Крестовые походы идея и реальность

Крестоносное движение было одним из самых важных и значимых явлений в мировой истории. И вместе с тем у нас до сих пор нет ясного и четкого ответа на вопрос о том, что же такое крестовые походы. Как возникла эта идея? Кого считали крестоносцем в Средние века? Сколько было крестовых походов? Как и почему закончились эти военно-религиозные экспедиции? Наконец, какими были культурно-исторические итоги крестоносного движения для Запада и Востока? Над этими и многими другими вопросами размышляет автор книги, пересматривая некоторые традиционные точки зрения об этой интереснейшей эпохе.

Выход книги: февраль, 2018

Другие книги автора:

С.И.Лучицкая — историк-медиевист (Институт всеобщей истории РАН), изучает христианские представления об исламе, автор более ста работ по истории Средних веков и средневековой культуры.

Крестовые походы идея и реальность

Отправляйте заказ!
Вам повезет.

переплёт: Твердый переплет

    Крестоносное движение было одним из самых важных и значимых явлений в мировой истории. И вместе с тем у нас до сих пор нет ясного и четкого ответа на вопрос о том, что же такое крестовые походы. Как возникла эта идея? Кого считали крестоносцем в Средние века?

    Сколько было крестовых походов? Как и почему закончились эти военно-религиозные экспедиции? Наконец, какими были культурно-исторические итоги крестоносного движения для Запада и Востока? Над этими и многими другими вопросами размышляет автор книги, пересматривая некоторые традиционные точки зрения об этой интереснейшей эпохе. С. И. Лучицкая — историк-медиевист (Институт всеобщей истории РАН), изучает христианские представления об исламе, автор более ста работ по истории Средних веков и средневековой культуры.

    Крестовые походы. Идея и реальность

    СТОИМОСТЬ: 550 руб.

    Описание книги:

    Крестоносное движение было одним из самых важных и значимых явлений в мировой истории. И вместе с тем у нас до сих пор нет ясного и четкого ответа на вопрос о том, что же такое крестовые походы. Как возникла эта идея? Кого считали крестоносцем в Средние века? Сколько было крестовых походов? Как и почему закончились эти военно-религиозные экспедиции? Наконец, какими были культурно-исторические итоги крестоносного движения для Запада и Востока? Над этими и многими другими вопросами размышляет автор книги, пересматривая некоторые традиционные точки зрения об этой интереснейшей эпохе. С. И. Лучицкая − историк-медиевист (Институт всеобщей истории РАН), изучает христианские представления об исламе, автор более ста работ по истории Средних веков и средневековой культуры.

    Первые крестовые походы и их идеологическая основа

    Первые крестовые походы и их идеологическая основа.

    Эпоха Крестовых походов является одной из наиболее важных в мировой истории, особенно с точки зрения экономической истории и культуры в целом. Длительное время религиозные проблемы заслоняли другие стороны этого сложного и разнородного движения. Первой страной, где была полностью осознана значимость крестовых походов, была Франция, где в 1806 году Французская Академия и затем Национальный Институт учредили специальную премию за лучшую работу: «О влиянии крестовых походов на гражданскую свободу европейских народов, их цивилизацию и прогресс науки, торговли и промышленности.» Конечно, в начале XIX века было еще преждевременно обсуждать эту проблему всесторонне. Она и теперь еще не решена. Однако важно отметить, что с этого момента о крестовых походах перестали говорить исключительно с религиозной точки зрения.

    С чего же начались крестовые походы? Прежде всего с того как в соответствии с указаниями папы римского Иннокентия III архиеписком Бременский учредил особую должность епископа Восточной Прибалтики, на которую назначил своего ставленника. Организационная подготовка к крестовым походам в Прибалтику была завершена. А затем Папа римский Урбан II встретился в городе Пьюи с видным церковным сановником – епископом Адемаром Монтейльским. Речь шла, видимо о принятии на себя Адемаром миссии духовного главы предстоящего похода на Ближний Восток.

    Оформление идеи крестовых походов представляет собой первостепенный научный интерес при изучении Средневекового Запада. Именно от того, как понимать идею крестоносного движения зависит:

    1) характеристика цели, а, следовательно, и результатов походов

    2) хронологические рамки события

    3) историческая оценка этого явления в целом.

    Темой крестовых походов занимаются как отечественные, так и зарубежные историки. Среди наиболее крупных, но далеко не единственных исследователей можно назвать: М. А. Заборова, А. А. Васильева, Ф. Фортинского. В их исследованиях большое внимание уделяется вопросам идеологии крестоносцев, общей религиозной атмосфере средневекового общества, социально-экономическим и политическим причинам возникновения крестоносного движения.

    Ученые располагают достаточно обширным материалом источников по истории крестоносного движения. Применительно к моей теме это: «Алексиада» Анны Комниной, латинские хроники, папская переписка, сведения восточных историков и многие другие письменные памятники XII-XIII вв.

    1. Анализ источников о первых крестовых походах

    О крестовых походах мы знаем, в основном, по художественной литературе или кино. В массовом сознании господствуют стереотипы, которые не только не соответствуют действительности, но и препятствуют пониманию многих проблем прошлого и настоящего.

    Эту лакуну может частично заполнить переиздание книги виднейшего русского историка, академика Федора Ивановича Успенского (1845–1928). В ней сочетаются научная строгость и незаурядный литературный талант. Написанная более ста лет назад, книга Успенского не только подробно рассказывает о том, как происходили крестовые походы, но и дает достаточно глубокий анализ их причин и последствий как для мировой истории, так и для истории Церкви.

