воды ниже травы. Убедившись, что хрип постепенно утих, мы поспешили поскорее убраться с этого места.

На этом кадре видна кромка платформы.

Первый переход оказался большим по расстоянию, и к вечеру мы хорошенько измотались. Встаем на ночевку прямо под навесом станции Кливны.

К утру запасы питьевой воды закончились и встала необходимость ее найти. Еще на подступах к Кливнам, в потемках, мы прошли небольшой ручей по правой стороне от ж/д насыпи. Вернувшись к нему за водой, ради любопытства, мы решили глянуть за другую сторону насыпи. Зрелище просто поразило!

Бобры возвели знатную плотину, которая стала причиной подтопления близлежащих территорий, местами затронув даже лес.

А вот и «чистая» природная питьевая вода 🙂

Немного про ее добычу в нашем походе: после наполнения воды в емкость, мы проводили дозиметрический контроль по гамма — и бета — излучениям. Если прибор показывал значение в пределах нормы, воду переливали с помощью специального походного фильтра в чистую емкость. Как правило, прозрачность воды от этого заметно не менялась, но всякая гадость отсеивалась. Вода же имела выраженный привкус древесины.

Неподалеку от станции Кливны расположен второй контур зоны. Это натянутая, похоже еще в советские времена, колючая проволка и грунтовка по периметру.

До следующей станции — Толстого леса, около 7 км. На трети пути протекает еще одна река. Грунтовка, идущая параллельно ж/д насыпи соединяется с противоположным берегом понтонной переправой.

Обновляем запасы воды.

Андрей увлекается видео — блоггерством и на протяжении всего похода делал ценные путевые заметки. В ближайшее время весь наш трип появится в виде отдельных выпусков у него на канале. На этом кадре Андрей снимает видео про небольшой домик стрелочника на подходах к Толстому лесу.

А внутри массивная печка — буржуйка и остатки матраса.

Ст. Толстый лес являлась сортировочным пунктом и имеет развитое путевое развитие. После катастрофы здесь находился пункт по очистке подвижных составов, участвовавших в ликвидации последствий, поэтому в некоторых местах фон достаточно высокий. Примечательно, но одноименное село в честь которого станция получила название, находится примерно на 5 км восточнее. Более близкая к селу станция — Красница. Само село подверглось обязательному выселению сразу же после аварии. Раньше здесь проживало около 800 человек.
В настоящее время почти все пути демонтированы.

Входим в зал ожидания. А внутри сова!

Сохранившийся плакат о принципе действия полуавтоматической блокировки.

Изучаем документы и путевые журналы.

В одной из административных комнат мое внимание привлекло несколько артефактов: старинная скамья «МПС» (Министерство путей сообщения), «устрашающий» знак на основе керосиновой лампы и коногон. Неплохая композиция.

Стены отделаны звукоизоляцией.

Рядом со станцией установлена такая табличка.

В Толстом лесу мы решили сделать привал, чтобы перекусить. Разложив еду и подпалив газовую горелку, внезапно, мы были застигнуты врасплох людьми в военной форме! Первая мысль — неужели поход так быстро закончится? Перед поездкой я слышал, что охраной периметра с недавних пор занимаются военные… Но тревога оказалась ложной — встреченные «орлы» оказались сталкерами из Белоруссии, и возвращались из двухнедельного похода.

Групповое фото. Экипированы они заметно профессиональнее, чем мы 🙂

Обменявшись рукопожатиями и полезной информацией, продолжаем путь. Следующая станция на пути — Красница. Пожалуй самый сложный отрезок пути — леса здесь сильно заросли, а ноги то и дело цепляются за вьющиеся кустарники.

Радужный привет сталкерам зоны от некого «Летучего Мыша» : «Уважаемые сталкеры, просьба не мусорить на стоянках, на маршрутах своих передвижений по ЧЗО«. Не расстраивайте Летучего Мыша!

На ночлег мы встали в станционном доме при станции Бурякова, пройдя за день дистанцию в 20 км.
Внутри уже виданная нами печка — буржуйка.

Соседняя комната — кухня.

Неподалеку от дома стоит старенький колодец с проржавевшим напрочь ведром. Т.к. с водой в походе часто были проблемы, выбирать здесь не приходилось. Так проходил процесс ее добычи :

Что касаемо названия станции «Буряковка», здесь аналогичная история, как и с Толстым лесом — название искажено с привязкой географически. Поселок Буряковка находится ближе следующей станции — Шепеличи.

Однако неподалеку от станции находится дачное товарищество.

Внутри домов пустота. Стекла выбиты.

Возле станции Буряковка начинается новенькое ж/д полотно. Андрей меряет фон, на месте стыка, и он заметно отличается через несколько метров, чем до него — видимо насыпь тоже обновляли.

По разным слухам, переложен путь в начале 2000ых. Я до сих пор гадаю, почему инициаторы не ограничились участком например до Янова? Ведь это «десяток» лишних тупиковых километров. По обе стороны насыпи разбросаны старые шпалы.

Следующая и последняя платформа на нашем пути — Шепеличи.

Грунтовка через переезд. Следы от колес свежие.

На полпути к Янову, мы обнаружили два брошенных вагона и колеса на обочине.

Вероятно, они остались ржаветь на путях после прекращения движения и были убраны при ее перекладки.

Немного о станции Янов (из вики):
«До аварии на ЧАЭС на станции выполнялась пассажирская и грузовая работа. К ней примыкали подъездные пути ЧАЭС, складов ОРС, нефтебазы и других предприятий города Припять.
В период реконструкции железнодорожного участка Чернигов — Янов для обеспечения обслуживания персонала ЧАЭС и подрядных организаций в 1986—1987 годах станция Янов и участок от Янова до Славутича были электрифицированы. На данный момент контактная сеть не используется и частично демонтирована на самой станции и на перегоне Янов — Семиходы.
В настоящее время один из путей, проходящих через станцию реконструирован и используется для обеспечения строительных работ по сооружению объекта «Укрытие-2» — нового саркофага для ЧАЭС.»

Станция Янов, по слухам, считается обитаемой, поэтому идти до нее мы не стали, а сделали финальный марш — бросок через леса прямо до окраин Припяти. Последующие несколько часов выдались весьма напряженными — приходилось прислушиваться к каждому шороху и движению. К наступлению темноты, мы благополучно пересекли границу города, которая представляет из себя ров наполненный водой и натянутый по периметру забор из сетки. Подходим до шестнадцатиэтажек, расположенных на окраине города. Дома высокие, поэтому решаем сразу же подняться на крышу одного их них.

С более высокой экспозицией.

Оценив масштабы города, отправляемся на поиски подходящего для ночевки места. После небольшой прогулки по пустынным улицам, решено было засквотить квартиру с целыми окнами в одной из секционных девятиэтажек неподалеку от цента. Фон в 2 из 3 комнат оказался пределах нормы — видимо в третьей на момент аварии были распахнуты оконные проемы.
Готовим праздничный ужин по «достижению конечной цели».

Окна выбранной для посиделок комнаты выходили во внутренний двор дома, тем самым снижая на минимум вероятность быть замечеными с улицы. Для пущего эффекта мы повесили на окна обои.

Завтра нам предстоит многое обойти и осмотреть, а сейчас набираться сил…


Источник

Статья написана по материалам сайтов: chernobyl-heart.com, pikabu.ru, pulson.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector