Игритт и джон сноу в пещере

Выражение «не находить себе места от ярости» лучше всего характеризует чувства, возникающие в процессе просмотра «Игры престолов». Наверное не было ни единого эпизода, от которого зрители не получили душевную травму. За неполных 6 сезонов они следили за тем, как благородные дамы и рыцари погибали ужасными смертями, а отъявленные подонки уходили от справедливого возмездия.

Так почему же фанаты продолжают с замиранием сердца ожидать выхода новых серий? Ответ предельно прост — все благодаря чертовски харизматичным персонажам и непредсказуемой сюжетной линии. Таких поворотов нет ни в одном сериале и фильме! Чего стоят злоключения малышки Арьи, чудесное воскрешение Джона Сноу и нестандартные политические решения Тириона. Многие даже полюбили Теона Грейджоя и Джейме Ланнистера, хотя их нельзя считать однозначно положительными героями.

Некоторые сцены нанесли нашим сердцам глубокие раны, заставив обливаться горючими слезами. Давайте вспомним 10 из них и вновь попадем в головокружительный эмоциональный водоворот. Приготовьте ваши платочки, мы начинаем наше шоу!

10. Смерть Игритт

Любви в стиле Ромео и Джульетты между Джоном Сноу и одичалой девушкой Игритт было суждено перерасти в трагедию. Кончина рыжеволосой бестии стала одной из самых романтических смертей. Она была врагом Ночного Дозора и подвигла преданного защитника стены нарушить данные им клятвы. Наблюдая за развитием отношений двух противоположностей, приходит понимание, что перед истинными чувствами бессильны человеческие стереотипы и правила.

Игритт не верит в предательство Джона и, когда тот пытается бежать, пускает в тело любимого несколько стрел. Опытная лучница сознательно промахивается, муж дозора остается жив. Потеряв много крови, парень добирается до Черного Замка, где залечивает раны и готовится противостоять одичалым. Во время штурма пара встречается вновь. Джон улыбается, Игритт натягивает тетиву, он делает нерешительный шаг на встречу и становится свидетелем смерти возлюбленной. Ее последними словами была фраза: «Ничего ты не знаешь, Джон Сноу!».

9. Жертвоприношение Ширен Баратеон

Пятый сезон, безусловно, провел зрителей через эпичную мясорубку. По количеству смертей и батальных сцен остальные 4 сезона нервно курят в сторонке, даже битва при Черноводной была мало примечательна с точки зрения жестокости. Премия в номинации «Отец года» заслуженно присуждается Станнису Баратеону.

С первого своего появления лорд Драконьего камня не вызывал симпатии. Жесткий, беспринципный, холодный солдафон производил отталкивающее впечатление. Однако его справедливость и мягкое отношение дочери Ширен показывали персонаж с положительной стороны. Изуродованная серой хворью девочка жила одиноко в окружении мрачных стен унылого замка, презираемая родной матерью. Даже любовь к родной кровинушке не остановила Станниса в его стремлении занять Железный трон. Когда Меллисандра предложила принести малышку Ширен в жертву Владыке Света, он колебался, но не долго. Ее вопли еще долго снились зрителям по ночам.

8. Тайвин показывает свою ненависть Тириону

Ланнистерам явно была необходима помощь квалифицированного семейного психолога: Джейме и Серсея вволю придавались запретным плотским утехам, Джоффри вырос в садиста, Тиррион страдал алкоголизмом, а Тайвин, глава семьи, открыто призирал своих детей.

Львиную долю ненависти лорд Утеса Кастерли изливал именно на младшего сына, в котором видел «уродливое существо», несшее бремя ответственности за смерть матери во время родов. В 1 серии 3 сезона, после битвы на Черноводной, Тайвин не супясь на выражения поливает Тириона грязью, указывая на его физические недостатки. Карлик храбро сразился с захватчиками, отстоял столицу, но вместо благодарности его, полумертвого, заперли в тесной комнатушке и лишили должности десницы короля. Отец не удосужился его навестить и был бы рад его смерти. Правомочные притязания Тириона на Утес Кастерли, так и остались неудовлетворенными.

7. Нед Старк убивает лютоволка Сансы

Этот момент стал четким предупреждением для зрителей, показывающим, что, если у Мартина поднялась рука на мимимишного лютоволка, то ни о какой надежде на счастливый финал для остальных персонажей и речи быть не может.