    Мишо Г. История крестовых походов. Книга обращается к временам средневековья, раскрывая одно из интереснейших явлений этой эпохи – крестовые походы. Невиданный прежде энтузиазм паломников и воинов, отправляющихся в неизведанные земли для освобождения Святой земли, – и гибель тысяч людей из-за необдуманных действий вождей похода; подвиги отваги и благородства на полях сражений – и нравственное падение войска, забывшего о своей высокой дели.

    Книга Заборова М.А. Крестоносцы на Востоке рисует историю войн западноевропейского рыцарства и крупных феодалов в Малой Азии, Сирии, Палестине, Египте в XI–XIII вв., протекавших в форме крестовых походов. Западное рыцарство осуществляло свои захваты на Востоке, прикрываясь благовидным предлогом «защиты Запада», христианской религии от «неверных» – мусульман. Живо и увлекательно написанная книга опирается на громадный фактический материал источников – хроник, юридических документов, литературных произведений, а также на большую новейшую литературу темы.

    «Алексиада» – один из важнейших памятников исторической литературы Византии. Написан Анной Комниной, византийской принцессой, дочерью императора Алексея Комнина.

    «Алексиада» представляет собой историю жизни Алексея Комнина, охватывающую период с 1056 по 1118 годы. Хотя в целом, «Алексиада» носит исторический характер, она не сводится к описанию фактов, представляя собой и литературный памятник. В тексте содержится большое число цитат, ярких образов, портретов действующих лиц. Анна Комнина была очевидцем многих описываемых событий, среди действующих лиц повествования – его ближайшие родственники, что определяет как живость и эмоциональность изложения, так и некоторую его пристрастность.

    В «Алексиаде» описаны события I Крестового Похода, дана характеристика основных лидеров крестоносцев.

    Анна Комнина, византийская писательница, автор «Алексиады», старшая дочь византийского императора Алексея I Комнина. Анна Комнина была одной из самых образованных женщин своего времени: она изучала не только красноречие, поэзию, математику и физику, но и философию Аристотеля и Платона. В раннем детстве Анна была обручена с сыном Михаила VII, Константином Дукой, и воспитывалась у матери жениха, Марии Аланской, сыгравшей, видимо, главную роль в ее образовании. После появления на свет наследника Иоанна Комнина, усыновленный Алексеем Михаил лишился прав на престол, и Анну выдали замуж за известного ученого Никифора Вриенния. Сама Анна не раз подчеркивала, что вышла замуж за человека нелюбимого, но брак оказался счастливым; она родила Никифору четырех детей, а после его смерти, в 55-летнем возрасте взялась окончить его труд – «Исторические записки» (или «Материал для «Истории»). После смерти отца вовлеченная в интриги двора, Анна Комнина всячески старалась настроить Никифора против Иоанна, чтобы проложить дорогу к престолу. Попытки эти, в которых ей помогала мать, императрица Ирина, после смерти Никифора в 1137 оказались напрасными, и Анна вынуждена была удалиться в монастырь, где целиком занялась литературным трудом. Написанная Анной история ее отца – «Алексиада» – одно из самых ярких и выдающихся произведений византийской исторической литературы. Цель увековечить образ и деяния отца определила и художественный метод Анны: ее хроника написана прекрасным греческим языком, изобилует цитатами, с чертами своего рода прозаического эпоса.

    Материал, который представляет сочинение византийской принцессы в распоряжение историка, трудно переоценить. В основном, придерживаясь хронологической последовательности, Анна повествует о времени царствования отца. Иногда она рассказывает о событиях подробно и обстоятельно, иногда бегло и даже поверхностно, но не опускает ни одного значительного и важного эпизода.

    Исключительное значение имеют Х и ХI книги «Алексиады», где повествуется о таком важном событии средневековой истории как крестовый поход. Об этом периоде имеются полноценные сведения у западных хронистов, многие из которых сами были участниками похода, и история крестоносного движения известна и без Анны. Но «Алексиада» в ряду других многочисленных источников занимает особое место.

    Во-вторых, западные хронисты, как правило, двигавшиеся вместе с каким-то определенным отрядом крестоносцев, умеют описать события очевидцами которых они были, но подчас оказываются не в состоянии дать общей картины. Анне же иногда удается это сделать. Но это еще не главное. Все западные историки излагают история Первого крестового похода с ярко выраженных апологетических позиций. С их точки зрения крестовое движение – угодное богу дело, а его единственная цель – освобождение гроба господня.

    Интересно, что Анна в оценке движения крестоносцев проявляла удивительную проницательность и разделяет массы двинувшихся на Восток людей на простых воинов, введенных в заблуждение, и откровенных хищников типа Боэмунда, цель которых одна нажива. Такая позиция писателя определяет не только характер изложения событий, но и сам выбор фактов.

    Огромное впечатление на меня произвела книга Демурже А. Рыцари Христа: Военно-монашеские ордены в средние века, XI-XVI вв. Автор книги поставил следующие вопросы: Как христианизировать войну? Как обеспечить себе вооруженную силу, склонную верно и постоянно стоять на защите христианства и выполнять свою миссию борьбы с неверными? Он показал как средневековое христианство ответило на два этих вопроса, создав, не без некоторого сопротивления, оригинальные институты – военно-монашеские ордены. Гибриды «чудовищ», по выражению Исаака Стеллы, живущих, как монахи, по уставу – бенедиктинскому или августинскому, но не совсем монахов, действующих, как рыцари, но не по образу тех представителей аристократической касты, которые всегда готовы схватиться между собой, не мирских рыцарей, поносимых святым Бернардом, а рыцарей Христа, «облаченных в доспехи из железа и доспехи веры». Реконкиста и крестовые походы способствовали тому, что эти ордены широко распространились в Святой земле, в Испании и на берегах Балтийского моря. По мере укрепления независимости монархий от папской власти, растущего недоверия монархов к этим военным силам, порой ставшим настоящими государствами, по мере того как служение миссии все больше подменялось простой воинственностью, военно-монашеские ордены понемногу теряли жизнеспособность и были вынуждены вновь обратиться к благотворительной деятельности. Тогда родились легенды и слухи, которые разоблачает современный историк, в то же время отдавая справедливость этим ярким свидетельствам коллективного воображения средневековых людей, сделав прекрасный обзор этих легенд.

    М.А. Заборов рисует историю войн западноевропейского рыцарства и крупных феодалов в Малой Азии, Сирии, Палестине, Египте в XI–XIII вв., протекавших в форме крестовых походов. Западное рыцарство осуществляло свои захваты на Востоке, прикрываясь благовидным предлогом «защиты Запада», христианской религии от «неверных» – мусульман. Живо и увлекательно написанная книга опирается на громадный фактический материал источников – хроник, юридических документов, литературных произведений, а также на большую новейшую литературу темы. Очень интересным и полезным источником оказался также труд Заборова М.А. «Мальтийские рыцари: историческая эволюция ордена иоаннитов».

    Взглянуть на проблему первого крестового похода изнутри позволила статья М. А. Заборова «Византийская политика папства и начало крестовых походов»

    Успенский Ф. И. в своей книге «История Крестовых Походов» рассматривает особенности Крестовых Походов по мотивам, а также по разнообразным и глубоким влияниям на взаимоотношения Востока и Запада. Исходя из его произведения крестовые походы имеют особое значение для истории европейских народов. Поэтому они и представляют большой интерес для современного читателя, интересующегося историей. В книге Федора Ивановича Успенского гармонично соединились выдающиеся познания великого русского историка и незаурядный литературный талант.

    2. История первых крестовых походов

    Логический анализ в историографии можно вести на нескольких уровнях: на первом из них анализируются единичные явления и события в исторической науке; на следующем, втором уровне, анализ охватывает развитие исторической науки в пределах определенного периода или этапа; на третьем уровне происходит переход от анализа к синтезу, к теоретическому обобщению накопленного опыта развития исторического знания. Применение оптимальных методов зависит от уровня развития науки, историография крестовых походов квалификации исследователя, его социальной позиции, научных традиций. К историографическим источникам относятся диссертационные работы, тексты лекций, учебные программы, методические историография крестовых походов указания по курсам историографии. В.. Вновь и вновь перед историками возникал вопрос – «Какое влияние на общество может оказать опыт истории?» Ключевский писал: «…история учит даже тех, кто у нее не учится; она их проучивает за невежество и пренебрежение «. Историография неразрывно связана с библиографией. Это определение выглядит достаточно емким и, в большей степени, отражает содержание предмета историографии. В историографии действует и хронологический метод. В распоряжении историков имеется инструментарий, который является классическим или во всяком случае считается таким. Одной из важнейших задач методологии истории является выявление природы, назначения и специфики методов историографии. Важно обратить внимание на то обстоятельство, что в круг историографических источников включаются и такие, которые не несут прямой историографической нагрузки, а в большей степени связаны с условиями функционирования исторической науки. Его применение в историографии предполагает свободу историка от «социального заказа», ангажированности, непредвзятый анализ имеющейся исторической литературы, «вписание» историографических источников в конкретное историческое время, отказ от роли «судьи» своих предшественников, учет национальной историографической традиции.

    Важно помнить, что каждый научный труд принадлежит своей эпохе и отражает ее сильные и слабые стороны. В настоящее время в историографии применяется система методов, включающая методы общие для всех общественных наук, применяемые с учетом своеобразия и задач историографии; специфические, свойственные именно историографическому познанию; заимствованные из других, и прежде всего, смежных наук. превратить данное неизвестное сочинение в историографический источник.

    Небезынтересно, что крестовые походы привлекают сегодня внимание историков самых различных специальностей, а не только медиевистов-западников, как это преимущественно наблюдалось в прежние времена.

    Проблемами истории крестовых походов вплотную занимается крупный французский востоковед К. Каэн: в последние годы он опубликовал большое число исследований и выступил с рядом докладов. В активное изучение проблем крестовых походов включились видные византинисты – Ф. Дэльгэр, П. Харанис (США), Ст. Рэнсимен (Англия), П. Лемерль (Франция) и другие.

    Особенно любопытно проследить сравнительную динамику развития историографии крестовых походов по отдельным странам. В первые послевоенные годы ими занимались главным образом французские (Р. Груссэ, П. Лемерль, Ж. Лоньон, Ж. Ришар, П. Руссэ, Ж. Шарпаитье, И. де Февр), отчасти – английские (Ст. Рэнсимен, Р. Ч. Смэйл) и особенно усердно – факт чрезвычайно симптоматичный – американские ученые (М. У. Балдуин, А. Крэй, Дж. Л. Ла Монт, У. Порджис, Р. Топпинг), которые вообще принялись за разработку проблематики истории крестовых походов гораздо позднее своих западноевропейских коллег (в основном в 20-х гг. нынешнего столетия). Что касается германской науки, то на протяжении нескольких лет по окончании второй мировой войны эта традиционная для довоенной немецкой медиевистики тема словно была предана совершенному забвению.