Напряжем память и вспомним, с чего возник весь сыр-бор. Арья училась сражаться в паре с сыном мясника Микой. Разгар тренировочного боя на палках застал Джоффри, противный племянник Тириона, плод инцеста Серсеи и Джейме. Он начал бахвалиться перед его нареченной Сансой и унижать простолюдина. Арья не сдерживает праведный гнев и вступается за друга, от верной гибели девочку спасает лютоволчица Нимерия. Джоффри жалуется матери и вместо сбежавшей Нимерии Нед Старк убивает Леди, питомицу Сансы. Предсмертный визг бедного животного ножом прорезает сердце фанатов сериала.

6. Речь Тириона в суде

С несчастным Тирионом постоянно обходились в высшей степени несправедливо. На мой взгляд, по моральным качествам он может дать фору большинству персонажей саги. Однако для окружающих и, прежде всего, высокопоставленного отца, все его достоинства перечеркивает физический недуг. Всю жизнь Тириона судили за то, что он карлик. Не могу представить, как тяжело ему приходилось постоянно выслушивать насмешки и упреки.

Финальным аккордом, заставившим героя потерять самообладание, стала клевета Шаи. Во время судебного разбирательства по делу о смерти короля Джоффри шлюха изобразила Тириона, как мерзкое развратное чудовище и ей поверили! Карлик просит любовницу остановиться, но она продолжает говорить нелепицу за нелепицей, наращивая ком лжи. Немудрено, что Тирион не сдержался и с пеной у рта высказал «благородным» слушателям все, что он о них думает.

5. Дейенерис закрывает драконов

Драконов тяжело назвать милыми домашними зверьками, но, то как Дени поступила со своими детьми просто немыслимо. Защитники животных негодуют! После того, как Дрогон сжег живьем дочку пастуха, Дейенерис решила ограничить свободу питомцев, приковав их массивными цепями и заперев в каменном подземелье.

Я ревела, словно белуга, и не могла оторвать взгляд от экрана. Девушка медленно вела драконов. На ее лице отражалась мука и сомнения. Мать сознательно предавала доверие детей. Они не ждали подвоха, даже когда тяжелые стальные ошейники защелкнулись на шеях. Дейенерис покинула драконов, обернувшись лишь раз на их жалобные крики. Рептилии остались одни в затхлом помещении, в абсолютной темноте.

4. Исповедь Джейме

Пожалуй, за все время существования сериала наибольшая метаморфоза в характере персонажа произошла именно с Джейме Ланнистером. В первом сезоне он кажется типичным представителем золотой молодежи – надменный, самовлюбленный, беспринципный. После плена у Кейтилин Старк и потери руки он начинает вести себя кардинально иным образом. Мужчина сбрасывает маску безразличия и обнажает светлую часть своей души. Он больше не желает быть презренным Цареубийцей и стремится, во что бы то ни стало, заслужить статус благородного рыцаря, верного клятвам.

Единственный человек, которому Джейме решил рассказать правду об обстоятельствах смерти Безумного короля, и тем самым частично снять груз вины, была Бриенна Тарт. Эйрис Таргариен обожал дикий огонь, ему нравилось сжигать людей живьем и смотреть, как плоть сползает с костей жертв. Он приказал заложить десятки тысяч бутылей с опасной субстанцией в катакомбах под Королевской гаванью. Когда войска Тайвина Ланнистера окружили столицу, правитель отдал приказ пироманту уничтожить всех жителей города. Если бы не «предательство» Джейме, Королевская гавань превратилась бы в пепелище, а миллионы невинных погибли в страшных мучениях.

3. Заговор против Джона Сноу

Джон Сноу – истинный сын своего отца. Если остальные дети Эддарда Старка практически не переняли образ мышления достопочтенного лорда, то бастард стал проекцией всех черт характера Неда. Верный клятвам (не считая случая с Игритт), честный, справедливый, неспособный совершить подлость и отступить от жестких моральных норм – все это характеристики Джона.

Вступив на пост лорда-командующего Ночного Дозора, парень начал проводить реформы, неугодные некоторым братьям. За человечное отношение к одичалым и беспрецедентные решения Джон поплатился жизнью. Соратники выманили его во двор Черного Замка и вонзили в тело командира острые, как бритва клинки. Даже малыш Олли не остался безучастным, добив друга и наставника точным ударом в сердце. Даю голову на отсечение, что просматривая финал 5-го сезона, фанаты во весь голос кричали: « И ты, Брут!».

2. Красная свадьба

На одном из интервью Джорджа Мартина спросили: «Чем бы вы занимались, если бы не писали романы?». Автор не растерялся и ответил: «Организовывал свадьбы». Ох, не хотелось бы мне оказаться на подобном торжестве! Церемония бракосочетания дочери Уолдера Фрея и дяди Короля Севера вызвала коллективный крик ужаса по всему миру. Пятиминутная сцена прибавила седых волос фанатам фэнтези.