    В 50-х годах число исследований, посвященных интересующей нас теме, стало быстро возрастать. В Англии один за другим вышли указанные выше три тома работы С. Рэнсимена, исследование Р. К. Смэйла о военном искусстве эпохи крестовых походов18, ряд статей (Д. М. Николь и др.). Во Франции были опубликованы книга Ж. Ришара о Латино-Иерусалимском королевстве, статьи К. Каэна, посвященные различным проблемам истории крестовых походов и крестоносных государств на Востоке, работы по истории ордена тамплиеров, исследования по истории четвертого крестового похода (А. Фролов), по вопросам деятельности церкви в первом и втором крестовых походах (А. Грегуар, А. Сегэн) и др. Не отставали и американские историки, по замыслу которых в США было начато крупное научное предприятие – издание монументальной «Истории крестовых походов».

    Весьма показателен тот факт, что с конца 40-х годов труды по истории крестовых походов начали появляться и в Западной Германии. В 50-х годах вопросы истории крестовых походов снова, как и в довоенное время, заняли видное место в немецкой медиевистике. Ныне западногерманские исследователи по интенсивности разработки проблем истории крестовых походов лишь немногим уступают американским и наверняка идут «впереди» своих английских коллег. Во всяком случае, в том «штурме» крестоносной проблематики, который предпринят в последние годы историками главных стран Северо-атлантического блока, усилия западногерманских ученых весьма значительны. Пожалуй, только Франция – по старинной традиции – еще удерживает пальму первенства в этой области.

    Для восточноевропейской – в частности для русской истории – крестовые походы представляют интерес с другой точки зрения, именно с позиции мотивов и результатов крестовых походов. Весьма рельефно выступающий в новой истории антагонизм между западной и восточной Европой, резко выдвигающаяся противоположность интересов и культур романо-германской и греко-славянской – в первый раз обнаружилась в эпоху крестовых походов. Хотя русские хронисты ничего не сообщают о крестовых походах, крестоносное движение должно было быть известным в России в одиннадцатом веке.

    С точки зрения восточноевропейской истории эпоха крестовых походов представляет собой любопытнейший эпизод борьбы между Западом и Востоком, борьбы, которая еще не окончилась и поныне и продолжается на наших глазах, соединив разнообразные интересы, как религиозные, так и политические и торговые, в так называемом Восточном вопросе. Ввиду указанного крестовые походы и с точки зрения русской истории получают важное значение, как эпизод столкновения двух миров, и поныне разделяющих господство в Европе и Азии, и как вступительная глава в историю Восточного вопроса, в разрешении которого России суждено было принять деятельное участие.

    Говоря об историографии крестовых походов, можно сделать следующий вывод: историки Европы и России проявляют в последние годы значительный интерес к проблематике истории крестовых походов.

    3. Идеологическая основа крестовых походов и их результат

    Крестовые походы на Восток длились без малого двести лет – с конца XI до последней трети XIII в. Это были войны главным образом рыцарства. Свое название они получили оттого, что их участники, снаряжаясь воевать против мусульман (турок и арабов), прикрепляли к одежде – на грудь или плечи – красного цвета матерчатый знак креста, символизировавший религиозные побуждения, цели и намерения воинов: освободить от власти иноверцев Палестину, в представлениях христиан – Святую землю, ибо там, согласно евангельским рассказам, родился, жил и был распят на кресте Иисус Христос, основатель христианской религии.

    При этом понятие «Крестовый поход» современникам было вовсе не ведомо. В средние века такая война обозначалась другими терминами – peregrinatio (странствование), expeditio (поход), iter in Terram sanctam (путь в Святую землю), «заморское странствование», «путь по стезе господней». Формула «Крестовый поход» родилась уже на рубеже нового времени. Во Франции, видимо, первым ее употребил придворный историк Людовика XIV – Луи Мэмбур, прямо назвавший свой труд на эту тему «История крестовых походов» (1675 г.); в Германии, как полагают, выражение «Крестовый поход» идет от знаменитого просветителя Ф. Лессинга.

    Другой повод, на этот раз геополитического порядка: осада турками-сельджуками Константинопольской империи.

    Выступавшие против ислама христиане нашли библейское обоснование для своего опровержения вероучения в апокалиптическом видении Даниила о четырех зверях (7, 17–24). Последний, четвертый зверь, как известно, «против Всевышнего будет произносить слова и угнетать святых Всевышнего». Согласно этой интерпретации, основатель ислама Мухаммад отождествлялся с Антихристом. Итак, в Испании в X в. возник специфический тип миссии, которая была позже названа «апокалиптической». В соответствии с взглядами испанских христиан ислам виделся исполнением самых темных библейских пророчеств, и ему следовало противостоять какими угодно средствами, будь то добровольное мученичество или священная война.

    К этим благим мотивам добавляются другие, менее благородные. Во-первых, желание удалить из королевства воинственных сыновей и рыцарей, которые, ведя бесконечные схватки, сеют там нестабильность и насилие. Для этих «вояк» крестовый поход будет избавлением. С более глобальной точки зрения конец XI в. был периодом, когда христианская Европа уже пережила голод, в ней вновь начался демографический рост, она обладала избытком мощи. Крестовые походы были первой инициативой Запада, который решил вырваться из своих границ.

    Лишь одна вещь не была предусмотрена никем, даже папой Урбаном II: его воззвание вызовет широчайший резонанс по всей Европе. Феномен, который сейчас мы можем назвать популяризацией.

    Остановимся подробней на первом крестовом походе. 27 января 1095г. Западный мир вступил в новую фазу своего развития. Причиной тому стала проповедь папы Урбана II (12 марта 1088 – 29 июля 1099) произнесенная им на поле около города Клермон (южная Франция). Толпа клириков и мирян разных сословий вменяла каждому слову понтифика, его призыву к франкскому рыцарству дать обет освободить христиан Востока от мусульманского рабства и отвоевать у неверных Гроб Господень в Иерусалиме.

    Под крики толпы «Так хочет Бог!» («Deus lo voult!») к Урбану вышел Адемар Монтейский, епископ Ле-Пюи, и был первым, кто принял крест из рук папы. По свидетельству хрониста Роберта Реймского, папа в заключение своей проповеди сказал: «Пусть же этот клич станет для вас воинским сигналом, ибо слово это произнесено Богом… Пусть носит [давший обет] изображение креста Господня на челе или на груди. Тот же, кто пожелает, дав обет, вернуться [сняв обет], пусть поместит это изображение на спине промеж лопаток…».

    Клич – «Deus lo voult!», потрясший клермонское плоскогорье, подхватили во всех уголках христианского Запада, с готовностью, которой не ожидал сам папа Урбан II. Слегка утихнув, этот клич будет слышен, по меньшей мере, еще два столетия.

    Почему папа призвал к святой войне? Он говорит о преследованиях, которым подвергаются тысячи паломников в Святой земле. Преследования, участились в XI в. с появлением в тех краях войск фатимидского халифа Аль-Хаким би-Амр Алла, который был кем-то вроде мусульманского Нерона и прославился тем, что стер с лица земли Гроб Господень. Эти преследования не были выдуманными, как утверждают светские историки. В 1064 г. на 7 тысяч паломников, которых вел епископ Бамбергский Гюнтер, напали бедуины. Паломники не собирались сопротивляться, и многие сотни из них были истреблены. Эти преследования возобновились после того, как в 1071 г. турки-сельджуки под предводительством генерала Азица завоевали Иерусалим и перебили часть его жителей.

    Урбан возлагал надежды исключительно на рыцарей и другие боеспособные части, и именно в их лице он видел крестоносное войско способное повергнуть в бегство мусульман и вернуть утраченное. Однако по мере того как весть о походе на Восток распространялась от Сицилии до Скандинавии, все больше мужчин и женщин из всех социальных слоев населения принимали крест.

    Первыми в путь пустились отряды совершенно неорганизованные, состоящие из: булонские корсары, фламандские, фризские и антверленские пираты; народные толпы которые возглавили: Петр Пустынник, рыцарь Вальтер Неимущий (некоторые историки называют его Голяк), Вальтер Теккский, граф Тюбингена, Фолькмар, Готшалк, Эмихо Лейзингенский. Пока бароны готовились к экспедиции, этот «народ» покинул северную Францию, Фландрию, Нормандию, Рейнскую область, Саксонию и устремился к Константинополю. Этому походу суждено было снискать название – Народного крестового похода. В пути толпы голодного люда добывали пропитании, грабя и разоряя все, что могли. Многие были убиты в вооруженных стычках с местным населением Венгрии и Византийской империи, а те, которые все же добрались до Константинополя, в августе 1096г. были быстро переправлены греками через Босфор в Малую Азию. Там они разделились на две группы. Одна пыталась захватить город Никея, но была окружена и перебита турками 21 октября 1096г. подле Цивитота. Подобная участь ожидала и вторую группу. Из двадцати пяти тысяч, пришедших в Византию, осталось в живых лишь три тысячи, которые вернулись в Константинополь, выбранный местом сбора сил основной армии крестоносцев. И только тогда начался настоящий Первый крестовый поход.

    Теперь поговорим подробней об этической стороне крестовых походов.Сама идея священной войны христианству совершенно не свойственна. И в раннем христианстве, и затем в Православии было довольно неоднозначное отношение к воинской службе. Были христиане, служившие в армии, и мы знаем канонизированных Церковью мучеников-военных, но были и христиане, отказывавшиеся воевать. По разным причинам. Во-первых, армия была языческой, и вставал вопрос о принесении жертв идолам – а как христиане этот вопрос для себя решали, думаю, всем известно. А во-вторых, было вообще непонятно, может ли христианин участвовать в войне. Тут мнения разделились. В итоге пришли к тому, что в оборонительной войне христианин участвовать может, и даже должен защищать своих родных и близких, свою землю.

    Но вместе с тем заповедь «не убий» никто не отменял. Хотя бывают такие ситуации, когда не вмешаться – больший грех, нежели вмешаться и защитить тех, на кого нападают, даже с риском убить нападающего. И в то же время у нас до сих пор в каноническом праве остается 13-й канон святого Василия Великого, который солдатам, вернувшимся с войны, запрещает причащаться в течение трех лет – как виновным в пролитии крови. И хотя на практике этот канон нигде не применялся, никто не ставил вопрос об его исключении из наших канонических сборников. Он остается там как напоминание.