Все начиналось хорошо, лорд Преправы, хоть и в отвратительной и невежливой манере, но заключил мировое соглашение с Роббом Старком и простил юношу за отречение от взятых ранее обязательств. Гости пили, веселились, молодоженов проводили в постель. Захлопнулись двери банкетного зала, менестрели заиграли песню Ланнистеров и ад вырвался на свободу. На Старков посыпался дождь стрел из арбалетов, беременную супругу Робба пырнули ножом в живот, приглашенных резали, словно скот.

1. Затвори вход!

Джорджу Мартину явно нравится играть с воображением читателей и зрителей. Ходор, беззаветно преданный Дому Старков, быстро стал любимчиком публики, несмотря на однообразные и незамысловатые реплики. Сколько фанатских теорий было связано с тайной безобидного дурачка, но все они ни на йоту не приблизились к правде.

Вплоть до 6 сезона события не предвещали роковой развязки для умственно отсталого великана. Ходор спокойно плыл по течению, помогал переносить Брана с места на место и бормотал свое любимое непонятное словечко. Побег от Белых Ходоков и полчищ живых мертвецов поставил жирную точку в истории добряка. Мы узнали, что раньше героя звали Уилис, а вмешательство Брана в прошлое привело к инвалидности и укоренению в его мозгу единственного слова «Ходор» — производного от «Hold the door». Великана растерзали на куски руки мертвецов, а сердца фанатов треснули, словно хрусталь, упавший на асфальт с 10-го этажа.

Не буду спорить, душераздирающих сцен в «Игре престолов» хоть отбавляй. Если вспоминать все, то придется пересказать сагу ПЛиО практически дословно. А какие моменты вызвали у вас приступы истерики? Напишите, пожалуйста, в комментариях.

One more step

Please complete the security check to access www.moscatalogue.net

Why do I have to complete a CAPTCHA?

Completing the CAPTCHA proves you are a human and gives you temporary access to the web property.

What can I do to prevent this in the future?

If you are on a personal connection, like at home, you can run an anti-virus scan on your device to make sure it is not infected with malware.

If you are at an office or shared network, you can ask the network administrator to run a scan across the network looking for misconfigured or infected devices.

Another way to prevent getting this page in the future is to use Privacy Pass. Check out the browser extension in the Chrome Store.

Cloudflare Ray ID: 4dd8950b5b86869b • Your IP : 37.252.1.220 • Performance & security by Cloudflare

Игритт

Ygritte
© Иллюстрация Романа Папсуева (Amok). Поцелованная огнем Даты жизни: 280—299 от З.Э. § Экранизация Роуз Лесли (Rose Leslie)

И́гритт — девушка-одичалая, копьеносица в отряде Гремучей Рубашки, любовница Джона Сноу — и, по понятиям одичалых, жена.

Содержание

Внешность и характер

Игритт на 299 год после З.Э. девятнадцать лет [1] . Она невысокого роста — на полфута ниже Джона, с кривыми ногами, круглолицая и курносая, худенькая, как Арья, хотя в остальном никакого сходства между ними нет [2] . У Игритт кривые зубы и ярко-рыжие нечесаные волосы, сбившиеся в колтун — в основном именно из-за редкого цвета волос другие одичалые считают Игритт красавицей. За Стеной о рыжих, как Игритт, говорят, что их поцеловал огонь, и верят, что им сопутствует счастье [1] . Игритт хорошо владела луком; ее стрелы можно было отличить по оперению из серых гусиных перьев [3] .

Прошлое

Игритт и Рик Длинное Копье — односельчане, то есть, с точки зрения одичалых, близкие родственники; Рик часто сопровождает Игритт и защищает ее, но спит с другими женщинами. Игритт в возрасте четырнадцати лет лишил девственности рыжий, как и она, парень из другого племени, приехавший ради меновой торговли; он попытался украсть Игритт себе в жены, но Рик сломал ему руку и прогнал [4] .

События

Битва королей

Игритт вместе с Ореллом входила в число караульщиков, выставленных Мансом на Воющем перевале; в момент нападения разведчиков Ночного Дозора она спала. Дозорные убили спутников Игритт, но саму Игритт Джон Сноу пощадил. Игритт отнеслась к своему пленителю не слишком враждебно и, услышав от Джона Сноу фамилию Старк, рассказала ему легенду о Баэле-Барде. Вернувшийся наутро Куорен Полурукий объяснил Джону, что у них нет возможности ни кормить, ни сторожить пленницу, и велел ее убить. Игритт предлагала Джону перебежать к одичалым; Джон Сноу не сделал этого, но Игритт отпустил [2] . Позже он признался Куорену, что не выполнил приказа; Куорен великодушно заметил, что пешая и безоружная Игритт не сможет причинить дозорным вреда, а сам Куорен хотел лишь проверить Джона [5] .