    На христианском Востоке никогда не было романтизации профессии воина, рыцарской отваги и тому подобного – всего того, что культивировалось в молодых христианских государствах Запада, унаследовавших культ войны у своих языческих предков. Молодая кровь кипела, войны в Европе шли постоянно. А византийцы воспринимали войну как суровую необходимость и всячески стремились ее избежать, предпочитая заплатить дань варварским племенам, вместо того чтобы ввязываться в кровопролитие. К тому же, это было выгоднее экономически, потому что расходы на ведение боевых действий все равно больше.

    А кроме того, таким образом удавалось приручить эти племена, поставить их себе на службу. Война же представлялась в некотором смысле делом позорным – как провал всей политики. И уж тем более позорной виделась война между христианами.

    Теперь считаю необходимым наиболее широко осветить первый крестовый поход.18 мая 1096 года войско крестоносцев под командованием графа Эмихо Лейнингенского подошло к стенам Майнца и потребовало впустить их в город. Архиепископ Майнцский Рутхард три дня не впускал христово воинство в пределы города, но потом уступил. Храбрые воины ворвались в еврейские кварталы и устроили резню. За несколько дней погибла вся еврейская община Майнца – самая большая община в Европе, больше тысячи человек (притом, что редкий город Европы населяло более 5000). Была сожжена синагога, в которой проходили ежегодные съезды раввинов Европы. Масштабные погромы прошли в городах Руан, Реймс, Верден, Кельн, Шпейер, Вормс, Трир, Магдебург, Прага, Мец, Регенсбург и других. Крестовые походы начались с погромов и грабежей. Но это не было просто проявлением антисемитизма – грабежи и разбой для рыцарей были делом обыкновенным, а евреи просто попали под горячую руку, да и предлог был легко найден – «Их предки распяли Его, так отомстим же им». Тот же Эмихо Лейнингенский перед отправлением в Святую землю, чтобы запастись на дорогу деньгами, ограбил несколько церквей, а один из лидеров Первого крестового похода Готфрид Бульонский, герцог Нижней Лотарингии регулярно занимался разорением монастырей в своих владениях.

    Когда колонны крестоносцев двинулись, наконец, в поход, их путь был повсюду (еще в христианских землях) отмечен пожарами и разбоем. Норманнские рыцари Боэмунда Тарентского чинили насилия над жителями Эпира, Македонии и Фракии, через которые проходили, а один из городов полностью разрушили – в нем жили павликиане (одно из ответвлений христианской церкви). Столь же диким разбоем ознаменовался проход французских рыцарей графа Раймонда Тулузского через Далмацию – жители прятались в горах и, как писал один из участников похода, «вооруженным рыцарям нелегко было преследовать этих безоружных разбойников». Во Фракии французские крестоносцы взяли штурмом и разграбили города Руссу и Редесто. Но «подвиги» христова воинства в Европе блекнут перед их деяниями по ту сторону Босфора.

    Для цивилизаций Востока и Византии рыцари Европы были варварами – франками и норманнами – бесчинства, чинимые ими на Балканах и даже в окрестностях самого Константинополя, заставляли относиться к ним соответственно. При прохождении через византийские земли к ним была приставлена многочисленная печенежская конница, чтобы не допускать безобразий – варвары должны были конвоировать варваров. Дикие обычаи и повадки поражали византийцев – во время одного из официальных приемов у императора один из рыцарей даже уселся на трон.

    Арабо-мусульманская цивилизация в IX – XI веках достигла своего наивысшего расцвета. Именно в это время окончательно сложилась система мусульманского права, с развитием арабского литературного языка и письменности обогащается поэзия и литература, созданы выдающиеся произведения в области теологии, философии, истории, географии, филологии, математики, медицины, химии. Достаточно сказать, что закон Всемирного тяготения, известный как закон Ньютона, был известен арабам за 500 лет до рождения английского физика. В плеяду ученых и литераторов вливаются и обратившиеся в ислам представители других народов (персы, греки, тюрки и др.). На арабский язык переводятся многие произведения древнегреческих, римских, византийских, персидских и индийских мыслителей, подчас предававшиеся забвению на родине своих создателей и «открытые» позднее лишь благодаря арабским переводчикам. Неудивительно, что сочинения Аристотеля, Евклида, Птолемея, Гиппократа и Архимеда были известны в Европе преимущественно в латинских переводах с арабского. Значительного развития достигли у арабов естественнонаучные знания. Уже в IX веке (на 7 веков раньше, чем в Европе) на арабском Востоке строятся первые обсерватории, создается небесный глобус, так что позднее европейская астрономия пополнится 210 арабскими названиями звезд. Картография также достигла невиданных успехов по сравнению с Западной Европой, поэтому «просвещенные» европейские монархи заказывали карты у арабских картографов.

    С развитием космогонии и географии тесно связаны достижения в области алгебры (слово арабского происхождения) и геометрии. И сегодня большая часть населения Земли пользуется арабскими цифрами. Множество химических соединений были впервые получены и описаны именно арабами, а порох стал известен на Западе, опять же, лишь благодаря арабскому «посредничеству». В IX веке на мусульманском Востоке уже измеряли удельный вес драгоценных и полудрагоценных камней, арабская медицина господствовала в Европе вплоть до XVI века, арабские врачи применяли лекарства растительного, животного и минерального происхождения, делали сложнейшие хирургические операции.

    Мы хотели вначале сравнить уровень развития цивилизаций арабской и европейской; однако оказалось, что сравнивать не с чем – они находились не то чтобы на разных уровнях – они различаются скорее не количественно, а качественно.

    Для христиан, а точнее, для крестоносцев, крестовые походы были (во всяком случае провозглашались) священной войной против «неверных». Однако с противоположной стороны не было никакой религиозной нетерпимости. Согласно исламскому вероучению, христиане, наряду с иудеями, являются «людьми писания», то есть, представителями религиозных общин, которым божественное Писание было ниспослано раньше, чем мусульманам. По мнению мусульман, христиане и иудеи со временем исказили божественные тексты и заветы Аллаха, однако, в случае праведного поведения в земной жизни, любой из «людей писания» имеет шансы на спасение в день Страшного Суда. В мусульманских странах, как в Средние Века, так и в наши дни, представители господствующей религии веротерпимо относились к христианам и иудеям, последние могли открыто отправлять свои религиозные обряды, иметь церкви и синагоги, то есть, считались находящимися под особым покровительством мусульман. Известно, в частности, что как до начала Крестовых походов, так и после их завершения, мусульманские правители не чинили практически никаких препятствий христианским паломникам к Гробу Господню.

    Положение христиан и иудеев в странах ислама было значительно более благоприятным, чем положение иноверцев в странах Европы. С точки зрения христиан, мусульмане являлись неверными, не смывшими с себя первородного греха (а следовательно, уже обреченными на адские муки), врагами Господа, о примирении с ними не могло быть и речи. В глазах христиан мусульмане были «недочеловеки». Вполне естественно, что разжигание католического фанатизма в ходе подготовки к первому крестовому походу лишь обостряло религиозную нетерпимость «слуг Гроба Господня». Священная война в своем неистовстве привела к худшим эксцессам, начиная с еврейских погромов в Майнце и других европейских городах и кончая чудовищной резней во взятом крестоносцами Иерусалиме (вырезано практически все мусульманское население города – около 70 тысяч человек, в том числе женщины, дети, старики). Для сравнения следует сказать, что ни в одном взятом в период многочисленных войн христианском городе арабы-мусульмане никогда не устраивали ничего подобного иерусалимскому кошмару 1099 года. Например, после отвоевания Иерусалима Салах ад-Дином в 1187 году все «франки» были выпущены им из города за определенный выкуп, но резни вовсе не было.

    Неудивительно, что иудеи и даже восточные христиане предпочитали жить под властью мусульманских, а не европейских христианских правителей. Когда турки-сельджуки завоевали Малую Азию у Византии, это означало для многих христианских общин освобождение от религиозных притеснений со стороны православной церкви, считавшей их еретиками. Со стороны исламских же правителей, как мы уже говорили, не было религиозного притеснения в какой-либо форме. И не потому, что они были «добрыми» или «хорошими» – такое отношение к христианам вытекало из самой природы Ислама.

    Пополнения, которые прибывали к крестоносцам из Европы, органично вливались в рыцарское войско – католическая церковь заменяла смертную казнь за уголовные преступления паломничеством в Святую землю – воры, убийцы, беглые монахи составляли в значительной степени подкрепления, которые направлялись крестоносцам.

    21 октября 1097 года войска крестоносцев подошли к стенам одного из самых богатых городов Востока – Антиохии. Долгая осада не приносила успеха, когда же ночью 3 июня 1098 года благодаря предательству рыцари смогли ворваться в город, они устроили там настоящий разгром, стремясь вознаградить себя за долгие месяцы осады. Город был разграблен дочиста, многие жители были убиты, захвачены и уведены в плен. Крестоносцы не делали различия между мусульманами, христианами и иудеями – убивали всех, кто попадался им на пути. Все площади были завалены убитыми, «так что никто не мог находиться там из-за сильного зловония; никто не мог пройти по улицам иначе, как шагая по трупам» – сообщает современный хронист.

    Иерусалим был конечной целью похода крестоносцев; его защищала всего тысяча воинов, поэтому город пал сравнительно быстро: 7 июня 1099 года рыцари подошли к нему, а 15 июля взяли штурмом. Даже разгром Антиохии бледнеет перед судьбой Иерусалима. «Войдя в город, наши пилигримы гнали и убивали сарацин до самого храма Соломонова. Наши похватали в храме множество мужчин и женщин и убивали, сколько хотели» – писал норманнский хронист. Погибла и вся еврейская община города – иудеи собрались в большой синагоге и были сожжены там крестоносцами. В мечети халифа Омара («Соломонов храм») погибло не менее 10 тысяч мусульман. Убийства перемежались с молитвами, после которых рыцари вновь переходили к убийствам: «На улицах и площадях города можно было видеть кучи голов, рук и ног. Пешие и конные то и дело натыкались на валявшиеся повсюду трупы» – свидетельствовал французский хронист.

    Как же мусульмане видели крестовые походы? Как они готовились к приближению захватчиков? Когда Яги-Сиян, правитель Антиохии, узнал о приближении франков, он стал опасаться возможного мятежа христиан, живших в городе. И поэтому решил изгнать их.