Джон Сноу и Игритт снова встретились, когда отряд Гремучей Рубашки, включая и вооруженную луком Игритт, настиг Куорена и Джона у ущелья в Клыках Мороза. Джон, повинуясь последнему приказу Куорена, убил командира и сдался; Игритт уговорила других одичалых сохранить Джону жизнь [6] .

Буря мечей

Игритт достался плащ Куорена Полурукого, а потом и шлем, который не подошел Рику Длинное Копье. Она и Рик формально стерегли Джона Сноу во время спуска к Молочной, а потом и привели его к Мансу Налетчику. Игритт присутствовала при разговоре Джона с Мансом и Тормундом Великаньей Смертью [7] .

После того, как Джон перешел в отряд Тормунда, Игритт и Рик Длинное Копье также покинули Гремучую Рубашку и присоединились к Тормунду. Игритт не скрывала своего интереса к Джону; окружающие, включая Тормунда, считали ее женщиной Джона — он ведь взял ее в плен на Воющем Перевале, то есть, согласно обычаям одичалых, похитил. Вместе со всем отрядом Тормунда Игритт пела песню «Последний из великанов», заставившую ее заплакать. Когда на Кулаке Первых Людей обнаруживший следы битвы Манс вызвал Джона к себе, Игритт навязалась в спутники и в разговоре защитила Джона, убедив Манса, что любит Джона и спит с ним. Манс не стал их разлучать и отправил обоих вместе с Стиром и Ярлом в вылазку на южную сторону Стены [1] . Во время пути на Стену Джон и Игритт неоднократно спали друг с другом. [4] . Игритт преодолела Стену вместе с остальным отрядом, пребывая в дурном настроении — она знала, что Мансу не удалось найти Рог Зимы, и уже не верила в успех войны. Ей казалось, что Стена хочет ее сбросить [8] .

Когда одичалые поймали в заброшенной деревне к югу от стены старика с лошадью и Джон не стал его убивать, не подчинившись приказу Стира, Игритт сама перерезала пленнику горло. Нападение лютоволка Лето на одичалых позволило Джону бежать на лошади старика. Возможно, именно Игритт выстрелила из лука в лошадь, пытаясь остановить Джона, но попала Джону в ногу [3] . В Черном Замке Игритт мерещилась Джону Сноу в кошмарных снах [9] .

Игритт участвовала в штурме Черного Замка и была смертельно ранена в грудь стрелой одного из дозорных, с белым оперением — у самого Джона стрелы были с серым оперением, как и у самой Игритт. Она успела немного поговорить с Джоном Сноу, прежде чем умереть [10] .

Цитаты

Ничего ты не знаешь, Джон Сноу. Буря мечей, Джон III

Просто у бардов правда не такая, как у нас с тобой. Битва королей, Джон VI

— А когда и я стану вольным, буду я волен уйти?

— Ясное дело. А мы будем вольны тебя убить. Воля — штука опасная, но со временем ты привыкаешь к ее вкусу. Буря мечей, Джон I

Я вольная женщина и еду, куда хочу. Буря мечей, Джон II

Боги создали землю для всех людей, но потом пришли короли с коронами и стальными мечами и потребовали ее себе. Мои деревья, говорили они, — не ешьте с них яблок. Мой ручей — не ловите в нем рыбу. Моя земля, мой замок, моя дочь, уберите руки, не то я отрублю их, но если вы поклонитесь мне, я, может, и дам вам понюхать. Вы обзываете нас ворами, но вор хотя бы должен быть храбрым, умным и ловким, а поклонщик только и умеет, что кланяться. Буря мечей, Джон V

Ты мой, а я твоя. Умирать так умирать, Джон Сноу, — все когда-нибудь умирают. Но сначала мы поживем. Буря мечей, Джон V

Игритт и джон сноу в пещере

Категории

— Я тут, — отозвался ее голос, сопровождаемый слабым эхом.

Джон прополз на четвереньках около дюжины шагов и очутился в другой пещере. Некоторое время его глаза привыкали к темноте — кроме факела Игритт, другого света здесь не было. Она стояла у маленького водопада, стекающего из трещины в скале в большой темный пруд. Блики огня, оранжевые с желтым, плясали на бледно-зеленой воде.

— Что ты здесь делаешь? — спросил Джон.