    Об этом поведал арабский историк Ибн аль-Асир, более чем через сто лет после начала франкского вторжения, основываясь на свидетельствах, оставленных современниками событий:

    «В первый день Яги-Сиян приказал мусульманам выйти за стены и очистить рвы, окружающие город. На следующий день он послал на ту же работу только христиан. Они трудились до ночи и, когда собрались возвращаться, он остановил их, сказав: «Антиохия – ваш город, но вы должны оставить его в моих руках, пока я не разберусь с франками». Они спросили его: «Кто же защитит наших женщин и детей?». Эмир ответил: «Я позабочусь о них». И он действительно защитил семьи изгнанных, не позволив никому тронуть хотя бы волосок на их головах. «

    Выводы

    Среди основных причин начала крестовых походов в Европе являются идеологические. Хронисты средневековья выдвигают на первый план религиозные призывы папы, вероятно, громче всего прозвучавшие на Клермонской равнине 26 ноября 1095 г., однако эти подчеркиваемые благочестивыми священниками и монахами высокие мотивы речи Урбана II не могут полностью заглушить тех положений папского обращения, которые по сути дела отражали реальные, хотя и скрытые, стремления будущих участников Иерусалимской войны (а также намерения ее вдохновителей и организаторов) и которые были поняты хронистами.

    В Первом крестовом походе прежде всего выступает на первый план народное движение, оно шло впереди и, по всей вероятности, вызвало движение высших классов. Во главе воодушевленных проповедников, неотразимо действовавших на простой народ

    Цели похода находились под хрупкой религиозной оболочкой. Ее хрупкость проявляется в том, что из-под нее неоднократно проступают цепко владевшие крестоносцами, к какой бы социальной группе они ни принадлежали, материальные расчеты.

    Прежде всего в религиозных взглядах крестоносцев-крестьян мы наблюдаем совершенно инородные, в принципе чуждые католицизму элементы – черты языческих верований, сохранявшиеся в крестьянской массе под внешним покровом официальной церковной идеологии. Ярким выражением такого рода элементов, по сути ничего общего не имевших с церковной программой крестового похода, с идеей освобождения святого гроба, может служить почитание домашних птиц и животных.

    Крестовые походы, как военно-религиозная акция в конечном итоге закончилась провалом. Крестоносцам, прежде всего предстояло решить политическую задачу при помощи оружия. Более конкрето – это захват новых территорий, и фактическое господство европейцев на Востоке, с чем они,безусловно не справились. Но тем не менее,крестовые походы, представляют целый этап в развитии западноевропейского общества и потому ценен для изучения. Как писал известный историк Ф.И.Успенский: «Крестовые походы имеют не только общеисторический интерес, как выражение идей и настроения умов в известный период средневековой истории. По своим мотивам, а равно по ближайшим последствиям, в особенности же по разнообразным и глубоким влияниям на взаимные отношения Востока к Западу, крестовые походы не лишены специального значения для истории восточноевропейских народов».

    Необходимо отметить главенствующую идеологическую роль церкви в крестовых походах. Церковь и в частности папы в известном смысле их возглавляли и давали им идеологическое обоснование. Крестовые походы были объявлены благочестивым делом. Но за религиозными лозунгами скрывались чисто практические цели. Для папства, крестовые походы были лишь началом реализации плана господства церкви над всем христианским миром и о создании новых христианских владений на Востоке, не следует так же забывать, что крестовые походы способствовали и росту доходов церкви. Церковь производила сборы на крестовые походы. Эти сборы представляли добровольные пожертвования, но зачастую носили характер принудительных налогов.

    1. Андреев Н. Священные войны или крестовые походы. СПб., 1908.

    2. Демурже А. Рыцари Христа: Военно-монашеские ордены в средние века, XI-XVI вв. – СПб.: Евразия, 2008

    3. Добиаш-Рождественская О.А. Эпоха крестовых походов: Запад в крестоносном движении. Пг.: огни, 1918.

    4. Егоров Д.Н.Крестовые походы.Ч.1-2.М.1953

    5. Заборов М. А.. Крестоносцы на Востоке. М.: Главная редакция восточной литературы изд-ва «Наука». 1980

    6. Заборов М.А.История Крестовых походов в трудах западногерманских историков «Византийский временник», Т.18 (43). 1961.

    7. Заборов М. А. Византийская политика папства и начало крестовых походов // Средние века. Вып. XIV. 1959

    8. Куглер Б. История крестовых походов.Спб.1895.Т7

    9. Маалуф Амин «Крестовые походы глазами арабов»Перевод осуществлен Лащуком И.Л. по изданию: Amin Maalouf. Les croisades vues par les arabes. Paris, 1983.

    10. История крестовых походов (Оксфорд, под редакцией Джонатана Райли-Смита)/ Пер. с анг. Дорман Е. – М.: «КРОН-ПРЕСС», 1998 – С 13

    11. Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М., 1992.

    13. Успенский Ф.И. История Крестовых Походов.СПб.,1901

    14. Разовскип Д. А.. Половцы. IV. Военная история половцев. – Annales de l’Institut Kondakov, vol. XI,

    15. Хрестоматия по истории средних веков».Под ред. Н.П.Грацианского и С.Д.Сказкина.Т1.М.1949

    16. Ловушка «Святой» войны. Крестовые походы: без романтики.

    Статья написана по материалам сайтов: primuzee.ru, naukabooks.ru, ekrost.ru.

    »

    Помогла статья? Оцените её
    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
    Загрузка...
    Добавить комментарий

    Adblock detector