— Я услышала, как вода журчит, и пошла посмотреть, насколько глубока эта пещера. Там есть проход, — она указала в ту сторону факелом, — который ведет еще ниже. Я прошла по нему шагов сто и вернулась.

— Значит, там тупик?

— Ничего ты не знаешь, Джон Сноу. Этому коридору конца нет. В этих холмах сотни пещер, и все они под землей связаны. Есть даже ход под вашу Стену — Ход Горна. Горн был Королем за Стеной. Он правил вместе со своим братом Генделом три тысячи лет назад. Они провели вольный народ через пещеры, а Дозору и невдомек было. Но когда они вышли наружу, волки из Винтерфелла набросились на них.

— Да, была такая битва, — вспомнил Джон. — Горн убил Короля Севера, но королевский сын подхватил отцовское знамя, надел его корону и, в свою очередь, убил Горна.

— А звон их мечей пробудил ворон и заглох на Стене, и те, вылетев черной тучей, обрушились на вольный народ сзади.

— Да. Гендел оказался между королем на юге, Амберами на востоке и Дозором на севере. Он тоже погиб.

— Ничего ты не знаешь, Джон Сноу. Гендел не погиб. Он пробился через полчища ворон и повел свой народ обратно на север, а волки с воем бежали за ними по пятам. Но Гендел знал пещеры не так хорошо, как Горн, и заблудился. — Игритт повела факелом, и вокруг нее заплясали тени. — Они спускались все глубже и глубже, а когда попробовали повернуть назад, все знакомые с виду ходы упирались в камень. Их факелы стали гаснуть один за другим, и они оказались в кромешной тьме. Больше их никто не видел, но в тихие ночи до сих пор слышно, как плачут под холмами их прапраправнуки, ища путь наверх. Слышишь?

Джон слышал только плеск воды и слабое потрескивание пламени.

— А ход, ведущий под Стену? Кто-нибудь знает, где он?

— Его пробовали искать, но те, кто спускался слишком глубоко, встречали детей Гендела, а дети Гендела всегда голодны. — Игритт, улыбаясь, вставила факел в расселину на стене пещеры и подошла к Джону. — Там, во тьме, нечего есть, кроме мяса, — зловеще прошептала она и куснула его за шею.

Джон уткнулся в ее волосы, и его ноздри наполнились ее запахом.

— Ты точь-в-точь как старая Нэн, когда она рассказывала Брану страшные сказки.

Игритт стукнула его кулаком в плечо.

— Так я, по-твоему, старуха?

— Ну, ты ведь старше меня.

— Старше и умнее. Ты ничего не знаешь, Джон Сноу, совсем ничего. — Она отодвинулась от него и скинула свой кроличий полушубок.

— Показываю тебе, какая я старая. — Она расшнуровала и сняла верхнюю замшевую рубашку и стащила через голову все три нижние, шерстяные. — Хочу, чтобы ты поглядел на меня.

— Можно. — Переступая с ноги на ногу и покачивая грудями, она сняла один сапог, потом другой. Джон видел широкие розовые круги ее сосков. — Ты тоже, — приказала Игритт, рывком спустив свои овчинные штаны. — Хочешь смотреть — покажи себя. Ничего-то ты не знаешь, Джон Сноу.

— Я знаю, что хочу тебя, — вымолвил он внезапно, забыв и клятвы свои, и честь. Она стояла перед ним в чем мать родила, и его мужской корень стал твердым, как скалы вокруг. Он брал Игритт уже с полсотни раз, но всегда под шкурами, в окружении других людей, и ни разу не видел, как она красива. Ноги у нее худые, но мускулистые, а рыжие волосы между ног еще ярче, чем на голове. Может, это удваивает ее счастье? Джон привлек ее к себе. — Я люблю твой запах. Люблю твои волосы. Люблю твой рот и люблю, как ты целуешься. Люблю твою улыбку. Люблю твои грудки. — И он поцеловал их, одну за другой. — Люблю твои ножки-палочки и то, что между ними. — Он стал на колени и поцеловал ее там, сначала легко, но Игритт слегка расставила ноги, и он увидел розовое внутри и поцеловал покрепче. Игритт тихонько ахнула.

— Если ты так любишь меня, почему ты до сих пор одет? Ты ничего не знаешь, Джон Сноу, ниче… о-ох!

Потом, когда они лежали рядом на своей одежде, она спросила почти робко, насколько Игритт была свойственна робость:

Статья написана по материалам сайтов: www.moscatalogue.net, 7kingdoms.ru, www.xn—-7sbb3aiknde1bb0dyd.com.ua.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector